16+
Аналитика
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
28 Августа 2009 года
174 просмотра

Площадка для креатива

Кампания по формированию
общественного мнения в вопросе строительства АЭС в Нижегородской области ведется
в традиционном русле. Сначала принимается решение о размещении станции, вплоть
до определения района, где она будет построена, а потом к общественности
обращаются с предложением делать какие-то замечания, давать рекомендации,
которые будут учтены строителями. В нормальной демократической стране такие
вопросы решаются изначально с подключением общественности, с успокоения
общественности, демонстрации преимуществ такого вида энергетики, и, разумеется,
с убедительными доказательствами того, что атомная станция будет совершенно
безопасной.

В ходе обсуждения на недавнем
круглом столе, посвященном проблемам, связанным с Нижегородской АЭС, приводился
пример некой бельгийской фирмы, которая проделала эту работу блестяще, показав
обеспокоенным российским гражданам, на территории проживания которых они
собирается строить свои производственные корпуса, что ее продукция совершенно
безопасна. Нас же фактически ставят перед фактом, а потом говорят, что готовы
выслушать наше мнение.

Что касается моей позиции, то она
вкратце следующая. Развитие атомной энергетики – дело необходимое, но следует
иметь в виду, что это очень опасный вид энергетики, и слова о том, что никакой
опасности он не представляет, после чернобыльской катастрофы по меньшей мере
наивно. Это очень опасный вид производства энергии, хотя надо признать, что на
сегодня это самое эффективное средство получения относительно дешевой энергии.

По моим сведениям, проблема
заключается в том, что еще более эффективное и более безопасное получение
энергии с помощью управляемой термоядерной реакции откладывается в очередной
раз, и появление термоядерной электростанции – дело будущего, причем, пока
никто не может сказать какого будущего. Поэтому я воспринимаю развитие атомной
энергетики как неизбежное зло.

Выступавшие на круглом
столе эксперты неоднократно ссылались на опыт европейских стран. Но этот опыт
нужно рассматривать в историческом контексте, а не просто говорить, что в
последнее время отношение к атомным станциям изменилось, и даже в такой стране,
как Финляндия, где население было настроено категорически против строительства
АЭС, теперь большинство населения понимает, что без атомной энергетики далеко
не уйдем.

Атомную энергетику надо развивать,
но развивать под особым контролем и обращая очень серьезное внимание на
обеспечение безопасности, как это  и
происходит в развитых странах – и в США, и в странах Европы.

Россия же в этом отношении
представляет собой страну весьма проблематичную с учетом низкого уровня компетентности
и ответственности на всех уровнях – начиная с чиновников, которые принимают
решения, и кончая простыми строителями, которые там недовернули, там забыли
закрыть, и работниками самой станции, которым ничто человеческое не чуждо – к
обеспечению безопасности атомных станций в России надо подходить с особой
осторожностью.

В частности, надо помнить, что не
существует абсолютной защиты от «феномена дурака», поскольку русский дурак
необычайно креативен. Он всегда отыщет способ обойти самую сложную современную
автоматику и может создать проблему. Правда, присутствовавший на круглом столе
ведущий инженер «Атомэнергопроекта» Чистяков достаточно убедительно говорил о
том, что меры безопасности на этой станции на порядок, а то и на два выше, чем
на Чернобыльской, что авария, которая произошла в Чернобыле, здесь в принципе
невозможна, но мы сами понимаем, что стопроцентной гарантии не существует.

Поэтому я подчеркиваю – я не против
строительства как такового. Я просто предлагаю задуматься о цене прогресса. Тем
более что накануне обсуждения стало известно об аварии на Саяно-Шушенской ГЭС,
которую в свое время тоже называли самой безопасной. Однако произошло нечто, о
чем загадочно говорят как о «гидроударе». Что это значит? Плотина не выдержала.
Стало быть, толи проектировщики допустили ошибку, либо станция не
ремонтировалась должным образом, а скорее всего и то и другое. Но получилось,
что некатастрофическое давление воды привело к катастрофическим последствиям.
Это является серьезным уроком. Опять же, ответственных не нашли – а если и
найдут, то скорее всего «свалят на мертвых».

Я хочу, чтобы к делу относились
ответственно, а не рассуждали о том, что невозможно остановить прогресс, что самолеты
тоже падают, а автомобили попадают в аварии, но никто не выступает против
развития авиации и автомобилестроения. В развитых странах после каждой аварии
уделяется повышенное внимание безопасности, а у нас все рассчитывают на русский
«авось».

Эксперты верно отмечают
беспокойство людей о том, что в случае какой-либо аварии начальство скроет ее
от народа, если ее можно будет замять, а если замять не удастся, то будут
оттягивать с информацией до последнего момента.

