16+
Аналитика
03.12.2021
Цифровых помощников человека или основы не признающего границ кибергосударства?
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
03.12.2021
Слияние правых партий – шаг вполне логичный с точки зрения планировщиков политического пространства.
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
14 Августа 2012 года
352 просмотра

Ошибки президента, или Кадры решают всё

Последний шанс для
Воронина – последний шанс для Молдовы

«Кадры решают все!»- сказал в свое время,
пожалуй, самый выдающийся (ох, не люблю я это слово) «эффективный менеджер» в
истории России.

Он гораздо раньше многих своих оппонентов и соратников
усвоил эту истину, что позволило ему этими оппонентами и соратниками с
легкостью управлять, используя их как для достижения собственных целей, так и
для решения сверхзадач гигантской страны. Он научился не только виртуозно ими
манипулировать, но и делать так, чтобы каждый человек находился на нужном месте
и в нужное время. Еще более виртуозно манипулировал имеющимся вокруг людским
ресурсом его предшественник — он как-то обходился без физического уничтожения
оппонентов, умело используя их интересы и противоречия. Так или иначе, оба
понимали, что партия это не секта, а слаженный механизм, где каждый винтик
делает свою работу и при необходимости легко заменяется новым. Если этот новый
есть, где взять. Увы, большинство людей, считающих себя наследниками советских
вождей на постсоветском пространстве, так и не научились ценить людей и
использовать их потенциал по полной во благо партии. Зато у них получается
весьма хорошо, разбрасываться действительно полезными людьми и окружать себя
людьми исключительно по принципу лояльности. Людьми зачастую никчемными,
воспринимающими партию только как карьерный трамплин. Характерным примером
является лидер российских коммунистов, но сегодня речь пойдет не о нем.

Два года назад я написал статью «Ошибки
президента», в которой попытался понять, как получилось так, что ПКРМ,
пользуясь поддержкой подавляющего большинства населения Молдовы, превратилась
вдруг из партии власти в оппозицию.

Основной вывод, к которому я пришел, состоял в том, что,
несмотря на ряд успешных социально-экономических реформ, благодаря которым
молдавским коммунистам удалось за 8 лет правления значительно поднять уровень
жизни населения, Воронин допустил ряд грубых ошибок, как во внешней, так и во
внутренней политике. Во внешней он пытался «усидеться на двух стульях», одновременно заигрывая с
Россией и с Западом, упустив тот момент, что Россия была и остается главным
стратегическим партнером Молдовы, а Запад, как бы ни старался Воронин
строить  из себя подлинного демократа,
всегда воспринимал его как чуждый элемент в зоне своего потенциального влияния.
Во внутренней политике экс-президент в значительной степени не оправдал надежд
избирателей не только провалом стратегии сближения с Россией, которая отчасти
привела его к власти в свое время, но и так и не решенным национальным
вопросом. Это касается в первую очередь реинтеграции
с Приднестровьем, решения проблем национальных меньшинств, а также недостаточно
последовательного отстаивания идей молдовенизма
(румынский флаг, герб, румынский язык в школах и ВУЗах). Наконец, его
молчаливое потакание прорумынской оппозиции,
отсутствие решительных шагов по ее ослаблению и заигрывание в демократию,
видимо в угоду тому же Западу, который, как уже было сказано, никогда не
воспримет в качестве своего человека, называющего себя коммунистом, пусть даже
и европейской ориентации. Итог — ползучий реванш либерально-фашистской хунты,
правящая партия закрывает глаза на то, как оппоненты постепенно проникают во
все госучреждения (в первую очередь — избирком) и сдает власть без какой-либо
активной попытки сопротивления.

Тогда, в 2010-м, сразу после проваленного, во многом
усилиями коммунистов, референдума о прямых выборах президента, в свете надвигающихся
парламентских выборов  я писал о том, что
у партии Воронина есть все шансы вернуться во власть. Особенно на фоне
прошедшего года либеральной вакханалии, от которой народ был уже явно не
восторге, и усиливающегося кризиса внутри правящего Альянса.

