16+
Аналитика
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
16 Октября 2014 года
201 просмотр

Нокаута не будет

Падение российского рубля по отношению к доллару и евро – это следствие
процессов, которые протекают как в российской экономике, так и в мировой, и в
их взаимодействии. Курс национальной валюты, если она свободно конвертируема, определяется
спросом и предложением при обмене. Соответственно, это связано с потоками
капитала – ввозом и вывозом, — положительным или отрицательным сальдо торгового
баланса. Для российской экономики определяющими, системообразующими факторами являются
цены на нефть, газ и металлы. Это основные статьи нашего экспорта, хоть и не
единственные.

Еще один фактор – то, насколько свободные средства внутри
страны начинают стремиться на выход; насколько владельцы этих средств заинтересованы
их конвертировать в другие валюты и вывезти в другую юрисдикцию; сколько
ввозится импортных товаров и как это компенсируется экспортом. Если смотреть
внимательно, то со времен Пушкина изменилась только номенклатура. В «Евгении
Онегине» говорится:

«Все, чем для прихоти обильной
Торгует Лондон щепетильный
И по Балтическим волнам
За лес и сало возит нам…»

Если заменить одну из строк на «за нефть и газ привозит нам» и расширить географию, добавив Нью-Йорк, Гонконг и так далее, то мы
получим точное описание сегодняшней ситуации. Вопрос лишь в том, насколько цена
на то, что мы вывозим, обеспечивает наши потребности. Это вопрос цены на нефть,
на газ, на металлы.

Нефть в последнее время достаточно серьезно идет вниз. И здесь
большую роль играет политический фактор. Сейчас часто приходится слышать о том,
что американцы вскормили оппозицию Башару Асаду, а она превратилась в Исламское
государство Ирака и Леванта, которое теперь угрожает интересам Америки.

Если смотреть с чисто политической стороны, то так и есть. С
экономической же стороны это выглядит несколько иначе. Появился большой,
сильный, серьезный враг не только у Асада, но и у Саудовской Аравии, которая в
результате стала значительно сговорчивее в плане поддержки американских
инициатив по поводу решения разных проблем в регионе. Если раньше саудовцы
вставали в позу по поводу того, что Америка готова смягчить санкции в отношении
Ирана (который для них такой же враг, как для современной украинской власти –
Россия),  то теперь им предложен размен.

Да, бюджет Саудовской Аравии балансируется на уровне 85
долларов за баррель, но она готова нести определенные издержки, делая вливания
в различные структуры, которые помогают обеспечить ее геополитические интересы.
Американцы предложили опустить цену на нефть, при этом Иран, для которого
вопрос цены на нефть тоже достаточно важен, оказывается в сложном положении.
При этом на понижение цены работают и поставки нефти с территории, захваченной
ИГИЛ.

В результате договоренность с Америкой для саудитов затратна,
но обеспечивает достижение преследуемых ими целей, в отличие от ситуации, когда
они имеют хорошие деньги, но не могут с их помощью обеспечить решение своих
проблем. В то же время Россия оказывается в проигрыше. Американцы получают
дополнительный бонус, хотя их действия и не направлены напрямую против России. Кроме
того, США добиваются большей сговорчивости от Европы, которая страдает гораздо
больше, чем американцы, которые в значительной степени сами обеспечивают себя
нефтью, а то, что закупают, поставляется из более стабильных стран. Немаловажно
и то, что закупаемая американцами нефть имеет меньшую стоимость, чем нефть
марки Brent, к которой привязаны Европа и Россия.  Все
это бьет по конкурентоспособности Европы, играет на руку США. А то, что это еще
и ударяет по России, которая достала Америку в некоторых локальных, но важных
вопросах, только усиливает позиции США, хотя это и не основная цель.

Для нас в этой ситуации главный вопрос — способна ли наша
экономика развиваться без опоры на приток внешних ресурсов: метало-, газо- и нефтедолларов,
можем ли мы обеспечить рост экономики за счет внутренних ресурсов. Но этот
вопрос упирается не во внешнюю ситуацию, а во внутреннюю – насколько расширение
объема кредитов Центробанка для финансирования реального сектора экономики
способно обеспечить внутренний экономический рост.

Если это расширение кредитования приводит к скупке банками и
предприятиями реального сектора долларов или к росту выплаты зарплат, бонусов
акционерам и руководителям, в результате чего деньги вывозятся за рубеж или
идут на скупку дорогих потребительских товаров, то у нас нет инструментов для
стимулирования внутреннего экономического роста. Если такого сценария развития
событий удается избежать, то мы не так фатально завязаны на цену нефти и можем
обеспечить рост экономики независимо от того, растет эта цена или падает.

Причем, контроль за тем, чтобы господствовала положительная
тенденция, должен быть постоянным – это не дуалистический выбор, который можно
сделать в определенный момент. Это непрерывный процесс, где всегда есть
возможность отклонения в ту или другую сторону.

Конечно, можно представить самый пессимистичный прогноз –
полное банкротство страны. Но это вряд ли произойдет. Вряд ли стоит ожидать и
того, что нам будет совершенно безразличен курс рубля и стоимость нефти. Это
чисто гипотетические ситуацию. Нокаута не будет, а за счетом по очкам нужно
следить постоянно.

По теме
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.
22.10.2021
Нежелание нижегородцев вакцинироваться – результат проваленной информационной кампании.
19.10.2021
Хотя формально вариант переписи населения через портал Госуслуг ничем не отличается от традиционного.