16+
Аналитика
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
5 Мая 2005 года
244 просмотра

От партии протеста к партии большинства

По материалам круглого стола ИНС и АПН «Послание оппозиции народу»

Были времена, когда наши сограждане неизменно воспринимали каждый новый прожитый год как худший по сравнению с предыдущим. Однако с 2000 года ситуация поменялась, и вплоть до декабря 2004 года доля позитивных оценок последнего года превышала долю негативных.

Опросы, проведенные различными социологическими центрами в декабре, показали, что массовое сознание словно вернулось в 1999 год — социальных пессимистов снова становится все больше. Даже среди самых оптимистически настроенных слоев число позитивных оценок 2004 года «для себя лично» снизилось на четверть. Так, по данным ВЦИОМ для 56% опрошенных минувший год был либо трудным, либо даже плохим, очень тяжелым. 2003 год так оценили только 44% опрошенных. Доля же тех, кто оценивает год как очень удачный или хотя бы в целом хороший упала с 55% до 43%. Но еще хуже обстоят дела с оценкой этого временного отрезка «для России»: доля тех, кто считает, что истекающий год был для нашей страны лучше предыдущего, уменьшилась по сравнению с прошлым декабрем наполовину.

В эпоху «мрачных 90-х» до 70% населения полагало, что «страна идет не туда». После начала «путинской» стабилизации в 2000 г ситуация поменялась на зеркально противоположную. В 2001 году 55% россиян полагало, что «дела идут в правильном направлении» против 33% сомневающихся в этом. А по итогам 2004 года впервые в нынешнем веке доля пессимистов превысила долю оптимистов, хотя и не так уж намного (32% песисмистов против 20% оптимистов). Перелом общественного мнения налицо, это уже какая-то новая тенденция.

Сегодня в стране сложилась парадоксальная ситуация: социальное напряжение растет, отношение к власти ухудшается, люди выходят на улицы, но все это никак или почти никак не сказывается на поддержке оппозиционных политических партий, в том числе и левой ориентации, к которой относит себя «Родина». Ее рейтинг вот уже почти год колеблется на отметке 5,5-7%, то есть пока развития по сравнению с итогами выборов 2003 года не происходит. Не меняют ситуацию ни голодовки, ни парламентские драки.

Как социолог я вижу этому немало объяснений, среди которых — и некоторые ошибочные действия лидеров «Родины», и общая ситуация в стране. Сначала о неприятном — о собственных ошибках. Болезненно сказался на репутации «Родины» известный раскол в рядах руководства, это безусловно. В какой-то момент складывалось впечатление, что вокруг мощной платформы «Родины», заявленной осенью 2003 года, могут объединиться очень многие. Вместо этого не смогли удержать даже тех союзов, которые тогда складывались. И проблема не в том, кто из вождей «Родины» «начал первым» — просто если вы не можете даже друг с другом договориться, можете ли вы претендовать на руководство страной? Вторая ошибка — «Родина» сосредоточилась на политической деятельности в качестве оппозиционной фракции в Государственной Думе, партийном строительстве. Но народ с большой брезгливостью относится вообще к Государственной Думе как институту, и все думские лидеры имеют, несмотря на раскрученность, огромный шлейф отрицательного рейтинга. И «Родина» в какой-то степени пошла по пути, проложенному до нее ЛДПР и Яблоком. При такой политике у нее всегда (или хотя бы долго) будут 5-7% сторонников, но она никогда не сможет стать партией большинства. На мой взгляд, наиболее выигрышную позицию «Родина» могла бы занять не столько как политический, сколько как культурный проект. Такая основа, как русская культура и русская цивилизация, способна объединить гораздо больше, чем любая политическая идея. Кому, кроме вас самих и Минюста интересно, сколько у вас членов партии — 70 тысяч или 80 тысяч? Но проблемы русского языка, русской культуры, соотечественников интересуют всех.

Но это только одна сторона проблемы. Другая и более важная состоит в новом общественном запросе. Дело в том, что общество вообще потеряло доверие к оппозиции, даже если она на словах деклариурет вполне правильные вещи. Это результат всей деятельности оппозции в 90-е годы с ее театральными импичментами, декларациями и т.д., совершенно бесплодными с точки зрения обычных интересов простого человека. В результате мы видим, что ожидания общества сосредоточены исключительно на власти — на президенте, на близких к нему структурах, и этот запрос остается в силе, даже если население и недовольно действиями властей. Как это и происходило в нынешнем январе. В результате «Единая Россия», безусловно не симпатичная партия, на фокус-группах о ней никто доброго слова не скажет, стабильно набирает 30-35%, а в некоторых регионах и больше. Кроме того, голосование за «Единую Россию» избавляет людей от необходимости выбирать между «левыми» и «правыми», «патриотами» и «либералами». Все эти идеологические расколы, характерные для 90-х годов, сегодня воспринимаются как болезненное состояние, общество не хочет возврата к ситуации ценностного раскола. В этом находит себя стремление большей части общества, пусть и на подсознательном уровне, к формированию единой нации. И сегодня социальное расслоение в обществе доминирует над идейным расколом.

