16+
Аналитика
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
30 Октября 2012 года
136 просмотров

Невеселые миллиарды

Три
вопроса для бюджетной состоятельности

Бюджет
Нижегородской области, который представлен правительством региона на
рассмотрение Законодательного собрания, я бы назвал оптимистичным.

Бюджет
текущего 2012 года я тоже назвал оптимистичным — когда мы его
обсуждали в ОЗС. А потом произошел секвестр этого бюджета, потому что
стало понятно: область не доберет налогов, на которые рассчитывала.

Что
вызывает скепсис в бюджете 2013 года? 4,2 миллиарда рублей (и это
защищенная статья) пойдет на оплату кредитов коммерческим банкам — на
оплату займов, полученных областью. Почти на 7 миллиардов еще
планируется привлечь займов у тех же самых банков, чтобы залатать
бюджетную дыру. То есть бюджетный долг Нижегородской области
увеличивается.

Губернатору
Нижегородской области я высказал несколько моментов, которые меня
смущают.

Первый:
почему из всех заимствований, которые осуществляет область, только 4
процента – это деньги федерального бюджета. Федеральный бюджет
ведь дает займы под четверть ставки Центрального банка — то
есть существенно ниже, чем у коммерческих банков. Но мы почему-то
предпочитаем занимать у последних. Остальные 96 процентов кредитных
средств область занимает под 12-14 процентов годовых.

Ведь
могло бы быть иначе. Вот, например, Казань: у них половина займов
идет из федерального бюджета. И есть ведь разница между тем, чтобы
привлекать деньги из федерального бюджета и тем, чтобы привлекать их
из коммерческих банков?

С
чем это связано? Почему правительство области занимает деньги именно
в коммерческих банках?

Я
связываю это с очень слабыми лоббистскими способностями правительства
региона, которое не способно работать с федеральным центром по
привлечению федеральных денег.

Второе
сомнение, которое я тоже высказал губернатору Нижегородской области
(его в той же самой формулировке, «один в один», я
высказывал год назад – это то, что на тарифы для бюджетных
организаций была заложена индексация в 8 процентов. А мы знаем, что
реально энергоносители для школ, больниц, детских садов за год
подорожали минимум на 20 процентов.

Как
будут обходиться в этих условиях бюджетные организации? Думаю, что, к
сожалению, это приводит к следующему. Бюджетные организации не ведут
хозяйственной деятельности. Собственных денег у них, соответственно,
не появляется, возникает так называемый кассовый разрыв, который
будет регулярно лататься решениями Законодательного собрания области,
который в свою очередь будет лататься привлечением новых денег из
коммерческих банков.

И
– третье. У нас по этому поводу была дискуссия с
вице-губернатором региона Владимиром Ивановым.

Мы
постоянно ощущаем импульсы от правительства России, от президента и
от премьер-министра о том, чтобы делать бюджет менее дефицитным и
производить меньше заимствований. Но вот в бюджете Нижегородской
области 2013-го года мы этой тенденции не видим. Вице-губернатор
Иванов ответил мне, что в 2013-м году Нижегородская область будет
активно привлекать кредитные деньги. А вот уже в 2014-2015 годах
начнет типа расплачиваться с этими долгами. И у меня возникло
ощущение, что все это – некие «маниловские» мечты,
и где-то я уже это слышал.

Бюджет
и умирание

Мои
наблюдения говорят, что проект бюджета в период принятия ОЗС имеет
политический смысл и политическую окраску. Он носит, скажем так,
рамочный характер. И не было еще ни одного заседания Заксобрания с
тех пор, как я стал депутатом областного парламента, – а это
уже более полутора лет — чтобы мы, депутаты, не вносили изменения в
бюджет.

Изменения
в бюджет вносятся вовсе не из-за того, что у нас увеличивается
налогооблагаемая база. Наоборот, крупные налогоплательщики уходят из
региона.

