16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
3 Июня 2010 года
237 просмотров

Неправое слово или правое дело?

Иван Юдинцев,
политолог, заместитель председателя Профессионального объединения по связям с
общественностью «РАСО–Приволжье»:

В день предпринимателя автору этих строк довелось оказаться в Нижнем
Новгороде, поэтому именно здесь я принял участие во всероссийской акции в
защиту предпринимательства, проведенной во многих регионах партией «Правое
дело». По правде сказать, давно стремился выйти на площадь вместе с
нижегородскими правыми, которые за последний год не просто ожили, а уверенно
стали одной из ведущих оппозиционных сил в области. Но как-то все не получалось
– в дни проведения правых пикетов, митингов, концертов оказывался в других
регионах.

Увиденное на площади Жукова оправдало мои самые лучшие ожидания.
Нижегородские правые снова сильны, оптимистичны, хорошо организованны и во весь
голос заявляют свою политическую позицию, не стесняясь критиковать конкретные
решения власти любого уровня. Но самое главное – снова чувствуется драйв,
уверенность в своих силах и в своей правоте, то настроение, которое, по
большому счету, и лежит в основе гражданского общества и, которое очень хорошо,
на мой взгляд, выражено в «Фаусте» Гете: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто
каждый день идет за них на бой».

Но это все эмоции и ощущения. А если разложить их на рациональные
составляющие, то получатся следующие камни, положенные в фундамент новых
успехов нижегородских правых. Во-первых, появился новый яркий лидер. Таким, вне
всяких сомнений, является Денис Лабуза. В свое время Денис Иванович построил
весьма успешный бизнес, а потом прошел через «профильную» госслужбу, каковой
для правых являются региональные министерства и департаменты поддержки
предпринимательства. Но и получив большой управленческий опыт, Денис Лабуза не
утратил того главного, что всегда отличает эффективных политических менеджеров,
а именно понимания того факта, что политические реалии меняются на глазах, и
связанной с этим понимание готовности учиться, осваивать новые технологии
социального управления.

Пока генералы региональных отделений всех остальных оппозиционных
партий готовятся к прошедшей войне, Лабуза очень точно оценивает политические
реалии и уверенно ведет правый корабль против центристского политического
мейнстрима. Да, для этого приходится лавировать. Но иначе нельзя, потому что
тот, кто гребет прямо против течения, либо тонет, либо в итоге плывет все по
тому же течению, хотя и с меньшей скоростью. Во всяком случае, в политике эта
закономерность имеет силу закона.

Правые ярче других ведут себя на улицах и площадях, начав кампанию
публичных акций «поминками по демократии» в дни изменения устава Нижнего
Новгорода, предусматривающей отмену прямых выборов мэра, и завершая сезон
острой критикой политики федеральных и региональных властей по отношению к
среднему и малому бизнесу. При этом их лидер ведет конструктивный диалог с
партией власти, но стесняется в рамках этого диалога говорить те же самые
слова, которые звучат на пикетах и митингах.

Результат налицо. «Правое дело» не просто отстояло на весенних выборах
своих кандидатов, которым избиркомы районного масштаба попытались отказать в
регистрации, – правые еще и получили поддержку на выборах, причем не в Нижнем
Новгороде, а в сельских районах, чего не случалось очень давно.

14 марта 2010 года нижегородские правые взяли и развеяли миф о том, что
они избираемы только в крупных городах. В каждом районе Нижегородской области,
где «Правое дело» приняло участие в выборах, удалось достичь результатов. Член
правой партии избран Земское Собрание Тоншаевского района.
В гордуму Балахны из пяти зарегистрированных правых кандидатов прошли двое, то
есть в Балахне «Правое дело» вообще стало главной оппозиционной партией, потому
что от КПРФ и «Справедливой России» прошло только по одному кандидату. А в
Шеляуховском сельсовете теперь три правых депутата из семи. Вот зримый
результат партийного строительства.