В связи с этим возникает целый ряд
проблем. Например, почему станция строится в Навашинском районе, а не на
Ветлуге под Уренем. Понятно, что в Навашино экономически целесообразней, но
задумался ли кто-нибудь, что будет, если, не дай бог, станция взорвется, учитывал
ли кто-нибудь «розу ветров» — куда вероятнее всего пойдет радиация?

Я не раздуваю панику, я думаю, что,
скорее всего, станция будет достаточно безопасной. Я только предлагаю
задуматься о том, что будет если, не дай бог авария произойдет. Где
будут те самые бодрые чиновники и наши борзописцы, которые говорят, что нет
альтернативы АЭС.

Кстати, насчет альтернативы. Хотя атомная
энергетика на сегодня является самой эффективной, надо вспомнить и о том, что
на том же Западе развивают альтернативные виды энергетики. Используются
солнечная энергия, энергия ветра. Да, эти способы, конечно, уступают
гидроэнергетике и атомной энергетике, но они в какой-то степени решают проблему.
У нас же за 90-е и 2000-е годы ничего в этом направлении сделано не было.
Почему на Западе можно увидеть вдоль дороги в полях эти ветряные генераторы,
преобразующие силу ветра в электроэнергию, а у нас их нет? (Я уже не говорю о
сельской глубинке – но хотя бы в пятидесяти километрах от Нижнего Новгорода.)
Никто не занимался ветроэнергетикой – а сейчас говорят, что нет альтернативы АЭС.

Кстати, я озвучил последние данные,
опубликованные в прессе, и специалисты, присутствовавшие на круглом столе, мне
не возразили – даже в случае введения АЭС Нижний Новгород не закроет свой
дефицит по потреблению энергии. То есть придется либо увеличивать мощности этой
электростанции, то есть, дополнять два планируемые энергоблока еще двумя, либо
находить какие-то другие варианты.

Понятно, что мнение народа
относительно строительства АЭС в Нижегородской области не будет услышано в
полной мере, и не будет никакого референдума. У нас не приинято проводить
референдумы, у нас принято думать, что народ всегда «за», или, по крайней мере,
хочет того же, что и начальство, и если пока еще этого не понимает, то со
временем поймет.

Что же касается общественных
слушаний, то они могут проводиться, имея в виду две цели. В одном случае – это использование
тех идей, которые возникнут во время слушаний для обеспечения большей
безопасности станции, для каких-то корректировок в реализации этого проекта. А в
другом – для успокоения активной общественности, то есть, дать людям
высказаться. Высказались, выпустили пар – и замечательно, все осталось
по-прежнему.

Я думаю, что общественные слушания
по Нижегородской АЭС пройдет по второму сценарию. Кто захочет – тот выскажется.
Естественно, что-то возьмут на карандаш, но я не верю, что идеи, которые
всплывут во время этого обсуждения, будут доведены до проектировщиков и
реализаторов этой идеи. У них на все есть железное оправдание: «мы специалисты,
а вы неизвестно кто».

В конечном счете вопрос стоит об
ответственности. У нас же вся проблема состоит в том, что никто ни за что не
отвечает. Нужно обеспечить ответственность – вплоть до уголовной, не
стрелочников, не тех, кто «нажмет не на ту кнопку», но и проектировщиков, и чиновников,
которые принимали решение. Сейчас же пишут по поводу аварии на Саяно-Шушенской
ГЭС, что если бы авария произошла в развитой стране, то, как минимум, министр энергетики
был бы после этого уволен. У нас же министр энергетики бодро рапортует главе
правительства о том, что сделано для ликвидации последствий, хотя всплывают
факты, что некоторые люди, оказавшиеся на ГЭС в водяной ловушке, были живы. Если
бы была оказана экстренная помощь, если бы водолазы сразу стали погружаться, то,
возможно, кого-нибудь из них удалось спасти…

Однако нельзя все сваливать только
на чиновников. Чиновники таковы, какими их хотят видеть сами граждане. Если их
не нагружают ответственностью, если от них не требуют отвечать не только
словом, но и делом, а то и головой, естественно, ни один чиновник ни за что
отвечать не будет. Поэтому общественные слушания интересны с точки зрения того,
а на сколько они вообще всколыхнут людей — 
в том же Навашинском районе, где, если произойдет авария, аналогичная
Чернобыльской, то, конечно, вряд ли что-то выживет.

Пока же нам показывают только владельцев
садовых участков, жителей деревень, которые, если верить телерепортажам,
говорят, что если бы станция была от них в полутора километрах, то было бы
хорошо, а триста метров – не совсем хорошо. Если население рассуждает на таком
уровне, то здесь можно не только атомную электростанцию строить, здесь можно
ядерные учения проводить.

По теме
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.