16+
Аналитика
21.07.2020
Совершенствование дорожной сети предполагает временные неудобства.
28.07.2020
Причина недовольства нижегородцев благоустройством города – в профнепригодности чиновников.
21.07.2020
Крупные проекты приходится осуществлять в живом теле города, но нельзя забывать и о комфорте жителей.
21.07.2020
К процессу обновления дорожной инфраструктуры Нижнего Новгорода я отношусь с пониманием.
16.07.2020
Правительство Нижегородской области заинтересовано в эффективности и прозрачности закупочных процедур.
15.07.2020
«Нижегородский водоканал» пытался подогнать условия конкурса под заранее определенного подрядчика.
15.07.2020
Гордума должна проверить аффилированность их руководителей с победителями торгов.
10.07.2020
Работа с рейтингами в Нижегородской области поставлена на эффективную основу.
08.07.2020
Мэрия Нижнего Новгорода демонстрирует отсутствие эффективной системы управления.
07.07.2020
Нижегородцам не пришлось рисковать здоровьем, чтобы выразить свое мнение относительно поправок к Конституции.
07.07.2020
Дистанционный формат пришелся по душе нижегородцам, а подготовка голосования в регионе была эффективной.
06.07.2020
Уровень явки и поддержки изменений Конституции в Нижегородской области связан с работой губернатора.
21 Июня 2005 года
248 просмотров

Окраина

«Я на эти руины насмотрелся досыта. И считаю, что Сибири самостоятельность нужна сильнее всего. Самостоятельные сибиряки не смогут долго ходить мимо руин и развалин, начнут что-то делать, и быстро добьются успехов. А правительство и московские «патриоты» уже делом доказали свою непригодность к управлению страной. Вот по этой причине для меня вопрос о необходимости Сибири даже не стоит. Надо — и все…» — пишет политолог-сибиряк Дмитрий Верхотуров.

Это звучит жестоко и страшно: как вот так, внезапно, «по живому» отделять традиционную окраину страны? Какие руины, когда жизнь вроде бы только начала налаживаться? Ведь сколько не ругай нашего Президента, но экономический рост последних лет объективная реальность. Больше работы, лучше зарплаты и жизнь светлее становится.

Именно так видится ситуация из Москвы и Питера. На фоне яркой и кипучей жизни Центральной России совершенно затерялись окраины нашей страны, составляющие, в сущности, ее экономическую и территориальную основу.

Мы как-то забываем о том, что реально этот самый экономический рост охватывает только 140 населенных пунктов из сотен тысяч. Это крупные административные и промышленные центры, да и то не все. Остальная страна продолжает жить более чем скоромно.

«Достаточно проехать по железной дороге по Западной Сибири, чтобы увидеть — дорогу с обеих сторон окружают брошенные предприятия, зерновые элеваторы, станции пассажирские и станции сортировочные, вокзалы и разъезды. Руины, развалы, кучи мусора и заржавевшие механизмы, конструкции, локомотивы, вагоны…» — пишет Верхотуров.

Руины после катастрофы, с которых неспешной походкой истории уходят обитатели. Одни уходят, практически бегут на Запад, не видя перспектив ни для себя, ни для своих детей. В некоторых городах (Шарыпово) можно встретить целые улицы брошенных домов, построенных во времена еще советского строительного бума.

Демографы бьют тревогу: за 1995–2002 годы население Сибирского федерального округа сократилось на 1 084 тысячи человек («Вечерний Новосибирск», 15 марта 2005). Низкая рождаемость, болезни, бедность – все эти факторы усугубляются с Запада на Восток.

Уезжают наиболее квалифицированные работники, а на их место приходит дешевая и неквалифицированная рабочая сила из сопредельных стран: китайцы, вьетнамцы, таджики.

В Красноярском крае (станция Саянская) недавно локализована вспышка дизентерии (болезни грязных рук, чья угроза в таких ужасающих условиях антисанитарии – постоянна) среди нелегальных мигрантов из Киргизии и Таджикистана («Российская Газета», 6 июня 2005). Сейчас вагончики, где они жили, находятся в карантине и эпидемии, кажется, удалось избежать, хотя это легко могло произойти, хотя бы через фрукты, продаваемые на рынке.

Не многим лучше приходится и коренному населению, избравшему другой путь, — остаться на родине. Тяжелая, изматывающая, безысходная жизнь толкает людей к пьянству и наркомании.

Да, да, этот порок, считавшийся достояние богемы и университетских общежитий, «пошел в массы». Последняя проверка на шахтах Кузбасса выявила 39 наркоманов (РГ, 24 мая 2005), а скорее тех, кто находился в тот момент «под дозой».

А директор шахты имени Ленина Иван Шундулиди, заявил на совещании в Челябинске, что «на его шахте работали 20 шахтеров, которые были взяты на учет в местном наркологическом диспансере».

По слухам февральская авария на шахте «Есаульская», в которой погибли 25 человек, возможно, была вызвана  ошибкой сотрудника-наркомана.

Словно вслед за человеком, стирается, уходит и природа: по не вполне ясным причинам исчезают знаменитые сибирские озера. В 1971 году число озер площадью более 40 гектар составило – 10 882, в 1997 – 9 712 («Guardian», 10 June 2005). Из-за хищнической эксплуатации тает и животный мир Байкала….

«С начала 90-х годов к власти в России пришли «временщики», которым надо было быстренько что-то хапнуть и уйти. Требовать от «временщиков» какой-то осознанной позиции по отношению к развитию Сибири просто бессмысленно. Поэтому я с этим режимом не увязываю никаких надежд на будущее Сибири» — утверждает другой сторонник сибирского сепаратизма Виктор Козодой («Континент Сибирь», 13 мая 2005).

Действительно: сегодняшняя власть мало что дает (и может ли дать) Сибири. Но что же делать: отделяться? А куда деть десятилетия, века нашей совместной истории, отмеченные строительством всего того, что стало сегодня «руинами». Федеральный центр, зацикленный на проблемах большой политики и чеченского сепаратизма, совершенно игнорирует судьбу огромного большинства российских территорий, выпадающих из его поля зрения.

Да и не грозит Сибири долгая независимость. Регион (вместе с Дальним Востоком) очень скоро попадет под фактический контроль Китая и Японии, давая им шанс отыграться за полуколониальное прошлое, превращая Сибирь в свой сырьевой придаток.

Помниться в 1991-м все точно также верили в светлое независимое будущее, покой довольство и чудесное разрешение национальных проблем. Молдавия, Грузия, Таджикистан вкусили этой «панацеи» в полной мере.  Там ситуация только усугубилась.

Но отсутствие реальной возможности отделиться никак не оправдывает наше иждивенческое отношение к Сибири, на которую власти смотрят как на какое-то чужеродное тело или даже балласт, который можно и продать. Называются даже конкретные суммы (2-3 триллиона долларов).

Впрочем, последние программы «Газпрома» по развитию нефтегазовой отрасли края внушают некоторые надежды, что Москва обратит свой взор не только на Чечню, но и иные «проблемные регионы».

Оригинал этого материала опубликован на сайте «Русская цивилизация».

По теме
06.07.2020
Электронное голосование в Нижегородской области прошло на очень высоком уровне.
06.07.2020
Голосование показало, что не только молодежь в Нижегородской области знакома с азами компьютерной грамотности.
03.07.2020
Результаты голосования в регионе по поправкам к Конституции укрепляют позиции губернатора.
03.07.2020
Голосование по поправкам к Конституции превратилось во всероссийский референдум доверия Путину.