16+
Аналитика
23.08.2019
Реестр нижегородцев с низкими доходами поможет предотвратить снижение их уровня жизни.
21.08.2019
Охрана ОКН – одна из немногих сфер, которые правильнее поручать местным кадрам.
23.08.2019
Крупные производства живут продолжительными инвестиционными циклами.
23.08.2019
Региональный реестр граждан с доходами ниже прожиточного минимума повысит адресность помощи.
22.08.2019
Жаль, что отложена идея строительства платной трассы Москва – Казань.
22.08.2019
В Нижегородской области слишком мало ДУКов при огромном количестве многоквартирных домов.
21.08.2019
Не стоит выталкивать автомобилистов на будущие частные трассы.
21.08.2019
Новому главе управления придется работать с мощной программой редевелопмента в центре Нижнего Новгорода.
20.08.2019
Нижегородец за день видит с десяток названий сетевых магазинов по продаже алкоголя.
20.08.2019
Менее тринадцати процентов среднего класса в Нижегородской области – это ни о чем.
20.08.2019
Изменения в правительстве Нижегородской области это вполне естественный процесс.
19.08.2019
В регионе с таким валовым продуктом доля среднего класса не может быть большой.
15 Марта 2019
2007 просмотров

Назад, в пещеры

Александр Суханов
координатор Нижегородского эксперт-клуба
Назад, в пещеры

Чтобы говорить о низконапорной плотине, под петицией против строительства которой сейчас собирают подписи, надо вспомнить, что первоначально ставился вопрос о том, чтобы не допустить завершения строительства Чебоксарской ГЭС, предполагающего поднятие уровня воды в районе Нижнего Новгорода до 68-ой отметки.

За подъем уровня выступала Чувашская республика, против возражала Нижегородская область и прилегающие к ней регионы, поскольку были бы залиты огромные территории на протяжении всего участка от Нижегородской ГЭС до Чебоксар. Требовалось строительство дорогостоящих берегоукрепляющих сооружений. На все это ни денег, ни средств, ни желания не было, с учетом настроений населения этих территорий.

В результате решение об отказе от этих планов было принято при губернаторе Валерии Шанцеве. Но проблема, из-за которой хотели поднять уровень до 68-ой отметки сохранилась.

Состоит она в том, что на Волге оказалось прерванным  сквозное пароходное движение от Нижнего до Городца: туристические пароходы, танкеры, сухогрузы пройти не могут из-за обмеления русла. В результате остановился и грузопоток, и туристический поток. Прекратилось поступление средств от туристов, которых привозили по Волге в период навигации. Многие туристические маршруты пришлось менять, разорвалось так называемое кольцо «Нижний-Москва-Нижний», когда туристов возили по Оке и Волге.

Откуда привезти туристов в Нижний Новгород по реке? Из Астрахани? Из Москвы спуститься по Волге невозможно. Да что уж говорить, если даже речного вокзала нет в городе, стоящем на слиянии двух великих русских рек? Билеты на редкие прогулочные пароходики продают в бункерах набережной.

Проблемы эти нуждаются в разрешении, если мы хотим, чтобы Нижний Новгород был туристическим городом. Если хотим, чтобы 800-летие он встретил как город российского масштаба. Но что это за масштаб, если Нижний стоит на ручейке, по которому не может пройти туристический пароход? Мы говорим о туристическом кластере, можем привести туристов только в Городец, в Саров.

Отсюда возникло другое предложение. Построить ниже Балахны низконапорную плотину. Проект предполагал, что плотина может стать еще одним мостом через Волгу, обеспечивающим северный обход Нижнего, по которому мог бы ездить транспорт, который сегодня проходит чуть не по центру города. Северный обход нужен. Городецкая плотина далеко, а ближе ничего нет. Оказалось, что низконапорная плотина не может быть одновременно автомобильным мостом. Но это вопрос отдельный.

Вернемся к низконапорной плотине. Она не станет мостовым переходом, но может стать вариантом решения проблемы, из-за которой весь сыр-бор – потери Волгой судоходности. Сегодня пройти из Нижнего вверх по Волге невозможно, это главная проблема.

Я давно живу на свете, и еще помню те времена, когда по Волге ходило большое количество и грузовых, и пассажирских судов (и не только на подводных крыльях), потому что по реке на многих направлениях добираться было удобнее, чем в душном поезде.

А сегодня в городе, стоящем на слиянии двух великих русских рек нет речного вокзала. То, что мы раньше называли этим именем, теперь стало офисом пароходства, там нет пассажиров, нет залов ожидания, нет касс – они все вынесены в киоски на набережную, как будто это какой-то поселочек на берегу речки, куда мало кто заезжает, и то один-два раза в год. Это ли не позор для города-миллионника, собирающегося отмечать 800-летие?

