16+
Аналитика
19.08.2019
В регионе с таким валовым продуктом доля среднего класса не может быть большой.
16.08.2019
Доля среднего класса 12,9 процента – показатель неблагоустроенного общества.
19.08.2019
24 уголовных дела против нижегородских ДУКов это не показатель.
19.08.2019
Желание Власова покинуть правительство Нижегородской области могло быть продиктовано сверху.
16.08.2019
Окончательное решение по новому главе нижегородского минтранса – за губернатором.
16.08.2019
А убедительность его зависит от результата уголовных дел по фактам разворовывания средств.
16.08.2019
Это привлекает внимание людей и способствует дальнейшему углублению процесса.
15.08.2019
Дзержинску нужна дорожная карта по ликвидации свалок химических отходов.
14.08.2019
Чтобы общество было стабильным, эта категория должна составлять не 12, а 40 процентов.
14.08.2019
Развитие сельских территорий Нижегородской области – благая цель. Но…
14.08.2019
Рост среднего класса в Нижегородской области обусловлен новой экономической политикой.
13.08.2019
Нужно развивать территории, где есть экономически активное население и молодежь.
17 Августа 2007
106 просмотров

Партия капиталистического реванша

«Бог не на стороне больших батальонов,

на стороне более метких стрелков»

(С) Вольтер

Сценарий выборного цикла 2007-8 годов расписан действующей властью. С точки зрения самих участников выборного действа — страсти там разгорелись шекспировские. Кто и в какой должности будет «есть Россию» — для многих вопрос жизни и смерти в буквальном смысле. Но со стороны эта унылая возня уже давно не вызывает интереса — обывателю безразлично, какие конкретно фамилии будут у будущих «слуг народа».

На этом фоне активно обсуждается вопрос — может ли оппозиция сломать (как минимум — существенно изменить) властный сценарий? Ответ звучит парадоксально — Может и легко, но не сломает.

То, что тщательно выстраиваемая «суверенно-вертикальная демократия» может рухнуть от случайного чиха, понимают практически все трезвомыслящие представители действующей власти. Именно этим объясняется истерично неадекватная реакция властей даже на самые безобидные политические действия. Но чихать некому — в России уже много лет вообще нет политической оппозиции

Политическая оппозиция — обзор рынка

« В России нет политической оппозиции» — тезис многим покажется странным. А как же КПРФ, «Другая Россия», « Гражданская сила», и еще куча разных групп и группочек? Для понимания необходимо уточнить определения.

Любая политическая сила начинается с предъявления «политического проекта» — предлагаемого обществу (или какой то его части) образа будущего. Политический проект — это не только ( и не столько) толстый том Программы (его будут читать лишь несколько сотен интеллектуалов) . Любой серьезный Проект можно изложить в одной — двух фразах, понятных даже рядовому колхознику. Тем более это важно для оппозиционного движения, не имеющего инструментов принуждения, и ведущего за собой лишь силой убеждения. Конечно, как справедливо заметил Сергей Черняховский серьезная оппозиция должна быть соразмерна власти, иметь структуры и влияние в обществе. Но это приходит потом — вначале всегда бывает Слово. Выдвинуть Проект может и одиночка (как например Савл из Тарса, превративший крошечную иудейскую секту последователей погибшего проповедника в могущественнейшую организацию) и маленькая группа интеллектуалов (большевики). Предложенные ими образы будущего были столь притягательны, что миллионы людей без колебаний отдавали в поддержку не только голоса, но и жизни.

С этой точки зрения, в истории ЭрЭфии (да и позднего СССР), была только одна сила, выдвинувшая реальный политический проект — ельцинская группировка. Суть ельцинского проекта не в длинных рассуждениях о «рынке и демократии» а в коротком лозунге «Грабь награбленное. Халява всем и немедленно». Что удивительно, придя к власти, Ельцин полностью выполнил обещания. Запад получил периферию Империи, Секретари ЦК — личные суверенные ханства и княжества, красные директора — заводы. Более того, даже народу было выдана обещанная халява — дармовые квартиры и десять лет пользования практически бесплатными коммунальными услугами. Орущие о «грабительской приватизации» при подсчете награбленного любят забывать, что «нищие пенсионеры» тоже получили собственности на сотни миллионов долларов. На этой базе удалось создать широчайшую коалицию, сделавшую власть Ельцина абсолютной и неуязвимой.

