16+
Аналитика
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.07.2021
Что и нашло свое отражение в оценке вице-премьером реформ в Нижегородской области.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
25 Июня 2013 года
357 просмотров

ОМОН-Сити

«Меня
били-колотили у дороги во кустах…»

В
понедельник, 24 июня в Нижнем Новгороде прошла пресс-конференция,
посвященная последним случаям незаконных действий в отношении
активистов нижегородской оппозиции.

Участники
пресс-конференции — писатель Захар Прилепин, руководитель отдела
расследований нижегородского отделения МРОО «Комитет против
пыток» Дмитрий Утукин, а также общественные активисты Александр
Зайцев, похищенный и избитый неизвестными 14 июня 2013 года, и Юрий
Староверов, обвиняемый по уголовному делу о событиях 15 сентября 2012
года на пл. Свободы, рассказали о случаях незаконных расправ над
оппозиционерами.

По
словам организаторов мероприятия, похищение и избиение неизвестными
Александра Зайцева 14 июня 2013 года является лишь последним таким
эпизодом, в то время как множество предшествовавших случаев не были
освещены и расследованы.

В
свою очередь в партии «Другая Россия» считают, что
«фактически прикрывая исполнителей, нижегородский Следственный
комитет, со своей стороны, также преследует активистов, фабрикуя на
них уголовные дела, подобные «делу 15 сентября».

Отчего
же подобное происходит в Нижнем Новгороде? В чем причина того, что,
по
словам Юрия Староверова
, «Нижний Новгород на фоне
большинства городов России отличается особой жесткостью, даже
жестокостью по отношению к оппозиционерам и их действиям»?

Заслужил
ли Нижний Новгород свою печальную славу, получив и даже закрепив имя
«ОМОН-Сити»?

В
«полемическом запале»

Безусловно,
одним из наиболее вопиющих случаев последнего времени была история с
«абажурами», которая возникла после определенной
публикации журналистки из «Комсомольской правды» Ульяны
Скойбеды.

Ульяна
Борисовна с 1997 года работает обозревателем газеты «Комсомольская
правда» и даже была лауреатом журналистских премий. В мае 2013
года ее реплика в полемической заметке о либералах, опубликованная на
сайте «КП», вызвала скандальный резонанс в СМИ и стала
причиной вынесения газете предупреждения Роскомнадзора.

Беда
в том, что слова Скойбеды были не просто полемической репликой. Она
опубликовала статью с подзаголовком «Порою жалеешь, что из
предков сегодняшних либералов нацисты не наделали абажуров. Меньше бы
было проблем».

Иными
словами, как потом вынуждена была публично признать она сама,
«допустила некорректное выражение: вырвалась фраза, что я,
порой, жалею, что родственники моих оппонентов не погибли во время
войны. Я искренне приношу извинения всем, кого обидела».

Вот это вот, сказанное словно мимоходом, — «порой, жалею, что родственники моих оппонентов не погибли во время
войны» — особенно впечатляет. Словно это само собой разумеется, если журналист всего лишь чуточку (порой) жалеет, что кого-то не замучили и не убили.

То есть, обычно она, Ульяна Скойбеда, не жалеет, что людей превратили в абажуры. Но «порой» — порой она жалеет. Она, видите ли, порой жалеет, что не все бабушки и дедушки ее оппонентов были замучены. А мы, соотвественно, должны ей простить то ли ее жалость, то ли ее наглость.

При этом, как водится, оправдание было «комсомольски»-залихватским («Кровь наша
горячая, казацкая. И вот в полемическом запале…»). Комсомола уже нет как нет, но залихватский-то стиль еще как остался!

То
есть, никакого самообвинения не последовало. А затем тут же
последовали жалобы на нанесенные обиды: после публикации Скойбеда
заявила, что получила через социальные сети угрозы физической
расправы от националистов.

И
сейчас она продолжает работать в «Комсомольской правде»,
со страниц которой продолжает сеять «разумное, доброе и
вечное».