Теперь без правых не обходится ни одна оппозиционная акция. В
Дзержинске, где оппозиционные депутаты гордумы больше полугода блокируют любые
попытки отмены прямых выборов мэра, правые тоже на первых ролях. На митинге в
защиту предпринимательства выступал лидер Дзержинской организации «Правого
дела» Сергей Преснов, который тоже почувствовал уверенность в своих силах и
обещает вырасти в публичного политика регионального масштаба, никак не меньше.

В общем, праздник предпринимательства и «Правого дела» в Нижнем
Новгороде удался. Пожалуй, единственное, что подпортило настроение, – это
скандальные интервью и обращения Александра Котюсова. О них не говорили с
трибуны, но в разговорах эта тема была одной из главных.

Дело в том, что сегодня на политическую сцену вышло новое поколение
правых политиков, на фоне которых Денис Лабуза смотрится возрастным лидером, а
мы с Котюсовым для нынешней правой молодежи уже вообще чуть ли не персонажи героической
истории правого движения. Причем у молодых совершенно другие стандарты
взаимодействия. Они не готовы ночами просиживать в накуренных помещениях, до
хрипоты споря об одной запятой в завтрашнем политическом заявлении. По большому
счету, слова их вообще не интересуют. Их заводят только действия, экшн, как
теперь принято говорить. И еще они очень функциональны. По-настоящему
функциональны, по-европейски. А чего еще ждать от людей, сдававших экономику и
управление не по толстым томам «Капитала», а по еще более толстым томам
переводных учебников с грифом МВА?

Поэтому даже на митинге у них четко разделены роли: один отвечает за
растяжки, другой просто держит стойку с флагами, чтобы не упала на ветру,
третий выступает с трибуны. Причем роль «держателя флагов» не менее важна и
уважаема, чем роль ораторов. То есть оратор – это не признание особых заслуг, а
просто специфическая функция.

Отсюда искреннее непонимание молодыми правыми поступка Котюсова,
который выступил с публичной критикой «Правого дела» вместо того, чтобы
высказать свои замечания и предложения внутри организации. Молодые научены, что
сила организации, источник конкурентных преимуществ – именно в ее синергии, в
способности выжимать максимум из способностей и идей каждого участника
организации. А обсуждение проблем организации, вынесенное во внешнюю среду, –
это уничтожение конкурентных преимуществ организации, игра в пользу ее
конкурентов.

Молодые так мыслят. На мой взгляд, это хорошо, потому что правые всегда
и боролись как раз таки за повышение эффективности управления на любом уровне и
в любой сфере, будь то государственное управление, производственный менеджмент
или политический менеджмент. Честно признаюсь: эта модель управления и мышления
мне близка, это моя модель, поэтому я говорил с молодыми правыми на одном
языке.

Александр Котюсов мыслит иначе, и это становится источником его
конфликта с нынешней генерацией правых, которые искренне не могут понять
мотивов его поступка, требуя рассматривать выступления Котюсова с позиций
менеджерской оценки их влияния на эффективность организации. Оценить – и
сделать организационные выводы, причем в данном случае в самом буквальном
смысле слова.

Мне представляется все же, что имеет смысл попытаться найти компромисс,
пусть даже в ущерб эффективности организации. В Нижнем Новгороде осталось не
так уж много публичных персон, никогда не скрывавших своих правых убеждений.
Нас можно по пальцам пересчитать. И Александр Котюсов один из нас.

Да, он выступил очень эмоционально и не очень аргументировано. Да, наши
позиции всегда заметно различались и сейчас различаются. Да, он говорит не на
том языке, на котором говорит и мыслит нынешнее поколение правых, и не пытается
найти с ними общего языка. Но все равно и ему надо, как теперь принято
говорить, найти место в строю.

Тем более, что в одном Котюсов все же прав: главная проблема правой
партии в России – в отсутствии у нее четкой идеологии. С самого своего
возникновения в 1999-м правая партия объединяла сторонников двух существенно
различающихся идеологий, одна из которых выражает интересы крупного бизнеса,
другая – интересы среднего класса. Вообще говоря, партия существует как единая
только потому, что у двух ее отрядов есть один общий интерес, и этот интерес
заключается в защите демократии и в формировании гражданского общества.