В минувшем году продолжалась деградация традиционного идейно-политического деления общества по принципу «левые» — «правые» — «патриоты». В середине 90-х годов более 65% россиян готовы были отнести себя к одной из этих групп. Сегодня только чуть менее 37% опрошенных идентифицируют себя с одним из этих направлений. При этом 14,4% опрошенных россиян определяют себя как «левых», 12,5% — как «правых», и 9,9% как «русских патриотов». Гораздо больше тех, кто ищет чего-то среднего между всеми этими направлениями (24,9%) или вообще не видит себя в рамках предложенного деления (32,0%). Это можно интерпретировать как продолжение поиска обществом «нового идеологического синтеза». Люди не хотят быть ни «левыми», ни «правыми», хотя в их реальных взглядах и ориентациях, безусловно, присутствует, как левая так и правая идеология. Не хотят они и видеть своего президента ни левым, ни правым.

Отказ большей части общества идентифицировать себя как «левых» или «правых» сам по себе не означает потерю актуальности левых или правых идей. Так, согласно трем следующим таблицам, «правые» идеи в той или иной их форме находят поддержку примерно 67% опрошенных, «левые» — 61%; «национал-патриотические» — 60%. Это не означает, конечно, что такое число избирателей готовы голосовать за соответствующие партии. Скорее, напротив, именно симпатии одновременно к лозунгам из разных сегментов спектра вызывают отторжение от конкретных партий. Причем особый акцент делается, как правило, на наиболее «правой» форме каждой из названных идеологических позиций. Так, среди течений, обычно интерпретируемых как «правые», наибольшую поддержку в обществе находит «право-традиционалистское» направление (33,3%), то есть идея возвращения к традициям и моральным ценностям. Это интерпретация политической «правизны» кореллирует с аналогичной интерпретацией в Европе, где «правыми» обычно называются партии типа ХДС в Германии, «Форцо, Италия» в Италии, «Объединение в поддержку республики» во Франции, «тори» в Англии и т. д. Только 22,3% опрошенных отдают предпочтение «лево-либеральной» идеологии, связанной с идеями прав человека, демократии, свободы самовыражения личности. И, наконец, наименее популярной интерпретацией «правой» идеологии является сегодня «либеральный фундаментализм», ранее монополизировавший в постсоветской России «правую» идеологию. Им симпатизируют только 11,5% опрошенных россиян, а голосовать готовы, как мы показывали ранее, не более 2,5%.

Аналогичная или очень похожая картина наблюдается и среди «левых» лозунгов. Там также с большим преимуществом (46,8%) доминирует «правая» интерпретация «левой» идеи — это сильное государство, заботящееся о всех своих соражаданах. Запрос на социальную справедливость в этом случае обращен не к обществу, а к сильному государству, к власти. И поэтому, если исходить из наиболее распространенной европейской традиции, это направление не может быть названо однозначно левым. Собственно же «левая» идеология, характеризующаяся такими лозунгами, как социальная справедливость, равные права и возможности, самоуправление, имеет значительно меньше сторонников (16,3%).

Еще более сильный акцент вправо наблюдается среди тех, кто симпатизирует «русским патриотам». И здесь с огромным преимуществом лидирует «правая» интерпретация русского патритизма, связанная с идеей воссоздания великой державы (47,2%), а «левые патриоты», выдвигающие на первый план идею этничности «Россия для русских» вызывают симпатии лишь 13,6% россиян. Следует пояснить, почему идея этничности в современном российском политическом контексте является скорее левой. Как это показало специальное исследование, проведенное нами в прошлом году, в случае русского национализма как массового явления, «речь идет не о государственнической идеологии, связанной с формированием национального государства на этнической основе, а скорее о социокультурном феномене, связанным всего лишь с формированием локальных субкультур, активно самоорганизующихся в условиях неспособности государства и вообще «большого социума» обеспечить необходимый коммуникативный минимум и связанную с ним социальную мобильность».

На вопрос, какие из перечисленных идей и лозунгов различной ориентации станут актуальными в стране через 5-10 лет, за какими из них будущее, также наибольшее преимущество получили право-либеральные, право-социалистические и право-патриотические лозунги. 46,5% видят будущее России как великой державы, сильного социального государства, основанного на возвращении к традициям и моральным ценностям. То есть некий синтез советской и досоветской традиций, как некоторые говорят «советская власть без коммунистов». Все остальные варианты «будущего России» носят скорее периферийный характер.

Какой из лозунгов станет наиболее актуальным через 5-10 лет?