Однако сегодня мы видим, что, несмотря на не
уменьшающийся рейтинг Воронина, коммунисты не только не вернулись во власть,
напротив, растеряли даже те преимущества, которыми обладали тогда. Более того,
положение партии продолжает стремительно ухудшаться, сегодня все идет к ее
запрету и полному выдавливанию из политической жизни республики. Как это могло
произойти? Какие ошибки совершил на сей раз
экс-президент?

Вот тут мы снова вернемся к тому, с чего начали — к
кадрам.

Как известно, после того, как стало понятно, что Альянс —
это всерьез и надолго, коммунисты сделали ставку на то, чтобы не допустить
избрания либералами своего президента, тем самым спровоцировав новые
парламентские выборы. И это было оправдано. Альянс со своей антинародной
политикой с каждым днем терял популярность, что объективно лило воду на
мельницу ПКРМ. Более того, даже если не брать во внимание то, что Альянс не
обладал необходимым для избрания президента числом голосов, очевидным было, что
он сам находится в перманентном кризисе по причине внутренних разногласий его
лидеров. Если говорить точнее, единственное, что сплачивало лидеров Альянса –
боязнь коммунистического реванша. В остальном эти люди не могли договориться
практически ни в чем. И они прекрасно все это понимали. Как и то, что избрание
своего президента – для них единственный шанс удержаться во власти хотя бы
какое-то время. Как и то, что для этого необходимы голоса депутатов ПКРМ.
Естественно, с самого начала и речи быть не могло о компромиссе: Воронин сразу
же дал понять, что на сговор с либералами не пойдет ни при каких
обстоятельствах. Оставалось одно – добыть себе недостающие голоса коммунистов в
обход самого Воронина. Любой ценой.

Первой ласточкой стал обиженный на Воронина, который не
пошел навстречу его властным амбициям, Марианн Лупу. Именно благодаря его уходу
из ПКРМ, тогдашней оппозиции удалось значительно ослабить позиции коммунистов и
сформировать правящую коалицию. Однако для избрания президента этого было мало.
Предстояла еще долгая борьба, в которой Лупу был провозглашен компромиссным
кандидатом. Естественно, Воронин не захотел поддержать перебежчика. Лупу
возглавил находившуюся тогда в анабиозе демпартию и
присоединился к Альянсу.

Однако, как я предсказывал, Лупу оказался лишь амбициозной пустышкой.

Он блестяще выполнил задачу по «отщипыванию»
голосов у ПКРМ в июле 2009, но с выполнением второй задачи, возложенной на него
Альянсом – избранием в качестве компромиссного президента у него не срослось.
Не пропустили бывшие однопартийцы.
Тогда он стал обузой для Альянса. С одной стороны, его кандидатура на пост
президента была фактически прописана в соглашениях о создании АЕИ, с другой –
он оказался, что называется, «заведомо непроходным». Однако за его спиной стоял
«всесильный кукловод» — Влад Плахотнюк, от которого коллеги по Альянсу и хотели
бы избавиться, да кишка тонка оказалась. Достаточно вспомнить попытку главы
правительства либерал-демократа Влада Филата прошлой
осенью сместить генпрокурора и ряд министров, замешанных в рейдерских
скандалах, чем он явно рассчитывал не только ударить по их покровителю
Плахотнюку, но и повысить свой собственный рейтинг. Он тогда такие пламенные
речи держал, угрожал даже отстранить от власти самого Лупу, в случае если тот
не «сдаст» генпрокурора. Однако то ли у генпрокурора оказался слишком убийственный компромат на «контрабандиста №1», то ли
Запад дал понять, что видит президентом все-таки Лупу, то ли угроза уйти в
отставку в случае провала своих инициатив показалась коллегам не такой уж
угрозой. В общем, сдулся Филат.
А ведь коммунисты были готовы поддержать его в этом деле, что особенно пикантно
в свете того, что Воронин взял курс на игнорирование «нелегитимного»
парламента, и его партийцы на его заседания попросту не ходили.