Идеология путинской власти — естественная модификация ельцинского проекта в более благоприятных условиях (нефтегазовое счастье позволяет бросать кусочки халявы даже народу). Он также укладывается в одну фразу — «Всяк хапнувший в 1990-е тем же и владеет» . Необходимое для этого усиление государства, искоренение бандитизма дало важный побочный эффект — относительную личную безопасность для большинства граждан. Личный рейтинг Путина показывает — народ этот проект устраивает.

А что же предлагали многочисленные оппозиционные группы (от КПРФ и мятежников 1993 до «Другой России»)? Во всех случаях их лидеры — выпавшие из власти группировки. Весь «политический проект» сводился к одной фразе — «все как раньше, только начальниками будем мы». Еще грубее народ переформулировал программу Касьянова, разглядев за словоблудием о «демократии» одну единственную мысль — «За дачу ответите, козлы!!!».

Политкорректней можно сказать — «В постсоветской России была и есть оппозиция действующей власти, но нет и не было политической оппозиции». Народу она безразлична а с немногочисленными (преимущественно — нанятыми) группами поддержки легко справлялась даже слабая ельцинская власть.

Маркетинговый подход

Означает ли все вышеизложенное, что в России наступил «конец истории» и нам до конца времен предстоит лишь наблюдать взаимное пинание «ног власти»? Рациональному обсуждению ситуации очень сильно мешает романтический взгляд на политику как на «борьбу за идеалы» (демократии, коммунизма и т.д) . Но политика в первую очередь — это очень большой и профессиональный бизнес.

Проанализируем политическое поле с использованием более адекватной — рыночной терминологии. На политическом рынке торгуют «образами будущего» и услугами по его воплощению. При этом «образ будущего» не обязательно глобален. «Став мэром Крыжополя, я заасфальтирую все дороги» — нормальный локальный политпроект. Граждане, своими голосами на выборах поддерживают конкретные политические проекты и их носителей. В теории все потребители (граждане) равны и имеют ровно один голос. На практике это не совсем так — влиятельные и/или активные граждане способны серьезно поддержать проект деньгами, личной активностью, забастовками (а иногда — и оружием). Но это не меняет главного: политик должен продать проект максимальному числу граждан.

Продолжим рыночную аналогию. На сегодняшний день ЭрЭфовская политика — классический пример полностью монополизированного рынка начала XX века. На нем господствует руководимый Администрацией Президента картель, распределяющий властные квоты среди участников. Это не исключает склок между участниками картеля (как следствие — небольшое перераспределение квот). Более того, для ублажения политического аналога антимонопольных органов, «мирового общественного мнения», картель старательно оберегает существование нескольких мелких независимых фирмочек (типа «Яблока» и КПРФ).

Возможен ли выход на такой рынок нового участника? Вся практика XX века показывает — да, картели не всесильны. (Стандард Ойл, «Стальной Трест», IBM и масса других монополистов либо исчезли, либо вынуждены были существенно потесниться). Способов известно два — сутяжнический и инновационный.

При сутяжническом подается иск и после долгого антимонопольного процесса компания — монополист ликвидируется (как в деле «Стандард ойл»). «Другая Россия» и прочие оранжисты , по сути, требуют провести демонополизацию силами «вашингтонского антимонопольного комитета». Однако через границу демонополизация власти возможна лишь при поддержке гуманитарных «Томагавков». Россия — не Сербия, так что шансы на успех наших сутяг равны нулю.

При инновационном способе компания — новичок выводит на рынок принципиально новый продукт, востребованный потребителями, и захватывает существенную долю рынка раньше, чем монополия успевает понять, что происходит и среагировать. Intel, Microsoft, Apple и сотни других компаний именно так прорвались в лидеры бизнеса.