права человека, демократия, свобода

10,19

возвращение к традициям, моральным ценностям

14,00

свободный рынок, частная собственность

10,19

социальная справедливость, самоуправление, равные права и возможности для всех

8,50

сильное государство, заботящееся о всех своих гражданах

17,25

русские должны объединиться для защиты национальных интересов

5,75

Россия должна снова стать великой державой

15,19

Другое

3,81

Затрудняюсь ответить

15,13

Эта «идеальная» цель не описывается, по мнению большинства россиян, в терминах «капитализм» или «социализм». Только 12,5% опрошенных считают, что для России подходит строй, основанный на рыночных отношениях, немногим больше — 18,1% — хотели бы вернуться вспять, к социалистическому строю, какой был в СССР. Еще меньше — 11,1% — хотели бы жить в национальном государстве русских и создавать строй, основанный на национальных русских ценностях. По мнению же 43,8% опрошенных, будущий строй должен сочетать в себе как рыночные идеи, так и социалистические и национальные. То есть тоже своего рода социальный синтез.

Нарисованный в этом виде «образ будущего» является сегодня скорее социальной утопией. Это «мечта о порядке», когда под словом «порядок» понимается отнюдь не установление репрессивного режима и «закручивание гаек», а формирование общественного порядка, который признается большинством общества справедливым и эффективным. То есть завершение революционного периода в жизни страны, длящегося уже не одно десятилетие. Несмотря на общую социально-политическую стабильность в стране, которую не могут поколебать даже акции протестов, только 17,1%, то есть глубокое меньшинство признает справедливость и эффективность нынешнего социально-политического строя. Однако в общстве доминирует установка на постепенную эволюцию нынешнего строя в направлении большей эффективности и справедливости, так, 40,4% опрошенных, хотя и видят множество недостатков в существующем положении вещей, не хотели бы менять строй путем новой революции и новых социальных потрясений. Иной точки зрения придерживаются 32,5% россиян, настолько не принимающих нынешний строй, что выражают готовность к более решительных формам его замены на лучший.

«Революционаристские» настроения сосредоточены преимущественно в «лево-традиционалистской» части политического спектра. Так, среди сторонников коммунистов 45,9% полагают нынешний строй несправедливым и опасным для будущего страны, среди сторонников «иных левых сил» — ровно столько же, 45,9%. Несколько менее сильны радикальные настроения среди национал-патриотов — 37,3%. Можно предположить, что это недовольство в основном носит культурологический характер, в большей степени, чем политический. Феномен неприятия традиционным обществом современной цивилизации мегаполисов со всеми ее особенностями. Что же касается современных социальных групп, адаптировавшихся к новой жизни, в них доминирует пассивное недовольство социально-политическим строем, причем те, кого нынешний строй устраивает, оказываются в более или менее значительном меньшинстве во всех идейно-политических группах, даже среди сторонников нынешних властей. Но не случайно и «идея стабильности» продолжает занимать ведущее место среди идей и лозунгов, способных, по мнению россиян, объединить наше общество.

Вот те ценности, которые, согласно исследованиям, способны объединить страну в общество «нового порядка». Это стабильность (44,3%), законность и порядок (37,4%), сильная держава (35,1%), равенство и справедливость (24,5%), социальная защита населения (27,1%). Практически не находят своего места в новом гипотететическом обществе никакие идеологии, такие как коммунизм (3,1%), православие (3,7%) и т.д. «Социально-консервативная» картина «общества идеала» не носит мобилизационного характера, выделенные «цели» не требуют жертв и напряжения, скорее, наоборот, это общество покоя и достатка, причем «покой» в широком смысле слова оценивается даже выше, чем созидательные цели, такие, как упорный труд, богатство и процветание, прогресс и развитие. Россияне устали от перемен, устали от необходимости постоянно «крутиться» и рисковать, хочется покоя и «расслабухи». Но ради создания общества покоя и достатка, действительно, делать революцию смысла не имеет.

Все сказанное позволяет сделать предварительный вывод о том, что магистральной тенденцией последнего времени является движение некогда «правого» электората «влево», в сторону социал-консервативных ценностей при одновременном движении некогда «левого» электората, ностальгировавшего по СССР и голосовавшего за коммунистов, соответственно, вправо, — к сильному и социально ориентированному государству, но «без коммунистов». Эта идеология носит достаточно цельный синтетический характер и в наибольшей степени подходит для ведущей политической партии. Современной России нужна сильная и последовательная социал-консервативная партия. Она в случае успешного ее формирования может объединить большую часть нынешних «левых», более трети «правых» и почти всех «русских патриотов».

Мне кажется, что «Родина» за последний год сделала не совсем оправданный крен в направлении левого популизма. Ведь носителем нового социал-консервативного запроса являются не только обездоленные слои населения, в этом же направлении сдвигаются настроения и нового среднего класса, который также стремится к порядку, стабильности и справедливости. Историческая задача «Родины» — это сформулировать идеологию, приемлемую не только для «бедных» — а для всех слоев общества, сформировать идеологию «большинства». Только в этом случае она сможет претендовать стать властвующей партией или хотя бы составить основу таковой.

Леонтий Бызов, руководитель аналитического отдела ВЦИОМ, к.э.н.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.