16+
Аналитика
12.12.2019
Они отказались рассматривать отмену запрета на шествия по Большой Покровской.
09.12.2019
Тарасова увидела что-то такое в документах ЕЦМЗ, и решила вовремя уйти в отставку.
11.12.2019
Ирина Тарасова, проработав три недели на посту директора ЕЦМЗ, увидела что-то такое, что предпочла вовремя оставить это кресло.
11.12.2019
Общественный транспорт нижегородской агломерации начинают рассматривать как единую систему.
10.12.2019
Все агломерации выстраивают организацию общественного транспорта по сетевому принципу.
09.12.2019
ЕЦМЗ – монополист, а при монополии негативные последствия неизбежны.
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
4 Июля 2012
153 просмотра

О необходимости поиска «золотой середины»

 

По большому счёту, проблема,
поднятая в ходе событий, связанные с домом № 98 на Большой Покровкой, является
одной из самых актуальных в наших нижегородских реалиях. Видимо, мы стали
свидетелями процесса, бывшего ещё не так давно весьма распространённым во
многих старых европейских городах. Имя ему — «брюсселизация». Сам этот термин
(фр. Bruxellisation, нидерл. Verbrusseling) был впервые использован немецкой
газетой Frankfurter Allgemeine Zeitung. Он возник в связи с массовым сносом
исторической застройки Брюсселя в 1960-1970-х годах. Этим термином в
градостроительстве обозначается анархический подход к реконструкции городов,
при которой происходит неконтролируемый массовый снос исторической застройки,
замещаемой современными зданиями. Сами виновники «брюсселизации», как правило,
руководствовались исключительно благими пожеланиями — сделать старые города
более удобными для жизни в изменившихся реалиях. Опять же хорошо известная
специалистам по европейской архитектуре «брюсселизация» не шла ни в какое
сравнение с тем, что активно пропагандировал титан архитектурной мысли ХХ
столетия Ле Корбюзье, всерьёз считавший, что нужно разрушить Берлин, Рим,
Париж, Москву и Лондон ввиду неудобной для проживания планировки.

Кроме того, нельзя не вспомнить,
что за рубежом далеко не всегда общественность была в восторге от многих
архитектурных новшеств, признанных впоследствии шедеврами. Так, например, в
Австро-Венгрии полемика по сугубо архитектурным вопросам привёла к самоубийству
архитектора по интерьеру здания Венской оперы Эдуарда ван дер Нюля и смерти от
инфаркта главного проектировщика этого же объекта  Августа фон Зиккардсбурга. А мало ли французов обрадовалось
появлению в Париже детищу А.Г. Эйфеля!? Да, может быть, наоборот — большая
часть как раз была против появления огромной металлической конструкции,
уродующей облик старинного города!

Нужно понимать, что по большому
счёту у нас в городе имеют место именно проблемы, аналогичные упомянутым мною
выше, а вовсе не какая-то мелкая возня вокруг «сарая», как это кому-то кажется
или хочется казаться. И Госдеп с Макфолом тоже ни при чём. Хотя, с другой
стороны, если они приложили руку к тем событиям, то наш город действительно
может быть интересен и для американских туристов!? Впрочем, это уже
отступление…

Нельзя не отметить, что
исторический центр города у нас формировался в течение длительного времени.
Cтоль привычный нам центр города — это и домик Петра XVII века, и
Рождественская церковь рубежа XVII – XVIII веков, и аптека Эвениуса конца XVIII
века, и построенное в первой половине XIX века здание ДК Свердлова, и
возведённый во второй половине XIX века Историко-архитектурный
музей-заповедник, и построенные в 1920-е годы дома коммуны «Культурная
революция». Все они очень непохожи друг на друга и во многом противопоставляли
себя постройкам предыдущих эпох. Не сомневаюсь, что у всех упомянутых мною
памятников изначально имелись противники, видевшие в их появлении угрозу
привычному облику любимого города и, может быть, даже попрание жизненных
устоев.

Другое дело, что количество
грамотных людей в те эпохи было меньшим, с интернетом была «напряжёнка», да и
протестовать раньше тоже было не совсем чтоб безопасно… Но главное не в этом –
сегодня эта эклектичность исторической застройки предполагает крайне бережное к
ней отношение. Ни в коей мере не отрицая необходимость развития города, надо
сохранить его неповторимый облик, который у него без всяких сомнений есть.

Теперь немного о критике,
раздающейся в адрес борцов за сохранение архитектурного наследия. Суть её во
многом такова – город должен развиваться, деревяшки надо снести – чем скорее,
тем лучше, а те, кто за гнилушки-деревяшки переживает, — городские сумасшедшие.

Да, город должен развиваться. Мало
кто выступит против архитектурных новшеств. И хайтек может быть вполне даже
симпатичным. А вот на счёт сноса всё совсем не так однозначно. Почему-то и в
Осло, и в Стокгольме сохранилась деревянная застройка, весьма привлекательная
для туристов, кстати.

Вопрос: почему у нас, например, ряд
старых строений снесли, в том числе и не деревянных (например, дом №8 на улице
Сергиевской), а вот дом № 230 на улице Горького остаётся без должного внимания
со стороны властей. Напомню, в этом доме жил М.Г. Григорьев, организовавший
первый марксистский кружок в Нижнем Новгороде. Я нашёл информацию о том, что
есть документы о передаче здания под госохрану. Слышал от жителей этого дома
жалобы на условия проживания, а также о том, что жалобы эти ни к чему не
приводят. Вот и задаёшься поневоле вопросом — так, может, у нас старые дома
сносятся только там, где это застройщикам интересно, ибо многострадальный дом №
230 по улице Горького выглядит куда как менее интересно, нежели тот же
снесённый недавно дом № 98 на Большой Покровской, но вот расположен он так, что
«воткнуть» там что-либо даже с учётом нашей «уплотнительной застройки» весьма
проблематично!? Извините, но поверить, что сохраняя дом, в котором жил
основатель марксистского кружка, наши властители отдают дань «единственно
верному учению», никак невозможно.

Судя по всему, надо создавать
комиссию, которая бы и занялась разработкой плана сохранения исторического
центра, не создавая при этом препятствий развитию городской инфраструктуры.
Задача сложная, но крайне интересная. И привлечь к её решению надо не только
нижегородцев. Думается, знаменитый реставратор А.В. Попов (не тот Попов, что
Кижи восстанавливал, а тот, что сейчас Кирилло-Белозерский монастырь
реставрирует). Из-за рубежа специалистов по архитектуре, градостроению и
туризму привлечь надо обязательно. А ещё важно начать формировать нижегородскую
идентичность, об отсутствии которой писал недавно, например, из Берлина
нижегородский политолог Андрей Макарычев. Именно отсутствие идентичности не
позволяет в полной мере развивать туризм, из-за чего, кстати, во многом и разрушается
исторический центр города.

По теме
03.12.2019
Никитину стоит принять управленческие решения в связи с двукратным увеличением строительства ледовой арены.
02.12.2019
Главы муниципалитетов – специально назначенные мальчики для битья, в том числе за неисполнение нацпроектов.
02.12.2019
Внутрипартийные назначения Никитина не связаны с успешностью реализации нацпроектов в регионе.
29.11.2019
В центральном исполкоме «Единой России» он будет более полезен, чем на посту министра.
Подборка