16+
Аналитика
26.11.2020
Есть судебное решение и его нужно исполнять – нравится это или не очень.
26.11.2020
Как только дело касается личных интересов некоторых деловых людей, так они готовы идти на любые ухищрения, чтобы не исполнять правила.
26.11.2020
Руководители компании «Этуаль» хотели прикрыться торгующими на Карповском рынке предпринимателями как «живым щитом».
24.11.2020
Коммерческая организация по определению работает ради получения прибыли, а не для обеспечения населения теплом или электричеством.
20.11.2020
Рейтинг «вымирающих городов» Варламова – не более чем попытка напомнить о себе.
20.11.2020
Требование «За правду» убрать лоббистов «ТНС энерго» из думы Нижнего Новгорода — совершенно справедливо.
19.11.2020
Не стоит всерьез воспринимать выводы Варламова, сделанные без всякой методологии.
12.11.2020
И Нижний Новгород является одним из центров динамичного развития на этом направлении.
11.11.2020
Нижегородская область названа в числе лидеров по поддержке креативных индустрий, но нам еще есть куда стремиться.
03.11.2020
«Пирог» постоянно сужается, и все, кто желает от него урвать, идут туда, где есть «живые» деньги.
02.11.2020
Каждый, кто имеет дело с платежами граждан, стремится нагреть руки на этих деньгах. Именно это произошло с «ТНС энерго».
30.10.2020
Мобилизация проверенных временем политических тяжеловесов  повышает доверие населения к власти.
22 Августа 2013 года
212 просмотров

Нижегородская свобода слова в зеркале ФРИП

Результаты исследования состояния информационного
пространства нашего региона, которые были подготовлены московским Фондом
развития информационной политики с помощью нижегородских журналистов и
экспертов (в том числе и с моим скромным участием), можно разделить на три
тематических блока.

Первый блок – общие представления о региональной свободе слова
и степени вмешательства в редакционную политику «сверху». Мнения разделились.
Суммарный подсчет показал, что большинство местных экспертов оценивает уровень
свободы слова как «скорее низкий», но в то же время довольно солидное
меньшинство в 38%, наоборот, говорит о «скорее высоком» уровне. Случаи
вмешательства представителей органов власти в редакционную политику отметило
чуть менее половины опрошенных (« той или иной степени – так вообще 68%) – но
опять-таки практически треть в 32% очень редко или вообще не когда не
сталкивалось с подобным явлением. Схожий процентный расклад наблюдается и в
вопросе вмешательства учредителей в деятельность СМИ.

Гораздо печальнее картина во взгляде на СМИ как на «четвертую
власть». Таковой ее считают лишь 6% респондентов, чуть более половины 
придерживаются противоположной точки зрения, а оставшиеся 43% видят возможность
некоего «властвования» прессы только в связке с самой властью. Особо стоит
отметить, что это не «мнение со стороны» – общества либо части общества – но
внутренняя позиция самих работников пера и микрофона.

Что можно сказать по этому поводу? Московские аналитики
утверждают, что «полученный результат отражает общероссийскую ситуацию». И
такие данные даже позволяют Нижегородской области «неплохо выглядеть на фоне других
регионов России». Судя по всему, так оно и есть. Как говорится, бывает и хуже.

А последующее неожиданное, честно говоря, аналитическое сравнение
положения дел в одном из многочисленных субъектов РФ со странами Европы и США
— с чего бы это вдруг ожидать аномального появления «уникального островка
бескрайней свободы» посреди безбрежных российских просторов, объединенных как-никак
общим менталитетом и вековыми условностями? Да в России сроду не было свободы
слова в западном ее понимании – ни при царизме с его официальной цензурой, ни
при советской власти с ее идеологическим фильтром, ни при капитализме, когда
каждое СМИ кому-то принадлежит. И этот «кто-то» поэтому искренне считает себя
вправе диктовать определенные условия. Иногда они закамуфлированы, иногда ясны
изначально.

Попробуй, например, в радикал-либеральном издании опубликовать
что-нибудь хорошее о коммунистах, особенно перед выборами. Поле этого ты и дня
там не продержишься, да и статья твоя все равно не выйдет. И наоборот: в
коммунистических СМИ не увидишь ни одной положительной информации не только о
радикал-либералах, но и о действующей власти, даже если она и совершила что-то
полезное и разумное. В бизнес-изданиях принято освещать деятельность коммерсантов
исключительно в положительном свете, оправдывать их нежелание платить якобы
«слишком большие» налоги, увод капиталов за границу, использование в корыстных
целях «дырок в законах», настаивать на невмешательстве государства в
коммерческие дела — и одновременно требовать от того же государства
максимальной помощи частному бизнесу.  Ну, и так далее.

С другой стороны, российский журналист до сих пор не лишен
пока определенного выбора в соответствии со своими взглядами. Оппозиционных
изданий и тем более телеканалов, конечно, намного меньше, чем провластных – но
они существуют. К тому же не перевелись еще СМИ-уникумы (в основном в
Интернете), которые умудряются сразу публиковать абсолютно противоположные
точки зрения.

