16+
Аналитика
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.07.2021
Что и нашло свое отражение в оценке вице-премьером реформ в Нижегородской области.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
15 Августа 2013 года
247 просмотров

Пилить и вырубать

Дума о парке

На вчерашнем совещании в мэрии группа депутатов из шести
человек полтора часа поговорила с главой города Олегом Сорокиным и отказалась
от намерения созывать внеочередное заседание городской думы и обсуждать на нем
судьбу парка Кулибина. Что, впрочем, было ожидаемо: решение 13-ти городских
парламентариев сделать это, которое они оглашали ранее, и без того выглядело не
конца продуманным, нелогичным и даже странным.

Глава города при этом, хотя и употребил в своем комментарии к
вчерашней ситуации  слово «прозрачность», между тем, лишь навел на нее лишнего
туману.

«Депутаты согласились с тем, что ситуация с парком Кулибина
проста и прозрачна, деревьям ничего не угрожает», — заявил Олег Сорокин. Почему
не угрожает? Ведь именно он, Сорокин, добивался вырубки парка в пользу
расширения дороги. Далее. «Решение о смене зонирования принималось в отношении
генерального плана, коридор планирования которого составляет 30 лет».

Полный смысл этого высказывания от меня ускользает. Но рискну
предположить, что в дальнейшем — а к вопросу о судьбе парка депутаты еще
вернутся, по крайней мере, это обещал сам председатель думы, — в дальнейшем
может всплыть тема «долгосрочного планирования»: якобы у Нижнего Новгорода есть
долгосрочный план развития, причем настолько долгосрочный, что  чуть ли не в
три десятка лет длиной, в соответствии с которым нынешние городские власти
якобы и хотят расширить улицу Горького.

Хотя каждому мало-мальски знакомому с городской властной
кухней известно, что изменения в генеральный план вносятся едва ли не на каждом
заседании нижегородской городской думы — настолько часто, что градозащитники не
успевают за этими изменениями уследить.

Так или иначе, Сорокин объявил, что «говорить о том, что
завтра в парке начнутся какие-то работы, нет никаких оснований… Когда все
стороны в отношении расширения улицы Горького будут выслушаны, мы вернемся к
этому вопросу».

По крайней мере, до сентябрьской активизации
общественно-политической жизни, в том числе — и в Нижнем Новгороде, можно
выпустить воздух из легких и слегка передохнуть. Но некоторое недоумение по
поводу того — что же все-таки происходит в связи с парком Кулибина, с главой
Нижнего Новгорода Олегом Сорокиным, с депутатами городской думы — и со всеми
нами? — недоумение это все-таки остается.

Узлы мотивов

Мне кажется, что ситуация с парком Кулибина очень показательна
в плане того, как в одном напряженном узле могут сплестись сразу несколько
актуальных тем и мотивов, причем связанных с интересами различных по масштабу и
целям групп.

Парк Кулибина — это тот болезненный нарыв, который образовался
не теле организма, чувствующего себя не вполне здоровым. А то, что
общественно-политическая обстановка сегодня не здорова — в том числе и даже
прежде всего в Нижнем Новгороде — это для большинства очевидно.

Парк Кулибина чрезвычайно важен сам по себе. Это один из
немногих участков «зеленых легких» города, которыми полуторамиллионный
мегаполис может дышать — и при этом находящийся в густонаселенном и
загазованном центре города. Делать своему городу искусственную саркому зеленых
легких — само по себе уже преступление.

Но дело не только в этом. Парк Кулибина — это и тот символический
рубеж, за который бьются две противоборствующие силы, власть и общество.

Нижегородская власть — это тот же Сорокин, крупнейший
застройщик областного центра — в прошлом, как говорит он сам, или же и сейчас
тоже, как думают все остальные. Нижегородская власть в последнее время показала
себя последовательным разрушителем исторического центра города, там, где земля
дороже, постройки — престижнее, а на месте вырубленных деревьев и снесенных
домов растет зелень американского серовато-валютного цвета.

Гражданские активисты и обычные люди понимают: идет битва за
очередной «бастион» сопротивления этому варварскому процессу. Вырубка
кулибинского парка выглядит в глазах протестующих нижегородцев именно этого
процесса продолжением. Сегодня же идет битва за последний рубеж, сдать который
означает покориться захватчику.