Шеф
же ее, главный редактор «КП» Владимир Сунгоркин, призвал
разобраться и с заявлениями оппонентов Скойбеды. Вроде бы как они во
всем виноваты, что ли.

Очень
многие сочли инцидент не исчерпанным. Например, музыкант Андрей
Макаревич считает, что в данном случае мало просто извиниться. А
заместитель мэра Москвы Леонид Печатников, бабушка которого стала
жертвой геноцида, на пресс-конференции выразил протест газете в форме
демонстративного отказа отвечать на вопросы корреспондента «КП»:
«Поскольку из кожи моей бабушки немцы успели сделать абажур,
мне очень жаль, что я нашёл этот абажур в редакции вашей газеты».

Но
главный вопрос так и остается открытым: ну, ладно Скойбеда. Кровь у
нее «горячая, казацкая» (так и возникают в воображении
казацкие нагайки, которыми те разгоняли «оппозиционеров»
в январе 1905 года). Но что же редакторы — они что, тоже потомки тех
казаков? Отчего они пропустили такой откровенно кровожадный текст?

Ответ
напрашивается один: потому что этот текст был исключительно
концептуальным. Насилие, а точнее сказать — расправа над
оппозиционерами, является едва ли не государственным трендом. И
транслировать этот тренд — о необходимости расправы над оппозицией —
безусловно, считается хорошим и правильным с точки зрения лояльной
газеты с миллионными тиражами.

А
если где-то и «перегнул палочку» — что ж, всегда все
можно списать на «полемический запал» и молодецкую кровь.
Все равно все сойдет с рук.

И
ведь сошло.

Тучные
жатвы

Конечно,
иметь дело с людьми, которым собственное мировоззрение заменяет
реальность, — не слишком большая новость для любого человека с
мало-мальским жизненным опытом. Беда в том, что все чаще приходится
общаться с людьми, у которых реальность заменяет не свое собственное
мировоззрение, а мировоззрение, усвоенное с чужого голоса.

Если,
например, почитать в Сети заметки всевозможных троллей, ботов и
кремлеботов, становится очевидным, что их единодушие объясняется тем,
что ветры для них дуют из одного источника.

И
сами они вряд ли разделяют убеждения, которые нормальный человек
разделять просто не может.

Например, что
говорить «хорошо бы ваших предков замучили нацисты» — это и вправду хорошо. Или, например, что пенсионеры Нижегородской области должны
сидеть по домам, а не шляться куда ни попадя льготным
автотранспортом. Нет, пусть сидят на печи, и 39 поездок в месяц им за
глаза достаточно — да и того-то многовато будет.

И
если расправа является неофициально утвержденным трендом, то можно со
спокойной совестью запрещать и не пущать во все тяжкие — оттого-то и
запрещают в Нижнем Новгороде практически каждый митинг или шествие из
тех, что в целом по России вполне себе разрешены.

Если
ссылками на горячую кровь и молодецкий задор можно оправдать любую
низость — значит, можно портить имущество оппозиционеров, бить им
стекла в окнах, похищать их и пытать.

Если
можно и нужно размахивать корочками и дубинами — значит, в Нижнем
Новгороде прапорщик Игорь Лебедев, ударивший дубинкой по голове юную
девушку, ходит в жертвах, а оппозиционер Юрий Староверов, пытавшийся
удержать прапорщика от того, чтобы не оказался избитым фотограф,
работавший на митинге, ходит в обвиняемых.

При
этом следствие ведется так, что сразу восемь свидетелей по
уголовному делу о причинении прапорщику ОМОН Лебедеву «физической
боли» активистом «Другой России» Юрием Староверовым
пишут областному прокурору Константину Кожевникову жалобу, где просят
«проверить Малахова С.С. на соответствие занимаемой должности и
принять меры прокурорского реагирования» — «благо»
следователь явно, по их мнению, «систематически нарушал УПК»
«с целью фальсификации материалов дела и привлечения к
уголовной ответственности заведомо невиновного».

Сегодня,
25 июня начинается рассмотрение судом по существу «болотного
дела» — о беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года. По
делу проходят сразу 28 человек, а один уже был осужден и приговорен к
4,5 годам лишения свободы. Ну так то Москва, столица нашей Родины,
там — и центр власти, и центр силы. Там и жатва должна быть жирнее и гуще.