В политике по инновационному сценарию делались все революции. Что бы ни говорили о «деньгах немецкого генштаба», не они заставляли русских крестьян и рабочих жизнями голосовать за победу большевиков. Предложенный большевиками продукт «земля и мир» вчистую выиграл рынок у конкурирующей корпорации («белое движение»), предложившей лишь старое «мужичье, хамы, пороть!!!».

Итак, имеем задачу — вывести на сильно монополизированный рынок новую политическую корпорацию (политическую группу). «Смена проекта», т.е. захват верховной власти пока не ставится. Задача — стать влиятельным игроком, т.е. захватить 15-20% рынка (получить поддержку 15-20 млн. человек). В такой формулировке это классическая задача венчурного предпринимателя. Ее решение начинается с выявления рыночных возможностей.

Левый миф

Подготовка к выходу на рынок начинается с его исследования. Последние 15 лет о предпочтениях российских избирателей есть два мнения. Русские голосуют иррационально (Как сказал в 1993 демократ Ю. Карякин — «Россия, ты одурела») и Россия — страна левая.

Сначала — о карякинщине. Как обоснование мифа о русской иррациональности постоянно приводятся результаты выборов 1990-х годов. Мол, люди в один день голосовали за демократа Ельцина и за коммунистов — куда уж дальше (то, что тов. Ельцин — это Кандидат в Члены Политбюро ЦК КПСС демократы как то не замечали). Но это лишь пример полного непонимания логики событий демократическими политологами 90- х. Любые выборы Президента России в 1990–х сводились к простому вопросу — «либо ты за ельцинский проект, либо ты желаешь вернуться в Брежнее болото». Это прекрасно понимали архитекторы ельцинских кампаний, и сводили выборы к референдуму («голосуй или проиграешь»). Народ ельцинский проект поддерживал и всегда голосовал за ЕБН. Но на выборах чуть меньшего уровня (например — в Думу) уже не было ситуации референдума. Там можно было оценивать деятельность отдельных политиков. И русский народ в этом случае вполне определенно высказывался — Карякиных, Гайдаров и прочих «демократических демократов» не выбирали и постепенно выдавили из политики. Так что предпочтения избирателей были абсолютно рациональны — в совдеповское прошлое возвращаться никто не хотел, но и свору «демократов» пускать во власть у народа желания не было. А рассказы о «русской иррациональности» — всего лишь самооправдания выкинутых на помойку истории либералов…

С «левизной» ситуация серьезней. И Госкомстат и независимые социологи постоянно уверяют — Россия страна нищих со средней зарплатой 12 тыс. руб. Не только какая-то оппозиция, а Действующая Власть уверена, что русский человек — нищий бездельник, жаждущий сесть на государственные подачки. Достаточно послушать телеящик. В нем каждый день рассказывают — еще каким то дармоедам (пенсионерам, бюджетникам и т.д.) добавили по 200 рублей в месяц. Один из Преемников с умным видом говорит — мы пообещали женщинам по 250 тыс. рублей после дождичка в четверг и теперь будут рождаться дети (то, что дети рождаются от любви а не от «национальных проектов» Преемникам не понять). Сидящие в Думе партии наперебой кричат — выберите нас, и мы еще добавим «социальных выплат». Единая Россия весомо заявляет — а мы добились прибавки в 100 руб. для «бюджетников». А КПРФ в ответ — а мы добавим по 300 руб., если вы нас выберете. Даже СПС ринулась заботиться о социально незащищенных слоях населения (Как пропагандистам СПС удалось представит колонны пенсионеров, идущих голосовать за М.Гайдар и А.Чубайса — вопрос не к Л.Гозману а, скорее, к Госнаркоконтролю). Других тем для обсуждения нет. Но посмотрим на этот праздник социализма чуть сбоку.

Ключевой тезис в пропаганде «ЕДра» — за нас голосует большинство избирателей, у нас конституционное большинство в Думе. Да, действительно, результат ЕР — 37%. Но переведем % в абсолютные цифры. Явка избирателей составляла примерно 45–50%. Т е за ЕР реально проголосовало около 20 млн. человек. В этом случае партия, сумевшая получить реальную поддержку 10–15 млн. избирателей становится силой, вполне соразмерной Партии Власти. Можно ли найти такую группу?

