16+
Аналитика
03.12.2021
Цифровых помощников человека или основы не признающего границ кибергосударства?
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
03.12.2021
Слияние правых партий – шаг вполне логичный с точки зрения планировщиков политического пространства.
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
16 Октября 2012 года
141 просмотр

Общество не стало партнером власти

Отсутствует
открытое обсуждение

Нижегородский
областной суд рассмотрел гражданское дело о признании недействующими
пунктов некоторых постановлений правительства Нижегородской области,
в частности — постановления «О введении на территории
Нижегородской области единого социального проездного билета» в
новой редакции. В жалобе указывалось на противоречие правовых норм
положениям Федерального закона в части увеличения стоимости единого
социального проездного, применением «талонной системы»
проезда, порядка реализации и использования единого социального
проездного билета. Изучив материалы дела, суд отказал заявителю в
удовлетворении требований в полном объеме.

На
примере ситуации с единым социальным проездным билетом в
Нижегородской области можно увидеть, что общество и власть в России
не могут договориться о партнерстве.

Что
касается собственно постановления областного правительства «О
введении на территории Нижегородской области единого социального
проездного билета», то я не смотрел специально законы на этот
счет. Но у меня есть некое представление, что по закону о социальной
защите – это федеральный закон — нельзя принимать нормативные
акты, которые ухудшают существующее положение. Это — первое. Второе.
Насколько я знаю и понимаю суть, постановление правительства региона
о введении единого социального проездного билета, который ограничил
количество поездок для нижегородских пенсионеров, в действительности,
как я понимаю, нарушило федеральный закон о социальных федеральных
льготах. Потому что в категорию льготников попадают не только
гражданские пенсионеры, но и так называемые федеральные пенсионеры —
вышедшие в отставку «силовики», милиционеры,
военнослужащие и так далее.

И
здесь, безусловно, региональное руководство встает перед серьезной
проблемой: либо требовать от Федерации какую-либо компенсацию для
таких льготников (насколько я знаю, такой компенсации нет, ее просто
не предусмотрено, все давно спущено на региональной уровень). Либо же
региональному правительству своим постановлением надлежит вступать в
прямую конфронтацию с федеральным законом.

Что
же касается моего отношения в целом к этому пресловутому единому
социальному проездному билету, то я не столько против, сколько против
самого механизма, по которому он был введен. Даже не смотря на то,
что он само по себе нарушает существующие законы; это – дело, в
конце концов, суда.

Дело
вот в чем. Мы все понимаем, что ситуация с бюджетом не блестящая. При
этом речь идет как о федеральном бюджете, так и о бюджете
региональном. Сегодня региональные займы составляют 65 процентов
всего областного бюджета. Это — много, хотя и законно.

Но
это показывает тренд: региональные власти занимают и перекладывают
обслуживание внешнего долга на плечи будущих поколений. И это,
конечно, может составлять в будущем – и уже составляет сегодня
– большую проблему.

Хотя
как раз сегодня еще можно занимать под вполне приличные ставки. И в
этом смысле, если вообще занимать, то занимать сегодня. Это все-таки
лучше, чем через год, когда кризис уже будут полыхать вовсю, что
создаст дополнительные трудности во многих отраслях бюджетной
деятельности, в том числе осложнит и проблему внешних займов.

Но
мне не нравится сам механизм ввода нового постановления о едином
социальном проездном билете, которое, безусловно, имеет большой
социальный резонанс и касается большого количества людей, большинство
из которых – люди не слишком-то обеспеченные. Мне не
понравилось отсутствие открытого обсуждения нового механизма
льготирования поездок пенсионеров на транспорте. Мне не понравилось,
что эта проблема не была вынесена на серьезное обсуждение, например,
на уровне областной Законодательной власти.

Потому
что если действительно серьезно подойти к людям и рассказать им о
проблемах с бюджетом, рассказать о приоритетах затрат, о затратах и
приоритетах, и если еще вдруг выясниться, что на самом деле другой
возможности компенсировать затраты областного бюджета кроме как
вводить вот этот единый социальный проездной билет на транспорте для
пенсионеров не существует – тогда это была бы совершенно другая
песня. Это я опять же говорю, не учитывая сторону юридическую,
которая, безусловно, была, видимо, как-то нарушена, если это дело
может стать предметом рассмотрения в суде.

Люди
стали думать

Сейчас,
я так понимаю, областная власть будет отстаивать свою позицию. Что
введение единого социального проездного на самом деле не ограничивает
право граждан на льготные проезд на транспорте. И они будут
мотивировать данное мнение, приводя данные за сентябрь текущего года.

Если
я правильно помню, то где-то в двадцатых числах сентября департамент
транспорта правительства области обнародовал данные, согласно которым
было приобретено порядка трехсот тысяч, по-моему, этих проездных
билетов вместе с книжечками талончиков. И соответственно, если на
тридцать девять умножить – то есть, на установленное количество
льготных поездок, то получается где-то двенадцать с лишним миллионов
таких талончиков. А использовано было на 20-е сентября, как они
говорят, в среднем по области где-то сорок процентов из них.

Это
должно было бы доказать, что на самом деле люди и не ездят больше. И
ввод вот этих тридцати девяти количества льготных поездок на
общественном транспорте в Нижегородской области по факту не является
ограничением.