Тут надо пояснить, что в соглашениях о создании Альянса
помимо президентских амбиций Лупу был закреплен раздел должностей, причем не
только в правительстве, но и во всех ветвях власти, включая судебную. Иными
словами, ни один чиновник в сегодняшней Молдавии не является самостоятельной
фигурой и подчиняется исключительно своим партийным боссам. На том и стоит
Альянс. Отчасти поэтому и не стал Филат упорствовать
в попытках изменения существующего порядка вещей. Это был бы удар по Альянсу,
где все вроде вместе, а вроде каждый сам за себя, где успехи подаются как
успехи всего Альянса, а неудачи (которых, надо сказать, в разы больше) подаются
как личный провал одного из членов Альянса. И уж понятно, что любой удар по
Альянсу, который ему наносят сами его участники – на руку коммунистам. А перед
лицом коммунистической угрозы, как мы уже знаем, они проявляют неслыханное
единодушие.

Правда, тот же Филат пытался
заигрывать с Ворониным. А потом с Додоном (которого
многие считают его ставленником) и даже вроде как был готов поддержать
кандидатуру беспартийной Зинаиды Гречаной в качестве
компромиссного кандидата, но… Соглашения есть соглашения. В итоге, нападки на
генпрокурора и лично Лупу прекращаются, а единственным кандидатом от Альянса
становится все тот же Лупу. Так что все разговоры оппонентов о то недозревшем,
то перезревшем красно-зеленом арбузе оказываются не более,
чем конспирологией. Единство Альянса тут берет верх
над личными амбициями, которые еще неизвестно куда завели бы. Главное – чтобы
коммунисты не пришли к власти. Кстати постоянные дрязги
внутри Альянса и взаимные обвинения то в сепаратных соглашениях, то в
соглашениях с Ворониным никак не мешают на местах партиям такие соглашения
заключать: то ЛДПМ делит власть с ПКРМ, а ЛП и ДПМ возмущенно отстраняются от
участия в политической жизни региона. То ДП делит власть с ПКРМ, а ЛП и ЛДПМ,
ну, в общем, и так далее.

Так вот о Додоне. Именно ему
суждено было стать вторым Лупу не в плане кандидата в президенты, а в плане «отщипенца» голосов. Правда, до него еще были Владимир Цуркан, Виктор Степанюк, Людмила Бельченкова и Валентин Гузнак,
покинувшие ПКРМ в конце 2009-го, а летом этого года их примеру последовали
Вадим Мишин, Олег Бабенко и Татьяна Ботнарюк.

Как я уже писал, лидеры АЕИ нашли для себя единственный
выход удержаться у власти – расколоть ПКРМ. И это у них начало получаться.
Однако тот факт, что несколько депутатов ушли от Воронина еще не значит, что
они присоединятся к Альянсу или хотя бы проголосуют за его кандидата в
президенты. И тут на авансцену должен был выти новый Лупу,
который вдохнет жизнь в очередную коматозную партию (которая будет очередным спойлером на левом фланге), станет заметной фигурой на
политическом олимпе, с которым можно заключать соглашения на равных.

Нельзя сказать, что уход Додона
был такой уж неожиданностью. Додон в партии всегда
держался особняком. Амбициозный и яркий политик,
опытный экономист, имеющий связи, как на Западе, так и в России, он никогда не
был среди тех серых функционеров, которые всегда находились за спиной Воронина
и были ему бесконечно преданы. Оттого он даже не входил в руководящие органы
партии – очевидно, что Воронин таких, как он не любил, но вынужден был, что
называется, пользоваться их услугами. Но вместе с собой Додон
увел двух знаковых фигур в ПКРМ Веронику Абрамчук и
Зинаиду Гречаную (с которой, кстати, его роднит то,
что оба в свое время фактически выиграли выборы мэра Кишинева, но уступили в
итоге победу либералу Дорину Киртоакэ).
Гречаная – серьезная потеря для ПКРМ. Оставаясь
беспартийной и будучи при этом опытным управленцем и экономистом, уважаемой
опять же как в России, так и на Западе, она могла бы
стать наиболее привлекательным компромиссным кандидатом в президенты, недаром
именно ее двигал на этот пост Воронин летом 2009-го. Возможно, именно на
выдвижение ее кандидатуры рассчитывал Додон при
переговорах с Альянсом, если таковые действительно имели место быть. Но, как
уже было сказано выше, Альянс есть Альянс и единственным кандидатом на
декабрьских выборах вновь стал Лупу. Новоиспеченные социалисты по понятной
причине не могли поддержать его кандидатуру, выборы президента снова сорвались,
а Лупу окончательно вынужден был отказаться от своих амбиций.