Кроме ЕР за пришедшие на выборы 50 млн. «электората» борются КПРФ, Родина и прочие разновидности социалистических партий. Там найти крупную группу поддержки сложно. Но 60 млн. человек не пришли на избирательные участки. Кто эти люди, проигнорировавшие все призывы проголосовать? Политтехнологи говорят — избиратели, разочаровавшиеся в возможности влиять на ситуацию в стране. Но есть и другая интерпретация. И рейтинг В.В.Путина и отсутствие серьезных протестов говорит лишь об одном — в целом ситуация в стране пока избирателей устраивает. Но предложенные политиками различные варианты социализма этих людей просто не интересуют. (Поясню на бытовом примере. Если Вы хотите персиков, а на базаре торгуют только разными сортами свеклы, продавцы могут лопнуть от усердия. Свеклу Вы не купите, а, в конце концов, и на базар перестанете ходить. Но и бунтовать от голода не пойдете — магазинной картошки хватает.) Попробуем определить точнее интересы указанной группы.

Есть очень простой индикатор уровня жизни — автомобиль. Только за последние полгода в России продано 1, 185 млн. автомобилей. Статистика плохо фиксирует вторичный рынок — так что в реальности продано больше. Бум продолжается уже несколько лет — очень приблизительная оценка количества купленных машин — 10 млн. (желающие могут поискать точные данные ГАИ). Т.е более 10 млн. российских семей (т.е суммарно — минимум 20 млн. взрослых людей) имеют доходы, позволившие купить (и содержать) машину ценой 10 — 20 тыс. долларов ( средняя цена продаваемого в последние годы в России автомобиля — 17 тыс. долларов) . Но и раньше автосалоны не страдали от отсутствия покупателей — всего в России по данным ГАИ около 26 млн. автовладельцев.

Что же это за группа? Явно не пенсионеры и не пресловутые «бюджетники» (на пенсию или зарплату в 12 тыс. руб. даже велосипед купить затруднительно) . Это огромный слой мелких и средних предпринимателей, высокооплачиваемых наемных менеджеров и специалистов, лиц свободных профессий и т.д. Политкорректно — «средний класс» Но старое большевистское название куда точнее — «мелкая и средняя буржуазия».

Причины избирательной пассивность этой группы отнюдь не в страхе перед властью. Я слабо представляю, чем можно напугать человека, проработавшего в российском бизнесе (в нефтяной монополии или в ларьке на базаре) хотя бы 10 лет. Просто тратить время на выслушивание думских дискуссий о «месячной прибавке» в 100 руб. люди, только на бензин тратящие около 1000 руб. в НЕДЕЛЮ, не желают.

Б.Грызлов с полным основанием может сказать — «Наши избиратели в булочную на машине не ездят». Тоже касается и остальных партий, требующих «больше социализма» (еще национальных проектов ).

Страна развитого ****изма

Другой устойчивый миф — Россия с 1991 года страна капиталистическая. С этим согласны как апологеты ельцинских реформ, так и самые махровые коммунисты. Меняются лишь эпитеты — от восторженных криков по поводу «рыночной экономики» до гневных филиппик о «диком капитализме». Посмотрим, однако, на наших крупных «капиталистов» чуть пристальнее.

А .Чубайс , рассказывая о приватизации, с гордостью говорил: «Мы в кратчайшие сроки создали класс собственников, чтобы они поддержали наши реформы». Т.е прямо сказано, что крупное имущество раздавали не в «собственность» а в лен («условное держание») — за службу. Попробуем описать историю путинской ЭрЭфии в более адекватной терминологии. Получается примерно следующее:

