16+
Аналитика
14.05.2021
Нижегородская область неслучайно оказалась в числе получателей инфраструктурных кредитов.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
13.05.2021
Отработавший целый год на посту мэра Юрий Шалабаев делает акцент на хозяйственную жизнь города.
30.04.2021
Поездка Никитина по Уралу открывает новые возможности для нижегородской промышленности.
28.04.2021
А чтобы развивать наземный электротранспорт, Нижний должен распоряжаться большей долей заработанных средств.
27.04.2021
Не только в славном прошлом побед, но и в кровавых страницах, написанных Сталиным.
23.04.2021
Эти акции организуются лишь с целью создавать видимость массовой поддержки Навального населением.
22.04.2021
Численность вчерашних митингов – показатель истинного рейтинга Навального.
22.04.2021
На призыв поддержать Навального вышли только сторонники его как лидера.
21.04.2021
Заявление президента показывает, что политическое решение по развитию метро в Нижнем Новгороде уже принято.
20.04.2021
Нацеленность определенных сил на уничтожение российского государства становятся все более очевидными.
19.04.2021
Но не станет ли вход на территорию кремля после ремонта платным для горожан? Ответа пока нет.
22 Апреля 2005 года
220 просмотров

Одна технология во всех революциях

Максим Жаров, политолог:

Конечно,  закономерности в революциях, произошедших на территории СНГ есть, поскольку во всех «бархатных революциях», происходящих на постсоветском пространстве в последнее время, применяется одна и та же технология. Технология эта уже неоднократно описана экспертами, и, думаю, нет смысла повторять ее основные признаки и компоненты. Хочу лишь заметить, что общим местом для всех «бархатных революций» в Грузии, на Украине и в Киргизии является несоответствие того типа политического режима, который сформировался в этих странах после распада СССР, реалиям современного мира и  устремлениям  организаторов таких «революций». При этом, как показывает опыт Киргизии, совершенно необязательно, что влияние внешнего фактора на развитие «бархатной» революционной ситуации является доминирующим и определяющим дальнейший ход развития событий в данной конкретной стране.

На мой взгляд, первопричиной происходящих в последнее время событий в постсоветских государствах  является возникновение социальной и политической турбулентности, которая происходит на фоне обострения или угасания внутриэлитных конфликтов. Обычно турбулентности такого рода возникают на пике очередного электорального цикла, ведь далеко не случайным является тот факт, что абсолютно все известные нам сегодня «бархатные революции» происходят практически сразу после парламентских и президентских выборов.

Попутно замечу, что отмена выборов как способ защиты от «бархатных революций» здесь не решает задачи, ведь, как уже говорилось выше, все дело в несоответствии политического режима современным реалиям и в конфликте элит. Даже отменив выборы, действующая власть все равно будет вынуждена приводить политический режим в соответствие со множеством далеко не всегда просчитываемых факторов, влияющих на внешне и внутриполитическую ситуацию в стране, и разрешать противоречия в элитах, возникшие в результате конфликта между ними.

Коротко говоря, позиционирования как такового во время произошедших революций со стороны России не наблюдалось, если, конечно, не считать стандартных заявлений МИДа по Грузии и Киргизии и открытой игры «в Януковича» на Украине. Думаю, что Россия и не могла вести каких-то активных и самостоятельных действий в обозначенных ситуациях просто потому, что была связана по рукам и ногам заданной еще с начала 90-х гг. моделью отношений с государствами СНГ. А ведь СНГ есть не что иное, как виртуальный муляж Советского Союза, необходимости в  существовании которого в настоящий момент я лично не вижу.

Единственной выгодой, которую, как мне кажется, извлекла российская власть из череды «бархатных» революций, пока можно считать понимание технологии и механизмов развертывания  таких революций. И это весьма важно, как для самой России, так и для ее партнеров на постсоветском пространстве, поскольку Россия сама в состоянии применять подобные технологии в соответствии со своими национальными интересами.

Примечательно также, что назначение М.Колерова главой управления по межрегиональным и культурным связям зарубежными странами пришлось на тот временной отрезок, когда в Молдавии президент Воронин успешно сломал «бархатный сценарий» благодаря тому, что сам стал «оранжевым», а в Киргизии действующий президент Акаев отказался применять силу против «революционеров» и сбежал из страны. Находясь в роли наблюдателя, российские власти увидели на примере Молдавии и Киргизии, как не надо действовать в ситуации, когда реализуется «оранжевый сценарий». И в этом для России тоже есть определенная выгода.

Выводы власть, безусловно, сделала, и об этом красноречиво свидетельствует интервью главы кремлевской администрации Д.Медведева журналу «Эксперт». Но говорить о том, будут ли у нас какие-либо изменения во внутренней и внешней политике в связи с чередой «бархатных» революций, на мой взгляд, пока преждевременно.

Не думаю, что  революция, в ее классическом, ленинском понимании, в России вообще возможна в течение ближайших 5-10 лет. Но использование отдельных компонентов технологии «бархатных революций» в России вполне вероятно, причем в качестве заказчика вполне могут выступать не только внешние силы и оппозиция, но и сама власть. «Бархатные» революции – это технология изменения политического ландшафта, и нам уже известны  достоинства и недостатки этой технологии. Эта технология может быть применена как во благо, так и во зло. А лучшим способом предотвращения «оранжевой угрозы» извне, с моей точки зрения, является модернизация российской властью этой технологии, и ее использование в национальных интересах России.

По теме
19.04.2021
А те, кто свою выгоду ставит выше интересов государства.
16.04.2021
Было бы странно, если бы в год 800-летия Нижнего Новгорода он старался быть незаметным.
15.04.2021
Будет ли иметь продолжение попытка создания космодрома в Нижегородской области?
14.04.2021
НОЦ – инструмент реализации научного потенциала нижегородских вузов.