16+
Аналитика
20.05.2019
Паспортизация нижегородских больниц – необходимый этап программы капремонта медучреждений региона.
14.05.2019
Саров и Выкса неплохо справляются с благоустройством и без федеральной поддержки.
20.05.2019
Мы постоянно меняем правила игры, даже в таких мелочах, как дата Дня города.
17.05.2019
Программа капремонта больниц должна помочь изменить ситуацию в нижегородском здравоохранении.
17.05.2019
Частая смена даты Дня города снижает его значимость.
16.05.2019
Закон капитализма: чем больше зарабатываем, тем больше тратим.
16.05.2019
Готовящийся перенос Дня города вызывает у нижегородцев недоумение.
15.05.2019
Будет ли программа капремонта нижегородских больниц эффективнее программы капремонта МКД?
15.05.2019
Новому главе департамента потребуется сильная команда для их решения.
14.05.2019
Беззаконием отравлены все сферы общественной жизни
13.05.2019
Но пора разморозить статью о компенсации собственникам за реставрацию.
13.05.2019
Криминальная ситуация в России не самая благополучная.
12 Января 2019
1571 просмотр

Объективность процесса – под сомнением

Объективность процесса – под сомнением

Непредвзятому стороннему наблюдателю не может не бросаться в глаза, что чем дальше движется судебное дело Олега Сорокина, тем большим количеством двусмысленных подробностей оно обрастает. Так что невольно появляется вопрос, почему в этом, казалось бы, очевидном, деле с конкретными предъявленными обвинениями то и дело появляются обстоятельства, ставящие под сомнение эту самую очевидность.

В конце 2018 года Сорокину было отказано в свидании с сыном. Как на существо дела и на процесс его рассмотрения может повлиять свидание обвиняемого с близким родственником? Понятно, что никак. Но это только в том случае, если рассмотрение дела базируется на объективной доказательной базе, при которой субъективные эмоциональные моменты не играют никакой роли. Однако, лишение свидание с родственниками – это эффективный инструмент именно психологического давления на обвиняемого. Так зачем же оказывать на него такое давление, если дело основывается на объективных фактах, которые не зависят от его психологического состояния? Этот вопрос закономерно подводит к мысли, не является ли это дело средством решения каких-то иных задач, для решения которых и требуется согласие, непротивление обвиняемого.

События последнего судебного заседания 11 января 2019 новь демонстрируют странную логику стороны обвинения. Защита указала на тот очевидный факт, что в деле имеются документы с грифом «секретно», в силу чего оно не может рассматриваться в районном суде.

И вновь непредвзятый наблюдатель с удивлением должен заметить, что не может профессиональный юрист, готовивший обвинительное заключение для суда, не знать об этом. И вдруг такая небрежность! Ведь очевидно, что поскольку процесс находится в центре общественного внимания и его фигурантом является бывший глава города - политик и бизнесмен - юридическая сторона процесса должна быть безупречна, чтобы не возникало никаких сомнений в чисто уголовном характере этого процесса. Вместо этого демонстрируется удивительная небрежность. Как будто предварительная подготовка обвинения носила поверхностный формальный характер в расчете на то, что конечный результат процесса уже предрешен.

Конечно, с этих документов можно снять гриф секретности, но уже только задним числом, однако такое действие не разрешит возникшие сомнения, но, наоборот, укрепит их.

Создается впечатление, что твердая позиция Сорокина на этом процессе стала неожиданной, и именно это вынуждает на ходу менять сценарий. И тогда снова актуализируется вопрос: так за что на самом деле Олег Сорокин находится под судом? 

По теме
08.05.2019
Эти слова лучше всего описывают ситуацию со сносом «шахматного дома» в Нижнем Новгороде.  
08.05.2019
Криминальные методы решения проблем возможны лишь на низовом уровне.  
08.05.2019
Изношенность коммунальных сетей в Нижегородской области будет только нарастать.
07.05.2019
Как вы ни доверяете обслуживающим организациям, квитанции нужно проверять.