Поэтому мы обязаны возобновлять судоходство по Волге, иначе потомки нас не поймут.

Однако предложенное решение – низконапорная дамба – ставит вопрос возможного затопления целого ряда территорий – пусть это и низконапорная дамба, определенный разлив произойдет. И это коснется, в первую очередь, Балахнинского района, несколько затронет Городецкий, но зато позволит решить более общую задачу.

Естественно, если это затрагивает интересы определенной части жителей, возникает движение против, как всегда у нас бывает. Пока вопрос обсуждался и был вилами по воде писан, никого это не волновало, как только принято решение о выделении бюджетных денег, подписанное премьером, зазвучали голоса несогласных.

Что меня смущает? Я не знаю, кто автор петиции, которую предлагают подписать – специалист-энергетик, специалист-эколог, специалист по рекам, специалист по гидроузлам, – кто написал эту петицию?

Общественник, который эмоционально выражает свое мнение и выдает его за единственно верное и окончательное, или это текст специалиста? Тогда назовите этого специалиста. Но он не назван – некая абстрактная группа противников, абстрактная группа защитников.

Такие группы всегда возникают, как только принимается какое-либо решение. Будь это строительство храма в парке «Дубки», будь это реконструкция проспекта Молодежный, будь это переименование аэропорта Стригино – не имеет никакого значения. Значение имеет только то, что это движение против предлагаемого властью решения. И это меня смущает. Слишком все похоже, однообразно и митингово.

Посмотрите, на фотографии с одиночных пикетов – там одни и те же люди стоят. Им не важно, по какому поводу стоять митинговать. Они стояли, стоят и будут стоять – главное, чтобы против власти. Это смущает, и заставляет искать, что же говорят по этому поводу специалисты.

Но смущает меня и предложение правительства – кто его автор, чем оно мотивировано и как предполагается снизить риски, вызванные этим предложением? Ответов на эти вопросы тоже нет.

Мне говорят: «подпишите петицию». Но я не могу быть ни за, ни против – я не понимаю. Как научный работник я привык действовать логически, исходя из фактов. Ни та, ни другая сторона их не дает. Я знаю только цель – вернуть Волге судоходность, знаю предложенный вариант – низконапорная плотина, знаю стоимость этого решения. И я знаю, что есть группа, которая против. Почему – никто не написал.

Общественные слушания с жителями по таким сложнейшим вопросам – они беспочвенны, это игра в показную демократию. Здесь нет демократии, есть политиканство – за или против власти, есть возможность засветиться лидерам очередного движения за или против. И ничего больше. Здесь нет интересов жителей, потому что нет жителей, которые понимают, о чем идет речь, и которые могут оценить, хорошо будет или плохо.

Отмечу еще один момент. В петиции пишут, что есть более эффективный вариант решения – третий шлюз в районе Городца. Кто предложил этот вариант? Если есть такой вариант, почему он не рассматривается специалистами? Что это значит, третий шлюз, где он должен встать и кого он подтопит?

Я опять не понимаю, как третий шлюз в Городце может поднять уровень Волги ниже Городца. Но мне опять говорят: надо делать так и только так. Какой специалист это предлагает? Или это лоббисты чебоксарских энергетиков, которым хочется угробить идею низконапорной плотины и поднять уровень Чебоксарской ГЭС до изначально запланированной отметки?

Чьи интересы и кто лоббирует? Все скромно избегают таких вопросов.

Кто-то говорит, что плотина – в интересах будущих строителей, которые разворуют выделенные деньги. Но на плотине не больно разворуешь – ее надо ставить. Видимо, волнует не это, а то, что кому-то невыгодна такая плотина. Давайте думать, кому выгодно поддерживать, финансировать все эти пикеты, сборища и так далее.

Или это выгодно только тем, кто всегда пытается дискредитировать власть, независимо от повода? Как только власть принимает конкретное решение, начинается протестное движение.

Вот в чем проблема – неготовность идти на диалог с властью, неготовность принять участие в позитивном решении вопроса. Негатив, отрицание – это не способ решения вопроса. Назад, в пещеры – тогда природа была первозданной.

По теме
19.08.2019
24 уголовных дела против нижегородских ДУКов это не показатель.
19.08.2019
Желание Власова покинуть правительство Нижегородской области могло быть продиктовано сверху.
16.08.2019
Доля среднего класса 12,9 процента – показатель неблагоустроенного общества.
16.08.2019
Окончательное решение по новому главе нижегородского минтранса – за губернатором.
Подборка