Вот тут-то Воронин и почувствовал, что, даже, внося
раскол в его партию, у Альянса ничего не выходит, и дни его, казалось, были
сочтены. Снова были оставлены все метания и попытки
договориться с кем-нибудь из лидеров АЕИ (что было бесперспективно с самого
начала, ибо вожди АЕИ понимали, что вне Альянса они никто, и были готовы идти
на компромисс с ПКРМ только совместно, что никак не устраивало Воронина) и взят
курс на безоговорочную конфронтацию с «нелегитимным парламентом» до победного
конца. Казалось бы, время вновь работает на коммунистов, новые выборы,
на которых Воронин небезосновательно рассчитывал укрепить свои позиции, не за
горами. Но внезапно, Альянсу удается договориться с «группой Додона». Компромиссным кандидатом становится не
неприемлемый для социалистов Лупу, и не неприемлемая
для ЛДПМ и ДПМ Гречаная, а никому неизвестный Николай
Тимофти. Ни разу не политик, что называется. При этом
лидеры Альянса считают, что могут полностью контролировать этого человека,
который к тому же, может стать арбитром их внутренних дрязг
(тем более, профессия обязывает), а Додон сотоварищи
говорят о выполненном долге – конце политического кризиса. Ведь именно ставка
ПКРМ на затягивание кризиса стала официальным поводом исхода из этой партии
депутатов-перебежчиков.

Голосование проводят быстро, перенеся заседание на раннее
утро, чтобы не дать коммунистам что-либо предпринять. Воронин выводит на улицы
Кишинева тысячи людей (что свидетельствует о том, что он по-прежнему самый
популярный политик страны), но поздно, дело сделано. До следующих парламентских
выборов еще как минимум два года. За это время у правящих либералов есть
достаточно шансов окончательно похоронить властные амбиции ПКРМ.

И эта стратегия начинает воплощаться в жизнь
незамедлительно: закрывают прокоммунистический телеканал «НИТ», в стране
начинается русо и молдофобская вакханалия, во всех
городах проходят марши сторонников «Унири»,
организованные гражданами Румынии с тихого потворства властей. Правда, подавляющее
большинство населения быть румынами все же не хочет: марши встречают
сопротивления горожан, в румын летят яйца, помидоры, камни. Последнее
столкновение в Бельцах и вовсе едва не привело к жертвам. И тут же власти,
допустившие эту явную провокацию, говорят о том, что нужно обязательно наказать
погромщиков. А в роли погромщиков, конечно же, должна оказаться ПКРМ, члены
которой, надо сказать, в столкновениях даже не участвовали. А участвовали в них
представители многочисленных левых партиек, которые в последние месяцы заметно
активизировались на почве защиты молдавской национальной идентичности –
идеологическом поле, которое раньше целиком и полностью принадлежало Воронину.
Совершенно очевидно, что кто-то двигает всех этих социалистов, социал-демократов,
«патриотов» и иже с ними. А цель проста – отколоть у коммунистов часть
электората, тем более, что иного электората этим
«новым левым» попросту неоткуда взять. Впрочем, есть вероятность, что спойлеры против ПКРМ на выборах и не понадобятся: принят
закон о запрете советской символики, так что коммунистам придется либо
отказаться от бренда (что фактически равносильно смерти партии), либо
отказаться от участия в политической жизни страны.

Но вернемся к тому, почему же все-таки произошло так, что
самая перспективная партия вдруг начала трещать по швам, и ее «труп» уже готовы
рвать на части молодые и амбициозные, которым в
прежней политической реальности и места-то не было.