Но экономические интересы у двух социальных сил, на которые опирается
правая партия, существенно разнятся, и особенно это заметно на фоне кризиса, а,
точнее, на фоне антикризисной политики властей. Идеологи крупного капитала
поддерживают антикризисные меры, тяжесть которых ложится, главным образом, на
плечи среднего класса. А средний класс, по понятным причинам, возражает. Это
противоречие заметно не только у нас, но и в Европе, причем не только в
проблемных Греции и Италии, но и, скажем, в благополучной Германии. Вот только
там интересы среднего класса и крупного капитала выражают разные партии, за
которыми, к тому же, из-за угла подглядывает третья сила, с надеждой ожидающая
ошибок правящих элит, чтобы предложить себя в качестве замены. А у нас этот
конфликт проявляется внутри чуть ли единственной правой партии, которая, к тому
же, далеко не всегда может даже собрать голоса на попадание в представительные
органы.

Думается, что именно это противоречие и составляет объективную основу
разногласий Котюсова и нижегородских правых. Судите сами. Котюсов критикует
правых, причем не только местных, но и федеральное руководство, за низкий
рейтинг и сотрудничество с властями. Очевидно, что для него политика – это, в
первую очередь, не проведение через органы государственной власти тех или иных
решений в пользу сторонников партии, и даже не борьба за мандаты (факт победы
правых кандидатов на выборах 14 марта Котюсов просто не замечает), а именно
поддержание высокого текущего рейтинга. Для чего это надо, тоже не секрет.
Постоянный достаточно высокий рейтинг нужен той оппозиционной партии, которая
живет не за счет взносов и небольших пожертвований малого и среднего бизнеса, а
за счет двух-трех крупных спонсоров. Вот чтобы раскручивать таких спонсоров, и
нужна презентация с красивой диаграммой, показывающей удовлетворительную
динамику партийного рейтинга. Котюсов и не скрывает своего подхода к партийному
менеджменту. В своем интервью он фактически говорит о предпродажной подготовке
партии, называя даже поименно вероятных покупателей, среди которых Потанин,
Прохоров и Дерипаска. Ни одного из этих фигурантов при всем желании нельзя
отнести к числу представителей малого и среднего бизнеса, и их интересы, скажем
мягко, отличаются от наших.

А Денис Лабуза и нынешние нижегородские правые довольно четко стоят на
позициях интересов среднего класса. И для них политика – это не рейтинг и не
поиск спонсоров. Политика в их и моем понимании – это отстаивание интересов
того или иного класса, в нашем случае – среднего класса, посредством
использования всего потенциала методов политического управления. И с этой точки
зрения парламентская борьба, то есть получение мандатов в представительных
органах и использование депутатских полномочий – это, конечно, важный, но
далеко не единственный способ политического управления. Скажем, информационное
управление и даже лоббизм зачастую оказываются куда более эффективными, чем
работа депутатского меньшинства в представительном органе.

Поэтому и на митинге в защиту предпринимательства выступающие
практически никак не увязывали борьбу за мандаты с решением насущных проблем
нижегородского предпринимательского сообщества. Поэтому молодые правые и не
совсем понимают, почему Котюсов так печется о рейтинге и, тем более, зачем
партии нужны Прохоров с Потаниным.

Политические реалии изменились. Правая партия – это партия будущего,
она может и должна опираться на современных продвинутых менеджеров. Милое нашим
сердцам время, когда за столом политсовета заседали одновременно пять таких
ярких лидеров, как Кириенко, Чубайс, Немцов, Гайдар и Хакамада давно прошло.
Настало время эффективных политических менеджеров и функциональной организации.
Тому, кто этого не понимает или не принимает, надо переквалифицироваться в
публицисты. А тем, кто хочет найти свое место в обновленной правой партии,
причем место, замечу, весьма почетное, надо брать пример с Дениса Лабузы,
который отводит молодым правым ведущие роли и доверяет им исполнение ключевых
функций. Это им нужны уличные акции, это им надо больше действовать, чем
говорить. Это им нужен опыт нашего поколения сорокалетних.

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.