Есть и еще одно, о чем нужно сказать в связи с парком
Кулибина. Этот парк — по сути кладбище, под его травой лежат человеческие
кости, которые освящает своим присутствием часовня. Это — сакральное место, здесь
не мыслимы грохочущие и визжащие шинами транспортные потоки. И даже те, кто не
осознает этого в полной мере, не могут не чувствовать кощунственность ситуации
душой.

В борьбе за «рубеж» парка Кулибина власть может утверждать,
что ведет себя прагматично. Говоря при этом, что Нижний Новгород нуждается в
транспортных магистралях, что дорожное движение нуждается в модернизации — и
прочие правильные, в общем-то, вещи. Но прагматизм нынешней нижегородской
власти имеет две стороны. И нижегородцы уже имели возможности почувствовать на
своей шкуре, что прагматизм этот преследует прежде всего прагматические  цели,
выгодные не городу, а самим представителям власти.

Не стоит забывать, что «пилить» казенные средства откажется
редкий чиновник, что, согласно расхожему мнению, на каждом крупном
строительстве богатеют структуры, аффилированные с властью. И таких структур
хоть отбавляй. А имена тех, с кем они аффилированы, в последнее время
называются особенно часто: среди них — и вице-губернатор Антон Аверин, и, что
характерно, глава  города Олег Сорокин, находящийся в гуще схватки и даже на
острие атаки.

Очень показательно и то, что именно на улице Горького, по
которой должны в несколько рядов полететь автомобили после расширения
магистрали, находится штаб-квартира сорокинской группы компаний «Столица
Нижний».

При этом полетят эти автомобили на сравнительно короткую
дистанцию. Участок дороги, который планируют расширить в три ряда, не поможет
создать сколь-нибудь существенную транспортную разгрузку, потому что совсем скоро
этому трехрядному потоку придется уткнуться в закупорку на площади Свободы. Так
что есть ли из-за чего городить огород?

Таким образом, прагматизм властей в отношении интересов города
— якобы расширение дороги позволит решить городские транспортные проблемы —
оказывается мнимым. И, по сути, практически все понимают, что речь идет о
прагматических интересах непосредственных лоббистов этого проекта.

В городе, населенном людьми

В то время как Олег Сорокин говорит: «Когда все стороны в
отношении расширения улицы Горького будут выслушаны, мы вернемся к этому
вопросу», — он обнажает еще один серьезный перекос, который был допущен в городе
в ходе его недолгого правления. Глава городской думы и глава города —
представитель местного самоуправления. Но самоуправление в городе
Сорокин фактически подменяет и заменяет просто управлением.

Для начала нужно констатировать — а Сорокин в своем высказывании
констатирует это сам, — что городские проекты в Нижнем Новгороде сегодня
практически не проходят процедуру реальных политических слушаний. «Когда все
стороны … будут выслушаны» означает, что они до сих пор еще не выслушаны. Город
еще только нуждается  в общественных слушания — таких, в которых могло бы
участвовать общество, а самое главное — не просто присутствовать на них, но
делать предложения, бойкотировать то, с чем не согласны и утверждать то, что
идет городу во благо.

Сорокин же ведет себя так, что очевидно: мнение общества ему
ни к чему. Он — успешный и богатый, а, следовательно, он лучше других знает,
что и когда нужно.

Да, Сорокин — эффективный менеджер того образца, который
сформировался в новой России. Это менеджер бизнес-типа и к управлении городом
он подходит как к управлению бизнес-структурой. При таком подходе первичным — и
по сути единственным — стимулом и мотивом является извлечение прибыли для себя
лично. Таков был стимул Сорокина-бизнесмена — таким он, как показало время,
остался и сейчас. Не случайно утверждают, что весь город его глава
рассматривает как один гигантский бизнес-проект — и пользует тем, что именно у
него в руках находятся рычаги для того, чтобы этот проект осуществлять.

Голоса горожан до этого момента не принимались в расчет.
Сорокин вообще плохо видит, что живет в городе, населенном людьми. В его
годовых отчетах действительно много говорится о деньгах и проектах — но
практически ничего не говорится о том, что городские власти делают для
горожан
, а не для проектов самих по себе и не для денег.