В любом случае, при наличии желания всегда есть возможность
если не казать полную правду, то хотя бы не врать. Это дело вкуса и совести
каждого. А работать, к примеру, в партийном или провластном СМИ, и жаловаться
на то, что тебе не дают из раза в раз крыть почем зря «своего» партийного
лидера или «учредительскую» ветвь власти, называя это зажимом свободы слова  (или
наоборот, упрекать со стороны тамошних работяг в том, что они не прут с дубинкой
навстречу электричке) – это уж я не знаю, какой степенью наивности, граничащей
с патологией, нужно обладать.

Возвращаясь к другим результатам исследования ФРИП.

Второй тематический блок посвящен сравнительной оценке
региональных ньюсмейкеров по пяти показателям – популярность у населения,
уровень влиятельности в регионе, эффективность работы, компетентность, а также
открытость и доступность. По всем пяти параметрам абсолютным лидером стал
Валерий Шанцев. И действительно было бы очень странно, если бы это было не так.

Причем дело не только в том, что положение главы региона
обязывает к такому лидерству по определению (бывают же по России «исключения»,
да и у нас в относительно недавнем прошлом нечто подобное наблюдалось).  Шанцев
и впрямь, судя по всем социологическим опросам последних лет и вплоть до
настоящего времени, самый уважаемый и популярный у населения политик и
хозяйственник в Нижегородской области. А судя по всем разнообразным
профессиональным рейтингам различного уровня – от местных до федеральных –
реально наиболее влиятелен.

Насчет сверхоткрытости и доступности – думаю, вряд ли эксперты
имели в виду, что первому лицу области при всей его загруженности можно в любой
момент дня и ночи позвонить и задать интересующий вопрос или договориться о
срочной встрече. Но Шанцев постоянно выступает на ТВ (в том числе – в интерактивном
формате), часто дает интервью печатным СМИ, дает оперативные комментарии прямо
по ходу событий текущего дня. Вдобавок он на регулярной основе ведет свой блог,
где не только лично сообщает свежие новости, но и интересуется мнением жителей
области по различным вопросам. Есть, к чему в этом смысле стремиться дальше?
Полагаю, есть. Но и уже сделанное опрометчиво было бы недооценивать.

Другое дело, что исходя из представленных итогов исследования
ФРИП, далеко не все персоны, даже в одинаковом формально статусе, оказались
более-менее равнозначны. Например, среди министров областного правительства по
заявленным критериям обнаружились как явные фавориты, так и откровенные
аутсайдеры. Этим аутсайдерам соответствующие выводы не мешало бы сделать, для
их же пользы. Что уж тогда говорить о неравнозначном статусе. Если прямые
представители федеральной власти набирают баллы ощутимо ниже представителей
муниципалитетов, тут есть, о чем задуматься.

Третий тематический блок касается деятельности ключевых
пресс-служб. И здесь пресс-служба губернатора по совокупной оценке признана
экспертами лучшей среди профильных структур региона – и федеральных, и
региональных, и муниципальных. Причем опять-таки по всем пяти предназначенным
для того критериям: способность оказывать влияние на работу своей организации, эффективность
в формировании имиджа, оперативность работы с запросами СМИ, открытость и
доступность, а также коммуникативная культура.  Примечательно заявление
столичных авторов исследования о том, что в подавляющем большинстве это мнение разделяют
не только государственные и независимые СМИ, но и оппозиционные журналисты и
эксперты. Значит, это объективная данность, очевидная практически всем.

Впрочем, общий экспертный результат не удивил. Когда Роман
Скудняков работал в пресс-службе Законодательного собрания у спикера Евгения
Люлина – многие журналисты отмечали, что их взаимодействие с пресс-службой
резко вышло на достойный профессиональный уровень. Когда он возглавлял службу
нижегородской администрации – то она считалась лучшей из региональных. Вот и
сейчас, возглавляя пресс-службу губернатора, Скудняков вывел ее на совершенно
другой горизонт. Если уж его противники признают, что среди руководителей
коммуникационных структур он очевидный лидер, то это многое значит.

В сухом остатке – как заявлено федеральными аналитиками,
информационное пространство нашего региона типично для европейской части России,
и вообще характерно для подавляющего большинства регионов страны. Не больше, не
меньше. А открытость и доступность для комментариев отдельных ключевых
ньюсмейкеров даже выделяет Нижегородскую область из ряда других субъектов РФ. И
на том, что называется, спасибо.

Ну, а насчет мечтаний об идеальной свободе слова и
позиционирования СМИ как подлинной «четвертой власти» – давайте усиленно
мечтать вместе. Причем к мечтам желательно прилагать личные реальные усилия
каждого. Тогда, глядишь, и сбудется.

По теме
30.10.2020
Запрос на государственно-национальную идеологию в обществе необычайно высок.
29.10.2020
Но партии Захара Прилепина еще предстоит проделать серьезную работу.
12.10.2020
Зотову предстоит решать ключевые задачи, связанные с привлечением инвестиций.
12.10.2020
Назначение Андрея Черткова должно привести к решению проблем Кстовского района.