Надо признать, что провальным в конечном итоге оказался
курс на затягивание политического кризиса. То есть он принес бы свои плоды в
том случае, если бы не оправдались надежды Альянса на раскол внутри ПКРМ. И
дело тут не только в том, что некоторые депутаты устали от многолетней
конфронтации, а кого-то попросту купили. Тут мы и подошли к проблеме кадров.
Дело в том, что ПКРМ партия авторитарного вождистского
типа, в которой всякое инакомыслие и несогласие с генеральной линией жестко
пресекалось. Некоторым партийцам оказалось тесно под «шинелью вождя», и как бы
ни старался Воронин сохранить единство, как бы он не пытался оградить своих
депутатов от физического присутствия в здании парламента, уводя их на улицу,
партия дала трещину, причем не столько стараниями оппонентов, сколько под
напором внутренних противоречий. Конечно, нужно отметить, что главная ошибка
Воронина в том, что он собирал вокруг себя людей по принципу лояльности к
самому себе, а не по принципу верности идеям и даже не по принципу
профессионализма.

На какое-то время Воронину действительно удалось собрать
команду управленцев-профессионалов, но им нужна была власть и рычаги
управления, они не привыкли годами сидеть на баррикадах, от коммунистической
идеи они были далеки. Конечно, это смешно звучит в отношении партии, чьи деяния
мало соответствовали ее названию, тем более, что сам Воронин
как-то даже проговорился, сетуя на нелояльность Запада, что в его партии
«коммунизм» остался только в названии. Кто-то скажет, что это пережиток
прошлого или даже признак сектанства, но идейные
фанатики гораздо надежнее тех, кто стал попутчиком партии на пути во власть,
какими бы профессиональными эффективными менеджерами они не были. Фанатика
можно сделать управленцем. Безыдейного управленца сделать адептом той или иной
идеи гораздо сложнее. Пока партия у власти, такие управленцы будут липнуть к ней
со всех сторон, но мало кто из них согласится пребывать годами в оппозиции,
заниматься уличной политикой, особенно когда им предлагают пересесть в удобные
чиновничьи кресла. Непонятно на чем основанный расчет на лояльность своих
партийцев погубил Воронина и его партию.

Или еще не погубил? Или у ПКРМ еще есть шанс вернуть
утраченные позиции? Все это так, если бы Воронин пошел на модернизацию партии,
к чему его призывают уже много лет. И начать надо с того, чтобы изжить внутри
партии кумовские отношения, замешанные на родственных связях и бизнес-схемах. Избавиться от
безыдейных подпевал и многочисленных советчиков, собрав вокруг себя таких ярких
и талантливых креативщиков, как тот же Марк Ткачук.
Скажете, нет таких? Может, просто плохо искали?

Похоже, Альянс сделал ставку на если и не разгром ПКРМ,
то на ее вытеснение с легального политического поля. Что дальше? Скатывание в маргинальщину или ребрендинг, связанный во многом с идеологическими компромиссами? Или
что-то третье? В любом случае, партия Воронина остается самой многочисленной и
серьезной политической силой в стране, а сам Воронин – самым популярным
политиком. Но время его уходит. Кто будет его преемником? Его собственный сын,
который, может быть, хороший бизнесмен, но уж явно не коммунистический лидер.
Или кто-то из беззаветно преданного окружения, мечтающий просто занять место
вождя?

Два года назад, общаясь с представителями воронинского окружения, я услышал, что ПКРМ планирует
проводить праймериз своих лидеров, попутно дав населению возможность познакомиться
с ними поближе и выбрать тех, кто достоин представлять
партию на выборах всех уровней. Сегодня я вижу, что идея не нашла практического
воплощения. А ведь политика в Молдове в последние годы развивается по
украинскому принципу – это политика не партий, но личностей, которые становятся
символом партийного бренда. И ПКРМ сейчас как воздух нужны такие яркие
личности, за которые готово будет проголосовать большинство, уставшее от
Альянса и его агрессивной антимолдавской политики.

Может быть, хотя бы угроза полного разгрома заставит
руководство ПКРМ собраться силами и переосмыслить свои ошибки?

Или угроза утраты Молдавией государственности, к чему
Альянс ведет страну семимильными шагами, фактически устранив с политической
сцены единственную серьезную силу, способную этому помешать?

Оригинал материала опубликован на ленте АПН

По теме
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.