Между тем, первое условие самоуправления — это участие в
управлении жителей, населения, людей. И когда люди выходят на улицы, выступая
против решений главы их собственного самоуправления — налицо катастрофическое
противоречие, когда народ вынужден искать все новые и новые способы для того,
чтобы его услышала избранная им власть. Именно избранная нижегородцами: пусть даже
главой города Сорокин стал в силу определенных манипуляций с депутатским
корпусом и договоров с вышестоящими властями, однако в депутаты городской думы
его делегировали именно нижегородцы.

Люди выходят на улицы. В прокуратуру хлынул вал обращений
нижегородцев. прокатилась волна одиночных пикетов. В ходе одного из них в
нижегородском кремле была арестована и шесть часов просидела в полицейском
участке 76-летняя пенсионерка Лидия Александровна Давыдова-Печеркина, ныне
покойная. В защиту пограничного рубежа — парка Кулибина — выступили известные
нижегородцы, блоги взорвались комментариями, к этой кампании присоединялось все
больше и больше людей. У театра юного зрителя был проведен митинг, на который
вышли представители самых разных политических и общественных сил — от экологов
до коммунистов, от градозащитников до активистов «Другой России».

Поэтому вполне логично, что в конечном итоге стало понятно:
борьба идет не только за парк Кулибина. Борьба идет против Олега Сорокина. Что
и выразилось в резолюции митинга.

Изменения климата

Общественный климат в Нижнем Новгороде изменился. И это не мог
не заметить даже тот, кто не привык принимать во внимание такую «мелочь», как
общество. В изменившихся «атмосферных» условиях даже молчаливый и скрытный
Сорокин вынужден был сменить тактику.

При этом выяснилось, что за годы своего мэрства магнат не
создал никаких сколько-нибудь значимых медиа-ресурсов для воздействия на
общество и пропаганды собственных интересов. Когда на главу Нижнего Новгорода
началась очередная атака по коррупционной части — Гудков, Хинштейн, Неверов, Садеков,
прокуратура, — он был вынужден воспользоваться услугами пресс-службы областного
правительства для размещения по ее каналам апологетических материалов в свой
адрес. Последняя, конечно, действовала в собственных интересах: защищать
Сорокина означает прикрывать и губернатора Валерия Шанцева, потому что Сорокин
воспринимается как креатура Шанцева и фактически — как член шанцевской команды.

Одновременно, вместо того, чтобы создавать собственные
средства агитации и пропаганды, структуры главы города породили армию троллей,
которые безымянным порядком кинулись подпускать на интернет-ресурсах региона
вирусы идей своего хозяина, обеляя его и его инициативы и черня его
политических противников и критиков.

Внятно объяснить городу: мол, то, что делается против
интересов города и горожан, но в интересах собственно Олега Сорокина — это и
есть хорошо, — просто невозможно. Убедить кого-либо, тем более — создать
системную платформу просорокинских взглядов такая методика вряд ли способна, но
и смущать умы — это уже результат.

Ощущением своего превосходства над «человеческим материалом»,
посредством которого он лепит собственные успехи, грешит и сам Сорокин.
Вероятно, именно уверенность в том, что уж что-что, но городская дума Нижнего
Новгорода находится под его полным и единоличным контролем, породила у него
некоторое удивление тогда, когда 13 депутатов ни с того ни с сего посреди
каникулярного лета вдруг зафрондировали.

Уж если даже — по определению — оппозиционный — депутат-коммунист
Олег Ким спешил публично засвидетельствовать свою лояльность Олегу Сорокину,
тем самым бросив тень не только на себя и фракцию КПРФ в гордуме, но и на всю
партию в целом в глазах многих людей («Наконец-то главой города избран человек,
который вникает во все проблемы городского хозяйства, строительства, очень
хорошо понимает значение инвестиций …», — сказал он не далее как 9 августа), то
чего, казалось бы, ждать от молчаливо-послушного большинства?

Лес рубят — щепки летят

Депутаты нижегородской городской думы в свою очередь оказались
в щекотливом и сложном положении. С одной стороны, два года работы городского
парламента в его нынешнем составе ни разу не давали повода усомниться в том,
что дума сделает все, что пожелает ее лидер. С другой стороны — у ряда
депутатов обнаружились слишком явные собственные интересы. Наконец, со стороны
третьей объединить всех без исключения депутатов может личный интерес каждого
из них к собственному переизбранию в 2015 году на новый депутатский срок. Дума
думает о 2015 годе.