Но
дело-то вот в чем. В августе текущего года, когда в нижегородском
регионе стали обсуждать введение единого социального проездного
билета, не было ясно сказано, будет ли это касаться только тех, кто
покупает проездной или нет. А таких оказалось, по данным департамента
транспорта правительства Нижегородской области, треть от шестисот
тысяч общего количества пенсионеров, могущих рассчитывать на
получение льготы, то есть порядка двухсот тысяч пенсионеров, а другие
четыреста тысяч брали эти двести рублей, но проездной билет не
покупали. Так вот эти триста тысяч проездных билетов — это как раз и
есть те самые люди, которые не поняли, будут или не будут им
компенсировать льготный проезд. И в этом смысле получилось четыре
миллиона лишних талонов – принадлежащих как раз тем самым
людям. Которые этими талонами не пользовались. А пользовались именно
те, кто покупал проездные билеты всегда. То есть, если пересчитать
сорок процентов от двенадцати миллионов, то от восьми миллионов это
будут те же шестьдесят процентов.

А
люди-то вообще стали, конечно, думать. Я 30-го сентября ехал из
деревни от родственников. И в автобусе, возвращаясь, видел
трогательную картину, когда пенсионеры отдавали свои талоны,
предлагали другим: дескать, мы вам можем помочь. То есть талоны
оставались еще. И это как раз те самые талоны, которыми и не должны
были бы пользоваться люди.

Региональное
руководство будет вынуждено пересматривать и другие льготы

А
вообще вопрос о том, что делать с людьми, которые получают деньги, но
не хотят их использовать на проезд – это вопрос, безусловно,
чрезвычайно важный. Я даже больше скажу. Наша система льготирования
может стать причиной другого рода финансовых трудностей.

Вот
смотрите, что сейчас получается. Нижегородские пенсионеры имеют
льготу на оплату налога на имущество. Точнее, они не оплачивают налог
на квартиры. Это, правда, сейчас деньги смешные. Но на самом деле
общая тенденция в Российской Федерации такова – я имею в виду
тенденцию налоговой системы в России, — что, вообще говоря, этот
налог тоже будет повышаться. И региональное руководство будет
вынуждено пересматривать эти льготы.

Согласитесь,
что давать льготы проще, чем их отнимать. Это все равно что деньги
отдавать занимаемые: берешь чужие – а отдаешь-то свои. И так
будет повсеместно.

Вот
сейчас областное руководство говорит нам, что оно ввело восемьдесят
пять льгот. Часть из них, безусловно, оправданные льготы, потому что
они носят стимулирующий характер. Например, льготы по налогам для
многодетных семей. А есть такие льготы, которые на самом деле имеют
смысл тогда, когда есть деньги.

Стране
нужна реальная политика

В
действительности проблема заключается вот в чем. В целом
государственная повестка дня, конечно же, не совпадает с повесткой
дня общественности. В повестку дня общественности входит желание
вообще ни за что не платить. И это желание вполне понятно и
объяснимо. Но оно явно не совпадает с желанием получать деньги от
населения, которое демонстрируют власти – федеральное или
областное руководство.

Но
задача областного руководства заключается в том, чтобы принимать
нужные и выгодные ему решения — не смотря на общественную повестку.
Либо все-таки пытаться изменить эту повестку. То есть разъяснить
обществу, почему они так поступают, каковы их не только цели, но и
непосредственные мотивы, условия, в которых принимаются те или иные
решения.

Задача
руководства – в данном случае, руководства Нижегородской
области – это привлечь на свою сторону сторонников. И если
говорить о ситуации применительно к введению единого социального
проездного — эта работа совершенно не была сделана. Тогда все было
сделано втихаря. А дальше будет больше.

Ведь
что делается сегодня на уровне Нижегородской области? Получилось
совершенно немыслимое. Власть сосредоточила, сконцентрировала в своих
руках практически все информационные ресурсы, практически все
значимые телевизионные каналы, все газеты – или получила
реальное влияние на эти СМИ. И что? Где вот эта та самая линия на
диалог с обществом, на объяснение обществу действия власти?

Получается
нечто противоположное. Вследствие этого катастрофически уменьшаются
тиражи изданий, потому что их никто не читает кроме начальников. Что
же касается телевизионных каналов, то как происходит диалог с
обществом можно увидеть на примере телевизионных передач, в которых
руководители региона, в частности – губернатор Шанцев общается
с населением.

Ему
задают вопросы про детские площадки, про отсутствие освещения, — и
все это, безусловно, важные вещи. Но они все равно стоят в третьей
или в четвертой очереди по сравнению с важностью других проблем,
которые ощущаются каждым жителем Нижегородской области.

Общество,
к несчастью, не стало партнером власти. И это очень хорошо показал
пример введения единого социального проездного билета.

И
это только маленький пример на региональном уровне. В
действительности во всей стране нужна соответствующая политика.
Власть должна проводить собственную работу с людьми: стремиться
объяснять обществу свои действия и стараться приобретать для себя в
обществе новых союзников.

В
свою очередь и общество должно иметь возможность доносить до власти
свое мнение, свои реакции, поправлять власть, корректировать ее
действия, если та не права. Общество должно иметь возможность делать
это на уровне средств массовой информации, политических партий, в
том числе – оппозиционных, на уровне общественных институтов,
которые у нас сегодня вообще слабо развиты. Нашей
стране нужна реальная политика.

По теме
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.