16+
Аналитика
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
6 Сентября 2019
494 просмотра

Начинается системная реформа образования

Дмитрий Скворцов
главный редактор издания «Аргументы недели - Волга»
Начинается системная реформа образования

Есть общее мнение, что образование в России деградировало по сравнению с советским временем.

Примеры приводят на уровне как мониторинга по международным форматам уровня знаний, так и по результатам наших школьников и студентов в различных международных олимпиадах. Мы по всем этим параметрам крепкие середнячки, выше среднего уровня, но далеко от лидеров.

И это притом что советская система образования считалась одной из лучших – при всех недостатках, которые можно вспомнить, она была великолепна. Наши программисты и математики до сих пор пользуются спросом и на Западе, и на Востоке. В Южной Корее, например, очень много специалистов из России и стран СНГ. Я знаю, что ценятся они и в Китае, и весьма довольны предлагаемыми там окладами – а ведь за советское время китайская математическая школа очень сильно выросла и есть успешные китайские ученые, работающие на Западе, получая престижные премии.

По некоторым дисциплинам мы находимся на хорошем уровне, но по массе других выглядим неважно. И понимание, что тенденция не очень оптимистичная, есть как у широких масс, так и у специалистов.

Один из факторов, которые при этом не очень учитывают, но которые, например, меня сильно волнуют, это то, что очень мало людей у нас работает по специальности. Люди заканчивают вуз, чтобы получить высшее образование – и идут работать в другой сфере.

Такая ситуация была понятна на стыке эпох, когда высшая школа продолжала работать по стандартам советского времени, в то время как мир изменился. Но с тех пор прошло уже много времени. Высшая школа должна была измениться. И она менялась, но результат этих изменений пока удовлетворяет не всех и не в полной мере.

Определенные заслуги при этом есть. Образование превратилось из полностью дотируемой государством отрасли в отрасль, которая может и зарабатывать для себя какие-то деньги. Можно в качестве примера привести наш медицинский университет, где учится большое количество иностранных студентов – и, естественно, не бесплатно. Соотношение «цена-качество» здесь вполне конкурентоспособное в мировых масштабах, хотя на международном рынке образования мы еще новички.

В советское время наши вузы работали только на удовлетворение внутренних потребностей, оказывая братскую помощь народам, выбравшим социалистический путь развития или входящим в Движение неприсоединения. Сбрасывать со счетов тот опыт не стоит – он помогает налаживать отношения между государствами. Проще найти взаимопонимание, если в стране работают специалисты, знающие русский язык и российские реалии. Они получили здесь образование, вернулись на родину, добились высоких постов и могут оценить взаимные выгоды сотрудничества.

Частные успехи пока не дают пока ощущения, что у нас есть видение того, каким должно стать образование и ясной программы его реформирования пока нет.

Одной из важных составляющих проблемы является то, что технологическое развитие происходит стремительно, мир меняется очень быстро. Это в 50-е годы можно было получить образование и потом это образование тебя кормило до пенсии. Сейчас такой вариант из правила превращается в исключение.

Или ты остаешься в одной и той же сфере и нужно постоянно повышать квалификацию, или ты осуществляешь профессиональный транзит, уходя в другую сферу – иногда в смежную, иногда в совершенно новую для себя – и в этом случае тоже есть потребность в каком-то образовании.

Сейчас все больше говорится о том, что образование должно стать непрерывным и максимально приближенным к реальным потребностям экономики. Причем, экономики в более широком смысле, чем это понималось лет десять назад, когда во всех вузах плодились финансовые, управленческие, пиаровские специальности, поскольку родители были готовы платить за образование, которое, как предполагалось, должно обеспечить сытую и хорошую жизнь. Избыток таких выпускников очевиден, в то же время во многих секторах экономики периодически возникает дефицит специалистов разных направлений. То есть, вузы не успевают адекватно и своевременно реагировать на запросы экономики.

Ликвидация этого разрыва и обеспечение возможности повышения квалификации до должного уровня – это те задачи, которые могут быть решены при создании научно-образовательных центров, в том числе в Нижегородской области, которая вошла в число пяти регионов, которые будут заниматься этим в пилотном режиме.

Насколько будет успешной эта попытка решить назревшую проблему, говорить пока рано. Но определенный потенциал для успешного решения такой задачи есть, и это здорово, что об этом думают и пытаются двигаться в таком направлении.

То есть, создание НОЦ призвано решать не только способствовать разработке новых технологий, их внедрению и производству современной продукции, но и развитию образования.

Производство за последние десятилетия постепенно совершенствовалось, внедрялись передовые технологии. Где не внедрялись, там результаты были плачевны, но то, что живет, имеет достаточно современный характер.

А образование было во многом брошено на самотек, на инициативу преподавателей. Крупного госзаказа, подкрепленного финансовым и административным ресурсом, не было.

Первые шаги на этом направлении мы увидели, когда началось создание национальных исследовательских университетов, которым выделялись большие гранты, что заметно сказалось на тех же университетах имени Лобачевского и Алексеева. Но грантовое финансирование это поддержка начинаний самих вузов. Целостной системы не было.

Следующим шагом стало создание ресурсных центров, когда ведущие предприятия, которым нужны специалисты, вкладываются в то, чтобы на какой-то базе совместно с вузами проводить подготовку кадров.

И эти шаги позволили наработать тот опыт, который позволил поставить вопрос о системной реформе, выразившейся в создании научно-образовательных центров. 

По теме
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
12.02.2020
Работы по рекультивации шламонакопителя «Белое море» полностью завершены, но проблем остается еще немало.
11.02.2020
Нижегородская ситуация с РЖД – пример несовпадения интересов федеральной структуры и интересов региона.
11.02.2020
Лучше или хуже станет Стрелка после появления ледовой арены, можно будет сказать лет через тридцать-сорок.
Подборка