Для того, чтобы понять, как именно избираться по новой,
депутатам следует, прежде всего, определиться по отношению к фигуре Олега
Сорокина.

Олег Сорокин — фигура мощная. У него влияние, связи и деньги.
Сорокин может стать паровозом на следующих выборах. Но он же, покачнувшись, а
тем более — упав, может увлечь за собой и тех, кто стоит и за него держится.
Вадим Булавинов в свое время обвинял Сорокина и депутатский корпус в том, что последний
был подкуплен первым и даже называл цену — порядка 30 миллионов рублей за
голос. Стоять рядом с таким человеком и держаться за него в спокойную погоду —
хорошо и надежно, но когда сгущаются тучи и ураганы метят именно в тот дуб, в
тени которого укрылись тени, на душе становится нехорошо.

В таких условиях рядовому депутату хорошо бы знать, что
случится дальше. Устоит Сорокин или нет? — вот главный вопрос, на который
желательно знать ответ для того, чтобы прогнозировать свое депутатское будущее.

В условиях, когда от реального выбора народа, саму возможность
которого последовательно сводят к нулю, мало что зависит, я не думаю, что
депутатский корпус сильно волнует та проблема, что местное самоуправление
перестало быть самоуправлением. Когда народ рассматривают исключительно как
ширму для закулисного принятия реальных решений наивно было бы думать, что
общественное мнение сильно заботит «народных избранников».

Однако в минуты кризиса проблема эта сильно обостряется и
поворачивается совсем иным боком. А в Нижнем Новгороде сегодня — налицо
назревающий политический кризис. Новые перестановки в областном правительстве
показывают, что даже Шанцев не вполне уверенно чувствует себя в своем кресле,
предпринимая шаги к образованию новых федеральных союзов (если рассматривать
под таким углом приглашение в правительство Нижегородской области Евгения
Люлина) и укреплению региональных позиций (если смотреть подобным образом на
назначение вице-губернатором Валерия Назарова).

Тринадцать

В таких условиях депутаты городской думы Нижнего Новгорода
повели себя достаточно взвинченно и непродуманно. 13 человек вдруг выступили с
инициативой, которая, видимо, должна была показать, с одной стороны, городу —
«Мы вместе с вами, дорогие нижегородцы!»; с другой стороны — демарш думских
энтузиастов можно расценить и как попытку прощупать позиции самого Сорокина:
дескать, поведется — не поведется, устоит — не устоит?

Как показали последние события, Олегу Сорокину удалось убедить
депутатов, что у него все в порядке. Думаю, что его слова: «говорить о том, что
завтра в парке начнутся какие-то работы, нет никаких оснований»,  — в какой-то
степени можно понимать как фрейдистскую сублимацию на тему собственного
положения. Дескать, не стоит думать, что завтра придет некто, начнет прорежать
нижегородский политический лес — и «вырубит» главу города.

Среди выступивших «из сумрака», чтобы неожиданным ходом
прояснить ситуацию  — 13 депутатов. Это Владимир Амельченко, Евгений Кузьмин,
Владимир Панов, Денис Москвин, Владислав Атмахов, Иван Карнилин, Михаил
Барковский, Александр Перов, Владимир Тарасов, Олег Ким, Александр Бочкарев,
Ольга Балакина, Игорь Богданов.

Уверен, что пусть некая общая тема и объединила эти 13 человек
— будь то интересы парка Кулибина и протестующего общества или желание
прояснить отношения с Олегом Сорокиным, — тем не менее, у каждого из них есть и
свои собственные мотивы.

Михаил Барковский длительное время играл роль оппозиционера.
Сорокин прагматично удалил «несогласного» с поста главы комиссии по экологии, в
последнее время ставшей играть почти ключевую роль в вопросах
градостроительства, к которым глава города неравнодушен. Барковский лишился
поддержки партии власти, перейдя в «Альянс зеленых — Народную партию», что объективно
ослабило его позиции как самостоятельного политика — но увидеть его в числе
сорокинских сторонников после всего, что случилось, было бы странно.

У Александра Бочкарева есть свои мотивы выступать в оппозиции
к главе города. В конце концов, быть в оппозиции действующей власти его толкает
сама партийная принадлежность к «Справедливой России», которая не устает
доказывать, что она — оппозиция, а также репутация политика, готового, если
надо, обострить ситуацию.

Пофрондировать, если за определенные рамки выходить при этом
не нужно, еще с 1990-х годов был всегда готов депутат Игорь Богданов.

