16+
Аналитика
16.12.2019
Осуществимость программы комплексного развития транспортной инфраструктуры Нижнего Новгорода вызывает большие сомнения.
09.12.2019
Тарасова увидела что-то такое в документах ЕЦМЗ, и решила вовремя уйти в отставку.
13.12.2019
За короткий отрезок времени предприятие стало поставщиком множества негативных новостей.
13.12.2019
Нижегородская «Единая Россия» отмахнется от возврата прямых выборов мэров, как и от решения КС.
12.12.2019
Заксобрание делает небольшую уступку в пользу административного ресурса.
12.12.2019
Они отказались рассматривать отмену запрета на шествия по Большой Покровской.
11.12.2019
Ирина Тарасова, проработав три недели на посту директора ЕЦМЗ, увидела что-то такое, что предпочла вовремя оставить это кресло.
11.12.2019
Общественный транспорт нижегородской агломерации начинают рассматривать как единую систему.
10.12.2019
Все агломерации выстраивают организацию общественного транспорта по сетевому принципу.
09.12.2019
ЕЦМЗ – монополист, а при монополии негативные последствия неизбежны.
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
14 Марта 2008
150 просмотров

Общество непрерывной революции

(Продолжение.
Начало в статье Город без навыка
самозащиты
)

Реальное историческое
богатство, внутренняя культурная насыщенность небольшой территориально
центральной части Нижнего Новгорода превосходит во много раз и культурную
концентрацию тех гигантских площадей, которые ее окружают, и
архитектурно-градостроительные экспансии новой культуры, которые совершаются в
центр старого города.

Эти коммерчески ориентированные
уроды, которые наступают на город, поблекнут буквально через считанные годы, —
мы увидим, как они никчемны, ничтожны и не нужны нам, как они обесценивают тот
ресурс, резервуар, который питает жизнь города. Поэтому вопрос о том, нужно или
не нужно сохранять, ответ один, с точки зрения культуры и перспективы: надо –
всеми возможными путями, потому что это настоящая, реальная задача для людей,
которые живут в этом городе, это не задача и не проблема властей – а именно
людей.

А у власти и бизнеса достаточно
широкий диапазон поведения, они могут соучаствовать в этом, а могут
благополучно предавать интересы города. Они в таком диапазоне живут и
действуют. Если говорить языком исторических метафор, они как защищают иногда
города, так иногда и ключи выносят врагу.

Приведу еще один пример, вроде как
и не в тему – Испания, далекая от нас страна. Хотя по характеру экономического
развития, по месту в современной Европе она больше на нас похожа, чем Франция
или Германия. Это окраинная территория, долго находившаяся в оккупационном
режиме жизни, пусть и более благоприятном, чем Россия (если вспоминать монголо-татарское
иго, арабы вели себя более мягко по отношению к испанцам). Испания относительно
поздно установилась как самостоятельный этнос, пережила жесткий тоталитарный
проект, который существовал очень долго – по сути дела, только в середине 70-х
они избавились от наследия франкистского режима – и то, может быть, не до
конца.

Как они ведут себя по отношению к
историческому наследию? Люди, которые двигаются по испанским городам, видят,
что там нет таких чудовищных разрушений, чудовищного произвола. Там есть
жесточайшая установка по отношению к историческим памятникам.

Человек, который обладает жилым
домом или кварталом, отвечает в юридически беспощадно закрепленных формах за
состояние этого строения. Если не справляется, здание забирают и отдают другому,
причем и новый хозяин ничего не может поменять. Он должен в том виде, в каком
этот дом ему отдан, его сохранить. Есть документация, где определено, в каком
состоянии дом должен находиться, и если со зданием что-то случается, человек
лишается этой собственности.

Наша ситуация в этом смысле гораздо
печальней и требует дополнительной бдительности и сверхусилий, потому что мы
как всегда в постоянном идеологическом авангарде любых развитий и любых
процессов. Если уж мы увлекаемся коммунизмом, так у нас такой коммунизм, что ни
в сказке сказать, ни пером описать (хотя идея-то, собственно, и не наша была).
Если мы начинаем увлекаться либерализмом, и начинаем строить капитализм, то всё
– держись, историческое прошлое, – опять начинается полоса отречений. То есть,
эти процессы вызваны нашим эмоциональным отношением к истории.

Встает вопрос: «чем жить?», мы
начинаем понимать, что это нужно беречь – уже в силу того, что этого
чрезвычайно мало, мы и так стираем свою историю постоянно: и по небрежности, и
систематически. А город – это живое напоминание нам, где мы находимся, что
история это не просто книжка, это не библиотечные архивы, это реальный слой
жизни, который нас связывает с прошлым и, соответственно, открывает нам некую
непрерывную дорогу в будущее.

Я одно время спускался вниз по
Рождественской – там стоит дворец Шехтеля, эпохи модерна. У него были поверху
мозаики (их нельзя назвать уникальными, но это прекрасные, замечательные
мозаики), они стали осыпаться, что, видимо, просто раздражало хозяев этого
дворца. И вместо того, чтобы эти мозаики реставрировать (начало XX века), их просто сбили,
замазали серой краской – никто и внимания не обратил, не возникло никаких
вопросов.