Однако
и у нас в Нижнем Новгороде тоже есть «чем гордиться».

У
нас — «ОМОН-Сити». Имеющий многолетнюю историю «закрытого
города».

Предчувствие
прошлого

Долгие
годы «горький город Горький» был «закрытым»
со всеми вытекающими из этого статуса последствиями. Мало того, на
карты мира именно наш город был нанесен как место ссылки самого
известного советского либерала и диссидента — академика Андрея
Сахарова. Своеобразная «столица расправы и подавления».
«ОМОН-Сити» — только слова ОМОН тогда еще не было.

Конечно,
тем было приятнее в 1990-е годы видеть, как серый, словно покрытый
графитовой пылью город усилиями тогдашнего мэра Ивана Склярова
начинает расцветать, а усилиями тогдашнего губернатора Бориса Немцова
— принимать «все флаги в гости к нам» (типичный пример
стандартного газетного заголовка той поры) на Нижегородской ярмарке и
по другим поводам.

Вероятно,
период расслабления оказался недолгим и долговременные традиции
закрытия, жесткости, расправы начали в определенный момент подымать
голову и возвращаться — словно никуда и не уходили, только до времени
затаились под спудом флера «третьей столицы России» и
«Столицы Нижний» (не компании Олега Сорокина, а тренда
начала 2000-х).

Многолетняя
нацеленность компетентных органов на пресечение и осуждение сделала
свое дело — и зимой 2011-го, и весной 2012-го, и до этого, и после —
вот хотя бы 15 сентября…

Отсюда
и ОМОН-Сити.

Но
кому приятно жить в городе с таким именем и с такой славой?!

Буквально
на днях, в минувшие выходные, мы встречались с однокашниками. Благо
бы мы все были людьми одного склада и покроя, одной судьбы, одних
занятий и одной биографии. Так ведь нет: люди все разные. Люди
взрослые, сложившиеся, разных занятий и различного опыта. Но как-то
так случилось, что мало-помалу разговоры свернули на эти последние
веяния и тренды. И все в один голос вынуждены были признать: душно
жить. Нерадостно.

Мне
кажется, именно об этом и следует думать и тем, кто создает
современные идеологемы, и тем, кто подчиняется приказам, этими
идеологемами порожденным. О том, что людям тяжело жить в современной
политической российской системе. Не 1937 год, конечно, но…

Душно
людям, ради которых все и существует. Ведь государство не должно
массивно и монолитно выситься только ради самого себя.
Бюрократически-административная машинерия — не должна лязгать ради
нее же самой. Общество не должно жить только для того, чтобы отдавать
соки плодящейся и размножающейся, как протоплазма, паразитирующей на
обществе, верхушке своей.

В
ХХI веке все больше и больше людей, которых
все труднее запугать, пересажать, зомбировать, насадить им
мировоззрение с чужого голоса, сделать ботами и рабами. В ХХI
веке люди все чаще и все больше понимают, что живут ради людей.

И
если глава Нижнего Новгорода Иван Скляров уже вошел в историю города
как преобразователь и хозяйственник, если губернатор Борис Немцов
вошел в нижегородскую историю как реформатор, давший глотнуть
свободы, то на какой странице этой истории запишут имена тех, кто
руководит нами сегодня?

Неужели
кому-то хочется быть записанным на этих скрижалях черными чернилами в
качестве строителей железного ОМОН-Сити? Незримого, но ощутимого
всеми порами кожи города с лязгающими затворами и запорами,
наручниками и камерами, с серыми, словно пропитанными графитовой
пылью, стенами?

По теме
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.
22.10.2021
Нежелание нижегородцев вакцинироваться – результат проваленной информационной кампании.
19.10.2021
Хотя формально вариант переписи населения через портал Госуслуг ничем не отличается от традиционного.
18.10.2021
Много ли многодетных семей нуждаются в праве на бесплатную парковку в Нижнем Новгороде?