«Покойный царь, когда слабеть стал, выбрал наследника и отрекся в его пользу. Поначалу думали, что тих новый Царь и скромен, да в Православии крепок. Но вскоре начались опалы. Герцог НефтеЮКОСовский, Михайло Ходер при старом царе в большой милости был. Много мелких уделов к рукам прибрал, и злодейства вершил безнаказанно. Но обуял его бес гордыни и взалкал он короны царской. А нечего супротив Царя умышлять. Заковали его в кандалы и в сибирский острог сослали . Имение черни на поток и разграбление отдали, а герцогство в казну отписали. На барона Гуцери-бека опалу наложили, слишком загордился. Баронство в казну отписывают а самого на покаяние в монастырь — книги ученые читать. А придворный каббалист старого царя Абрашка бежал к королю аглицкому и оттуда все чары злокозненные наводит Зато Князь Алюминиевый Де Рипас хоть и богат и со старым царем в родстве, не гнушается Царю лишний раз поклонится. Вот и растет его удел. На Хана калмыцкого Царь сильно гневался. Но тот вовремя Государю в ноги упал, боярам ближним мягкой рухлядью да золотишком поклонился, и сохранил удел. А холоп дворовый Ивашка хоть безроден и глуп, но в юности с самим Царем в бирюльки играл. Вот и был поставлен Главным Воеводой……» Ну и так далее — всяк желающий легко продолжит.

Иначе говоря, пресловутые «олигархи» были никакими не собственниками — а обязанными вассальной клятвой ленниками. Нет в РФ никакой крупной капиталистической собственности — есть феодальные условные держания. А в 1991 случилось совсем не «восстановление демократии» а самая настоящая Реставрации дикой николашкиной России. Ну разве что Царь теперь выборный (что, впрочем в истории Европы случалось не раз) Здравствуй Развитой Феодализм, Светлое Настоящее ЭрЭфии

Даешь буржуазную революцию!

Какой политпроект должна выдвинуть партия, желающая получить массовую поддержку среднего класса? В условиях феодально-социалистического общественного строя даже особо думать не надо — это давно известные задачи антифеодальных революций.

Лозунг любой буржуазной революции звучит коротко — «Не дадим наши деньги и имущество дармоедам» (королям, дворянам, социалистам, чиновникам, малоимущим и т.д.). Защитим собственность от грабежа «благородных» сословий.

Применим его к условиям современной России и попробуем сформулировать основные элементы программы Партии Буржуев.

Нет налогов без представительства

Ключевой вопрос любой революции — о власти. Буржуазные революции изначально не посягали на «божественные прерогативы» монархов. Они всего лишь требовали полной власти над общественным кошельком. (Это уж потом логика борьбы заставляла рубить головы королям). В России власть и социалисты в Думе разыгрывают милый междусобойчик по разделу общественных денег. Немного достается разным «малоимущим», исправно голосующим за всяких единокоммунистов, остальное чиновники прячут по «Стабфондам» и прочим мегаворовским нанокорпорациям.

А платит эти деньги НАШ избиратель. Именно с его бизнеса и других доходов дерут огромные налоги. К нему в офис врываются современные откупщики (сборщики налогов) в масках с криками — денег давай. Причем кроме законных налогов еще и «социальной ответственности» требуют (т.е. просто грабят). Пора вернуть эти деньги себе.

Вновь актуален грозный лозунг Американской революции — «нет налогов без представительства». Налогоплательщик — это не обязанный любому чиновнику «социально ответственный» коммерсант. Это единственный подлинный ХОЗЯИН в государстве, нанимающий за свои деньги на службу президентов и губернаторов.

О налогах часто говорят — но у нас же основные налоги платят ресурсные компании, а не физические лица. Ответ очень прост. Когда Господь Бог (а совсем не Миллер с Вайнштоком) положил газ и нефть в России, а не в какой-то Германии — он сделал это дар не для того, чтоб некое количество бездельников (и не важно, в Капотне или в Барвихе) могло безбедно снабжать унитаз отходами своей жизнедеятельности. Это ресурс развития, выделенный именно русскому народу. Доходы от их продажи должны не лежать в Стабфондах на случай, что при падении цен государство не сможет содержать бездельников («выполнять социальные обязательства»), а работать на развитие России здесь и сейчас (строить дороги, научные центры и, кстати, снабжать газом в первую очередь деревни России, а не каких-то Италий). А распоряжаться ими должны не чиновники, а те, кто своими налогами содержит государство.