Если говорить об организационных
вопросах, то власть и строительные организации инструментально достаточно
вооружены в этом плане, они понимают, что им приходится сталкиваться с
определенным сопротивлением среды – и социальной, и культурной, и гражданской.
У них есть риторика, внутренне заряженная на то, что, мол, как же, это ветхий
фонд, это невозможно, это пожароопасно, это незащищаемо.

Главная задача в борьбе за спасение
исторического наследия Нижнего Новгорода – сделать так, чтобы каждый случай, по
каждой избушке, рассматривался специально, чтобы были достаточно громоздкие
процедуры, которые мешали бы просто так безнаказанно уничтожать этот город.

Если все-таки невозможно
технологически сохранить то или иное сооружение, которое признается
историческим, или претендует на то, чтобы так называться, — вопрос нужно решать
еще в одном моменте.

Важен не только фактор сохранения
каждого отдельного здания, нужно сохранить облик города – то есть это вопросы:
«что взамен?», «что такое центр города, и все ли можно здесь строить с точки
зрения облика города?». Те сооружения, которые в последнее время появляются
здесь, — гонконгско-сингапурского типа, — это квазиархитектура, она не
соответствует историческому облику города. Это провокация, способ изобразить
другие города, сочетание исторического с современным.

Этот вопрос тоже нужно обсуждать –
что строить с точки зрения архитектуры. И если вопрос о сохранении зданий
обсуждается, то с точки зрения облика города Нижний Новгород совершенно
беззащитен. Понятно, почему это происходит.

За строительными проектами стоят
огромные деньги, те, кто их реализует, сейчас решают большие серьезные вопросы
и пока преодолевают гражданское сопротивление – нежное и неоформленное. Навыки
самоуправления у нас очень слабо развиты. Гражданская культура находится в
зачаточном состоянии. Поэтому субьектность исторического процесса пока не на
стороне грамотных и культурных.

Что касается предложения разделить
деловой, административный центр и исторический центр для обеспечения
сохранности архитектурных исторических памятников, то ситуацию всегда нужно
рассматривать в комплексе, она все время небанальна.

Силы, о которых я говорил, –
заинтересованность в средствах или потребность в реализации денежных средств,
то есть интересы крупных строительных компаний и, будем прямо говорить,
властей, с ними связанных, — действуют все время, но они при этом преодолевают
любые барьеры, которые стоят на пути реализации такого типа современных
социальных установок. Второй момент: обесточить город, вообще увести из него
живые действующие деньги тоже неправильно – а как мы тогда будем его
восстанавливать?

То есть это идея, на которую я не
могу среагировать однозначно. Интересней был бы другой вариант – жесткий
регламент присутствия в городском центре, снабженный специальной системой
документации выделения этого исторического центра. (И даже исторических зон
города – ведь есть не только исторический центр, но и другие зоны – тот же
центр Сормова, например. Это, конечно, не археологическая ценность, как
Нижегородский кремль, который стоит на грани исторической и археологической
ценности, но, тем не менее, там есть некий градостроительный навык, история,
некая связь – эти вещи выделяются, в том числе территориально.)

 И вот по отношению к историческим зонам, в первую очередь, к
историческому центру, должен быть введен жесткий регламент. Если ребята хотят
строить гигантский многоэтажный застекленный офис, то они, естественно, не
должны его строить в центре города. Должен жестко соблюдаться и принцип
этажности, которая в каждой зоне существует, и другие параметры – вплоть до
облика города.

Все проекты должны обсуждаться, но
при этом они должны безоговорочно соответствовать выдвинутым условиям.
Безусловно, инвесторы должны иметь право голоса – но только дискуссионного,
совещательного – по архитектурному облику зданий, которые появляются в исторических
зонах. Да, они могут предлагать проекты наравне с другими проектами, они могут
покупать и занимать новые здания, которые создавались бы широкой комиссией –
может быть, даже с участием федеральных и международных специалистов, того же
самого ЮНЕСКО, — но не принимать решения по таким вопросам.

Нижегородский исторический центр –
это не центр Тольятти. Он представляет ценность не только для нижегородцев,
россиян, но и для всего мира.

Но если власть и администрацию
выгонять вообще – возникает вопрос: как тогда поддерживать этот достаточно
обширный исторический центр? Не исключено, что тогда он останется на периферии
их интересов – кто о нем тогда позаботится? Международные организации? – вряд
ли. Гражданское общество? – оно слишком слабо, не обеспечено ресурсами, поэтому
нужна новая комплексная политика.

Но те, кто хотят строить так
называемые «билдинги» и офисные центры, должны перемещаться за черту города.
Это не значит, что центр города надо лишить, к примеру, универмагов – но всякий
раз их облик должен обсуждаться специально. Мало ли, что в «Этажах» людям
удобно и комфортно, можно же сделать так, чтобы не нарушая и не нанося
серьезных повреждений архитектурному облику города, создавать удобные и
комфортные торговые площадки.

Но для нас такой подход – новость,
потому что мы привыкли относиться к этому небрежно, не только привыкли, но
утверждали за последние сотню лет подобный тип отношений. Мы – общество
непрерывной революции. У нас сил-то уже нет никаких на это, но мы продолжаем
отрекаться и ломать.

По теме
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
Подборка