Другие
депутаты тоже высказывали свои сомнения: как же мы будем верстать
бюджет без ушедшего от нас «ЛУКОЙЛа», «Ростелекома»
и Горьковской железной дороги? Не исключено, что и другие крупные
налогоплательщики могут уйти из региона.

Они
уходят не по вине правительства Нижегородской области и не по своей
воле. Это Федерация забирает деньги.

Но
лично я думаю, что это опять следствие политики, которая вершится на
высшем уровне. И если правительству России нравится тот или иной
губернатор – то федеральный центр всячески накачивает регион
деньгами. И происходит нечто обратное, если что-то с точки зрения
федерального руководства делается не так.

Вот,
допустим, мы всю неделю осуждаем, что одна из международных
организаций признала Нижегородскую область самым вымирающим регионом
в России. И это не какие-то проплаченные рейтинги, согласно которым,
у нас там самое открытое областное правительство, что мы впереди
планеты всей по привлечению инвестиций. Все-таки то, что мы на первом
месте в России по умиранию населения – это является, наверное,
на сегодняшней день важнейшей оценкой.

Инновации
фиктивные и нет

Теперь
о социальной направленности и социальном характере бюджета 2013-го
года. Насколько я помню, уже лет пятнадцать в регионе все бюджеты
называют социальными. И ни разу не звучал термин «бюджет
развития».

Мы
с трудом исполняем спущенные полномочия из Федерации. И с трудом –
потому что не растет налогооблагаемая база.

В
этом бюджете мы видим, что прибыль, которую мы ожидаем получить от
предприятий и организаций региона, с учетом уровня инфляции меньше,
чем та прибыль, которую мы собирали в 2012-м году. И было бы неплохо,
поскольку я надеюсь, что губернатор будет еще спокойно и полноценно
работать, говорить не о социальной направленности бюджета, а об
активном и агрессивном бюджете развития.

Существуют
ли какие-то ресурсы в регионе для того, чтобы увеличивать
налогооблагаемую базу? Например, хотя бы малый и средний бизнес?

Малый
и средний бизнес можно хотя бы просто не трогать, не мешать ему
развиваться.

Сегодня
десятки миллионов рублей из областного министерства поддержки и
развития предпринимательства выделяются не на инфраструктурные
проекты, не на создание новых рабочих мест и новых производств, а на
поддержку уже давно работающих нижегородских олигархов.


Я посмотрел и
увидел, что у нас инновационными проектами – «инновационными»
в кавычках — в регионе, на развитие которых выделяется по 5 миллионов
рублей, называются: рынок «Московский», торговый дом
«Карина», который делает мебель, ночной клуб на
Нижневолжской набережной.

При
таком подходе говорить о создании новых рабочих мест и об
«инновационности» очень тяжело. Для того, чтобы к нам
пришли новые налогоплательщики, правительство должно более динамично
работать, я бы даже сказал – динамично работать с каждым
инвестором.

Я
допускаю, что вопросы о том, что мимо нашего региона прошли Toyota
и Volkswagen
– это вопрос политический, федеральный. Но сегодня очень многие
инвесторы напряжены ситуацией вокруг «Сен-Гобена». Там
налицо попытка рейдерского вмешательства в проект. Есть и другие
проекты, где надо не стесняться, а, что называется, в «ручном
режиме» создавать все условия для международных инвесторов,
чтобы они спокойно оседали и адаптировались в Нижегородской области.

В
этой связи у меня есть хороший пример относительно нашего региона.
Лет 10-12 назад, когда на Борский стекольный завод пришел Glaverbel,
рядом с этим крупным мировым производителем образовалось на Бору
очень много международных компаний. Это были и производители
аккумуляторов, и Galina Blanka,
и производители посуды.

То
есть когда мировые инвесторы увидели, что Glaverbel совершенно
спокойно и уверенно себя чувствует на нижегородской земле, и за ним
потянулись и другие компании.

Собственно,
в этом ключе и нужно действовать. Тогда появятся и деньги, и
репутация, и перспективы.

По теме
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.
20.01.2021
Гриневич оказалась в депутатах только потому, что сумела договориться.