Власть может обещать сколько угодно социализма, но решать давать ли ей на это деньги должны те, кто их зарабатывает.

Лифт дальше не идет. Все вон — в эмиграцию

То, что для буржуазии деньги — это все, что есть в жизни, представляет собой миф, придуманный пролетариями. Профессиональная самореализация, желание сделать карьеру, в том числе и публичного политика — стимул не менее сильный. И что же видит человек, решивший все материальные проблемы, и желающий послужить обществу? А видит он, например, господина Лужкова, сидящего в кресле московского градоначальника 17 лет. Т.е уже больше, чем в застойно — геронтократические времена развитого социализма в Москве усидел ужасный партократ тов. Гришин. И освобождать это кресло до 2011 года он не намерен. Он собирается править столицей 21 год и побить абсолютный рекорд, ранее принадлежавший председателю исполкома Моссовета тов. Промыслову. В других местах картина не лучше — много где в здании бывшего обкома засел какой-нибудь Бабай, давно побивший рекорды пребывания в должности советских предшественников.

Но в Брежние времена даже самый цепкий геронтократ рано или поздно освобождал место, отбыв на Новодевичье кладбище. А теперь вслед за нынешними демократами идут их удивительно способные дети. (Только гений способен в 20 с небольшим лет стать вице — президентом Газпромбанка или Роснефти). Конечно, внук члена Политбюро ЦК КПСС устраивался в жизни легче, чем парень с рабочей окраины. Но дорога от прораба до министра в СССР была вполне реальной. А нынешние бояре слишком хорошо помнят, что миллиарды «женщин предпринимательниц» — не вотчина, а лишь выданное на время службы поместье. И чужих пускать не собираются — ни во власть, ни в крупный бизнес.

И что делать способному, энергичному пассионарию из молодой буржуазии? Эмигрировать или всю жизнь «улучшать показатели сбыта памперсов на 1% в месяц»? Или все же вспомнить старую истину — «Революция разом освобождает десятки тысяч роскошных вакансий»?

Нет Беловежскому Версалю

Либералы 1990-х ненавидели Российское государство. Единокоммунисты мечтают превратить его в хозяйственный двор Газпрома. Малоимущий пролетарий — интернационалист по натуре. Он видит в государстве лишь дойную корову. Что думает о роли государства потенциальный избиратель Партии Буржуев?

Ответ давно дали классики марксизма-ленинизма. Идеология мелкой буржуазии — великодержавный шовинизм. Так поднимем выше это знамя! В спорах с другими государствами Россия права всегда. Это для либералов 1991 год — праздник рождения западного придатка — ЭрЭфии. Для нас это год величайшего поражения России и принятия совершенно унизительных условий капитуляции. Мы — партия Реванша. Россия должна восстановить единство своих территорий и место в мире, как бы ни бесились брюссели и вашингтоны. (Не говоря уж правящих в ублюдочных порождениях Беловежского сговора башах).

Великодержавный шовинизм несет в себе еще одну крайне важную идею — отношение к армии. Нынешние власти ЭрЭфии не понимают, зачем вообще нужна армия. Для охраны трубы хватит и войск Газпрома. Буржуй точно знает, задача армии — защита граждан России и его лично. Это ЭрЭфия могла продать Туркменбаши несколько сот тысяч российских граждан в рабство, в обмен на какие то газовые доходы. Россия на такое требование повесила бы Туркменбаши на его золотом памятнике. А исполнить приговор должна армия.

Это дает основу для очень важного союза — буржуазии и армии. Офицер, как и профессиональный солдат, — очень важная и тяжелая профессия (включающая в обязанности и смерть по приказу). И оплачиваться она должна так, чтобы они жили достойно. Любой буржуй это понимает.

