16+
Аналитика
26.02.2020
С реалистичностью разработанных администрацией Нижнего Новгорода программ не все ладно.
21.02.2020
Реставрация здания гостиницы «Россия» возможна, вопрос лишь в желании и капиталовложениях.
26.02.2020
Разница в стоимости проезда при наличном и безналичном расчете имеет положительные стороны, но это нарушение закона.
25.02.2020
Департамент образования не смог внятно рассказать о результатах исследования стоимостью 7,5 миллиона рублей.
25.02.2020
Обоснованность передачи Сормовского парка в концессию на 49 лет вызывает сомнения.
21.02.2020
Нужен целостный кадровый подход к обеспечению муниципальных органов власти сильными профессионалами.
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
23 Марта 2005
201 просмотр

Народ-шпана и Вторая Чеченская

Орхан Джемаль, редактор отдела политики газеты “Версия”:

Увы, традиция военного романа в России зачахла. Парадокс, в СССР, в 50-е, 60-е, 70-е, где никаких серьезных войн и не было, о войне писали и те, кто когда-то воевал, и те, кто вообще пороху не нюхал, а пользовался лишь архивами да собственным воображением.

Постсоветская Россия воевала в Карабахе, Приднестровье, на Балканах, в Абхазии, наконец, в Чечне и не писала, стоящей честной книжки про все это не было.

Тем интересней, когда такая книжка появилась.

Повесть Захара Прилепина «Патология» про «Вторую чеченскую» написана исключительно с позиции «взгляд отсюда», но написана честно, не про то, что хочется видеть в этой войне всевозможным Леонтьевым или Политковской, а так, как бывает, или почти так.

Особенно хорошо читать «Патологию», если из памяти не истерлись еще некрасовские «В окопах Сталинграда». Невольно сравниваешь самоощущения войны тогда и сейчас. Там, в далеком 42-м, у Волги окопался советский народ, соответственно и интересы у этого народа, на который поголовно напялили солдатские шинели, были сугубо народные, мужицкие. Война Виктора Некрасова состоит из грязи, пота, вшей, трусящих командиров и коллективного авторитета «большого советского человека», который стоял тогда за спиной каждого солдата.

Стандартизированный гуманизм средины XX века перечислял военные мерзости методично и поэтапно, словно заполняя учетную ведомость. Это просто художественное описание всего, где военная практика не сходится с боевым и общевойсковым уставом, где есть и что обязан делать взводный, и как часто солдат должен менять портянки, и чем его должно кормить.

В «Патологии» нет никакого воюющего народа. Есть урла, сброд, набранный по всей среднерусской провинции и названный спецназом. Все эти люди добровольно попали сюда лишь оттого, что у них было слишком много тестостерона, чтобы остаться обывателями, но его не хватало, чтоб пойти в бандиты. Не имея воли противостоять всему, опираясь лишь на собственную «отмороженность», они выступили только против чеченцев, прикрывшись авторитетом, нет, не «собирательного российского человека», просто государства.

Главный герой (так и подмывает назвать его лирический), вообще стихийный интеллигент и пиздострадатель, его на войну загнала «его девчонка» (он так и не смог смириться с тем, что он у нее не первый). Запах смерти заставляет его мысленно тыкаться членом в промежность любимой.

Под пули в виде самолечения по методу доктора Фрейда — формула Печорина наших дней.

Сброд-спецназ опытен, тренирован, но в месте с тем это не каста дегуманизированных воинов, в духе Эрнста Юнгера, которые дерутся потому, что «война — наша мать, война — наша судьба». Они трусят и отчаянно рефлексируют. Их воинственность — воинственность крысы, загнанной веником под кровать.

Их командиры — профи не только в оперативно-тактическом смысле, «комбат-батяня» — у них тоже профессиональное, не потому, что так проще управлять людьми, просто на этом можно сделать деньги. При всей симпатии к фронтовому офицерству Прилепин честно прописал это в конце повести.

И все же чеченские фронтовики — это не монстры, это те самые парни, с какими так хорошо когда-то дружилось во дворе, они шутят также, у них те же мысли, они опасные, но не страшные, потому что «родные», а то, что так хорошо знакомо, не может быть пугающим.

Некрасовский народ-мужик, одетый в шинели, превратился в народ-шпану в разгрузке и бронежилете.

Читается “Патология” легко, за ночь от первой до последней страницы без остановок, язык сочный, настоящий, разве что лирические отступления про детские воспоминания и «изменщицу Дашу» опускаешь, когда это приобретает совсем уж интеллигентско-клинический характер, впрочем, все эти предсонные мечтания и размышления главного (лирического) героя тоже вполне достоверны.

Но первую часть книги все ждешь и ждешь, когда, наконец, таких знакомых и почти симпатичных ребят покрошат чеченцы, ну хотя бы одного — двух. А они все живы и живы, первые полсотни страниц они существуют тем же составом, что и на первой, когда, наконец, первых из них убивают, выдыхаешь с облегчением. Потому, что хоть «наши» и «родные», и «симпатяги», а чеченцы лишь черные, бородатые тени, но смерть «наших» — акт справедливости.

А выдохнув, продолжаешь читать дальше так же жадно, потому что мало чехи убили, впрочем, к концу эта особая справедливость войны торжествует, сброд-спецназ погибает почти в полном составе.

Теперь остается ждать настоящую книгу «с той стороны», потому как «русскую правду из окопов» про Великую Отечественную мы, в общем-то, неплохо знали, но где-то ведь была и «немецкая правда», совсем нам не известная. Должен же появиться чеченец, который отложит на время автомат и возьмет в руки перо, которое окажется не хуже прилепинского.

По теме
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
Подборка