Иван Карнилин не может стать полным единомышленником Олега
Сорокина хотя бы потому, что Сорокин фактически занимает сегодня его место.
Когда осенью 2010 года обострилась борьба за кресло главы города и председателя
городской думы, Вадим Булавинов в определенный момент, видя неожиданное
сопротивление депутатов своей фигуре, предложил думе в кресло градоначальника
именно Карнилина, который до этого неоднократно и на протяжении
продолжительного времени возглавлял городской парламент. Депутаты предпочли
Сорокина.

Выступить в общем ряду коммунистов Олега Кима и Александра
Перова, возможно, побудила партийная дисциплина: в конце концов, такое подобие
фронды еще не стало опасным, поэтому показать свою оппозиционность при удобном
случае — почему бы и нет?

Начинающего медиа-магната Дениса Москвина в заметные политики
местного масштаба, судя по всему, двигают структуры, близкие Олегу Кондрашову,
который сам по себе никогда полностью не рифмовался с Олегом Сорокиным. В этом
качестве для Москвина важен каждый повод выйти «из ряда вон», поэтому он
выступил в этой «коллегии 13-ти», сыграв роль застрельщика, акцентировав это
тем, что провел брифинг, где выступил от общего имени.

Владимир Панов — необычайно честолюбивый и амбициозный
политик, на протяжении достаточного времени игравший не последнюю роль в
политической жизни крупного сателлита Нижнего Новгорода — достаточно развитого
на общем фоне региональных территорий города Кстово. Он даже определенный срок
занимал пост главы города.

Его дебют в Нижнем Новгороде был чрезвычайно удачным:
поддержка партии власти позволила ему выиграть выборы в нынешнюю думу на его
собственной территории — Московский район — у бессменного депутата от этих мест,
коммуниста Владимира Паченова. Долгое время Панов подыгрывал Сорокину во всех
начинаниях, но, возможно, у него могли появиться мысли, что пришло время
сделать некий качественный скачок. А возможно — мы присутствуем при заключении
какого-то нового закулисного союза.

Слухи об оппозиционности нижегородской думы сильно
преувеличены

Из 13-ти депутатов, выступивших с инициативой пересмотреть
решение относительно парка Кулибина, только двое могут претендовать на роль
«политических тяжеловесов» местного масштаба. Это Иван Карнилин и особенно — Александр Бочкарев.
Амбиции кого-либо другого, будь то Михаил Барковский, Денис Москвин (несмотря
на поддержку, которую ему оказывают) или, к примеру, Владимир Панов, пока
преждевременны.

Так что разговоры о том, что этот демарш — первая ласточка
зарождения в нижегородской городской думе нового лидера, пока не имеют под
собой оснований.

Так или иначе, поступок депутатов выглядит странным, потому
что именно депутаты думы недолгое время назад безропотно утвердили желание
Олега Сорокина вырубить парк. А пресловутая оппозиционность Барковского,
Москвина и даже Бочкарева не мешала депутатам думы единогласно утверждать
сорокинские годовые отчеты и легитимизировать все его инициативы, включая
изменения в градостроительных планах, позволявшие вести точеную застройку в
историческом центре Нижнего Новгорода.

Слухи об общей оппозиционности нижегородской думы сильно
преувеличены. Вот если над главой города разверзнутся серьезные хляби,
прогремят ощутимые громы и ударят болезненные молнии — вот тогда мы еще можем
услышать голоса и новых сорокинских критиков, и новых ему оппозиционеров:
депутатам нужно будет искать другие платформы, на которые можно было бы
опереться в преддверии неукротимо приближающихся выборов.

Преждевременно также говорить и том, что дума Нижнего
Новгорода, наконец, научилась слышать мнение своих избирателей: хотя отдельные
прецеденты такого прислушивания к мнению народа в думе были и раньше, в целом
нижегородскому городскому парламенту еще только предстоит научиться быть
органом местного самоуправления в полном смысле этого слова.

По теме
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.
22.10.2021
Нежелание нижегородцев вакцинироваться – результат проваленной информационной кампании.
19.10.2021
Хотя формально вариант переписи населения через портал Госуслуг ничем не отличается от традиционного.
18.10.2021
Много ли многодетных семей нуждаются в праве на бесплатную парковку в Нижнем Новгороде?