И второй момент. Столь ненавидимый верными ленинцами русский великодержавный шовинизм не имеет ничего общего с расизмом. Человек любой национальности, соблюдающий законы России и принимающий русскую культуру как объединяющую, не просто имеет право стать ее гражданином. Любые высоты карьеры для него всегда открыты.

О концентрации сил

И несколько замечаний по практической пропаганде.

Основной принцип стратегии (и маркетинга) — предельная концентрация сил на главном направлении. Применительно к политике это означает — для политика реально важны интересы только его «социальной базы» (в нашем случае — буржуазии). О других пусть Бог позаботится. (Естественно, отказаться от демагогии об «общем благе», было бы верхом глупости, но это для телерекламы). Удивительно, но ЭрЭфовские политики этого не понимают.

Поясню на паре примеров. Среди малоимущих достаточно популярный способ протеста — перекрытие дорог (пример — выступления против монетизации льгот). То, что власть их уговаривает, как-то идет навстречу — понятно. Пенсионеры и бюджетники — основные избиратели Единой России. Почему их поддерживало СПС — понять сложнее. Избиратель Партии Буржуев в это время часами стоит в образовавшейся пробке, опаздывает на встречи, просто теряет время. Нормальное поведение буржуазного политика — потребовать разгона демонстрантов (причем — с предельной жестокостью, во избежание рецидива). За него и раньше голосовало 0 (ноль) пенсионеров, так что он ничего не теряет. Зато его избиратель оценит заботу. Считаете, что это несправедливо? Очень благородно, только Ваше место — в партии Пенсионеров (или единокоммунистов).

В Москве огромная очередь на жилье (около 200 тыс. семей) Партии обсуждают, как «ускорить очередь», правильно «ставить на учет» и т.д. Все правильно — по социалистически. Посмотрим с другой стороны. Средний класс квартиры давно покупает (сразу, с ипотекой и т.д.). Но при этом он должен платить не только за себя, но и за ждущего подачки от власти бездельника. (Официальная и, отчасти, реальная, причина запредельных московских цен на жилье — «доля города» для предоставления жилья очередникам). Партия Буржуев должна потребовать упразднения «выделения жилья». Только продажа. Не можешь заработать и купить? Россия большая — много мест, где квартиру можно купить и за 10–15 тысяч РУБЛЕЙ. 200 тысяч «очередников» (то есть примерно 400 тыс. избирателей) будут недовольны. Сие проблемы Единой России (или других коммунистов) — это их «электорат». А избиратели Партии Буржуев увидят результат в собственном кармане. Они не какой-то электорат, а самостоятельно зарабатывающие люди и деньги считать очень умеют. Кстати, когда цены упадут, то покупателей квартир (мелких собственников) станет больше. (Естественно, небольшая доля бесплатных квартир — детям из детдомов и т.д. должна остаться. Буржуй, в отличие от завистливого бюджетника, любит чувствовать себя благородным и благотворительность в разумных пределах одобряет).

В других социальных вопросах правильные ориентиры также даст классовый подход. Наш избиратель давно платит и за медицину, и за обучение детей. Свою старость он обеспечивает сам, не надеясь на зурабовские усилия. Уменьшение доли бесплатных социальных услуг в интересах наших избирателей. Остальные идут… к коммунистам.

Многие внимательные наблюдатели уже почувствовали, что что-то в России начало меняться. Это приближающаяся Буржуазная Революция отбрасывает вперед тень. Еще немного, и все игры в Преемников и мышиная возня разных «ног партии власти» сгинут как морок. В России выросла национальная буржуазия. Пришло время ей взять ответственность за Россию в свои руки и вышвырнуть новых феодалов и всяких социалистов на помойку истории. Дело за малым. Кто из политиков готов сказать: «Есть такая партия!»?

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
13.08.2019
Санкции Росприроднадзора должны активизировать ликвидацию свалок химотходов в Дзержинске.  
13.08.2019
Жертвовать темпами развития ради формального сокращения долга вряд ли стоит.
12.08.2019
Нижегородская область справедливо отнесена к регионам со средней долговой устойчивостью.
12.08.2019
Вместо системной борьбы с коррупцией мы видим точечные решения.
Подборка