16+
Аналитика
28.09.2020
Но настоящая проверка его административных способностей начинается только сейчас.
20.08.2020
Шалабаев уже сто дней демонстрирует некомпетентность в управлении городом.  
28.09.2020
Переход Люлина в Законодательное собрание – сильный ход губернатора.
26.09.2020
Ключевые инфраструктурные объекты завершены или близки к завершению, начаты новые.
26.09.2020
Сегодня создана серьезная база для дальнейшего устойчивого социально-экономического развития региона.
26.09.2020
Евгений Люлин обладает колоссальным опытом работы в разных ветвях власти и производственных структурах.
26.09.2020
У него с Никитиным есть полное взаимопонимание по ключевым аспектам развития региона.
25.09.2020
Евгений Люлин пользуется уважением истеблишмента и популярен у населения.
25.09.2020
Региональный парламент должен стать более инициативным.
25.09.2020
Опыт Евгения Люлина поможет в решении самых проблемных вопросов.  
17.09.2020
Благоустройство сквера «Красная горка» заканчивается «уголовкой» для всех ответственных лиц.
16.09.2020
Чем спокойней ситуация в регионе, тем ниже процент участвующих в выборах.
30 Мая 2007 года
116 просмотров

Победа сегодня: несвоевременные размышления. Часть II

Победа сегодня: несвоевременные размышления. Часть I

3. Кого победили в Великой Отечественной войне?

Советская версия отличается чеканностью формулировки: "Победа над немецко-фашистскими захватчиками". Однако молодецкое щелканье "ц" и "ч", придавая фразе видимость четкости и слаженности, маскировало двусмысленность — увы, необходимую и неизбежную.

В принципе, два слова, написанные через дефис, можно понимать по-разному — в зависимости от значения дефиса. Потому что он может обозначать как конъюнкцию (логический плюс, объединение множеств), так и дизъюнкцию (логический минус, пересечение множеств). Например, "австро-венгры" — это австрийцы и венгры, вместе взятые. То же и "татаро-монголы". Но вот, скажем, "руссо-католики" — это не русские и католики вкупе, а те русские, которые зачем-то стали католиками. Как понимать дефис — как плюс или как минус, — зависит от контекста.

И одна тонкость. В тех конструкциях, где дефис обозначает вычитание, одно из слов обозначает вид, а другое — характеризующий признак. Где кто — опять же зависит от контекста. Например, "руссо-католики" — это русские (субъект), принявшие католичество (свойство). А не, скажем, обрусевшие католики, долго прожившие в России и ставшие "совсем русскими". Хотя такое тоже бывает. Но по умолчанию мы считаем, что под "руссо-католиками" понимаем все-таки природных русских, зачем-то подавшихся в костел, а не поляков, возлюбивших Россию.

Эти скучные рассуждения понадобились нам вот зачем. Хитрая неопределенность дефиса была использована советскими пропагандистами для создания двойного толкования "объекта победы" (он же субъект поражения). Официального, "для галочки" и для "мировой общественности". И народного, которое разделяло подавляющее большинство населения страны.

А именно: в первом случае "немецко-фашистские захватчики" понимались, скорее, как "немцы, которые фашисты". То есть часть немцев стали плохими — фашистами. Правда, были и хорошие немцы, которые фашистами не были и которых сами фашисты отправляли в концлагеря (это всегда подчеркивалось советской пропагандой). Так вот, этих фашистских немцев мы и победили.

И была другая интерпретация, народная. Согласно которой мы победили, во-первых, немцев как нацию. И, во-вторых, всяких прочих уродов, примкнувших к немцам из идеологических соображений, — скажем, румын, итальяшек и прочую шоблу. Они-то и есть "прочие фашисты". То есть "немецко-фашистские захватчики" понимались по аналогии с "татаро-монголами": "немцы и прочие европейцы трубой пониже".

Что сие означает? В первой, официозной интерпретации получается, что были побеждены носители определенной идеологии — "немецкие фашисты". Причем признавалось, что идеология эта была вскормлена национальным духом: фашисты-то были немецкие. Их и победили, да. А вот, к примеру, испанских фашистов мы не победили, хотя и пытались(1).

В интерпретации же народной все было иначе. Мы победили немцев. То есть немецкий народ как таковой, вместе с его военными союзниками. Что воспринималось как завершающий эпизод в многовековой расовой войне, ведущейся между немцами и славянами.

Интересно, что все победители во Второй мировой, включая лично товарища Сталина, в конце войны вполне откровенно признавали, что речь идет именно о победе над немцами(2). Так, Сталин (который 23 февраля 1942 года говорил, что "Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается") в своей речи от 9 мая 1945 года высказался более чем откровенно: "Вековая борьба славянских народов за свое существование и свою независимость окончилась победой над немецкими захватчиками и немецкой тиранией". Тут все сказано абсолютно четко: речь идет о последнем (как тогда казалось) эпизоде того, что началось с "дранг нах остен", с истребления Тевтонским орденом западных славян в ходе строительства Немецкой Марки. Отсюда же и "Калининградская область" на месте Восточной Пруссии, с передачей ее именно РСФСР, а не прирезанием к какой-нибудь "Литовской ССР". Землю, где были истреблены племена пруссов(3), отдали именно русским, и вполне демонстративно.

Кроме немцев в войне принимали участие и другие европейские народы. Но впоследствии часть из них отошли в "соцлагерь", а прочим просто не хотели поминать прошлое (и, может быть, зря). Но те, кто воевал, а также их дети и внуки все знали доподлинно. Этих "прочих румын" и понимали под "фашистами".

Примерно такова была структура советского мифа о побежденных. Были, разумеется, всякие нюансы, мелкая конкретика — например, весьма двойственное отношение к полякам, забвение "фашистского эпизода" в истории Болгарии, много еще всяких шероховатостей. Главной из которых было, пожалуй, отношение к холокосту: уничтожение евреев признавалось, но чрезмерное выпячивание их страданий считалось "подыгрыванием сионизму"(4).

Что же мы имеем теперь?

Анализируя властную риторику, мы прежде всего обращаем внимание на простейший факт: полное, абсолютное исчезновение национально-немецкой темы. "Немецкий народ ни в чем не виноват".

На первом уровне объясняется это просто — наш нынешний президент имеет репутацию германофила и охотно ее поддерживает. Не будем сейчас рассуждать, насколько искренне это германофильство(5), но оно имеет место и даже стало частью государственной политики.

Отсюда и изменение риторики. Как пресловутых "немецких антифашистов", так уже и немецкий народ в целом довольно часто стали называть "жертвой фашизма". Это словосочетание уже стало привычным и не режет ухо(6). Конечно, под "жертвой" понимается что-то в переносном смысле — типа, они "заразились коричневой чумой" (неизвестно каким ветром нанесенной; впрочем, и в этом вопросе, кажется, скоро установится ясность, о чем ниже). Но слово "жертва" произносится довольно часто — да, с оглядкой на холокост и прочие международно почитаемые реалии, а все-таки?

Об остальных европейских народах, участвовавших в деле, стали больше говорить военные историки (стало можно), но не государственные мужи. Уж если немцы — почти что "жертвы фашизма", то что уж говорить о прочих? Нет-нет, решительно никто, ни один конкретный народ не является побежденным в великой войне. Ни один.

Кого же победили?

Если мы обратимся к официальной риторике (разрешите уж на сей раз обойтись без цитат), довольно быстро выяснится следующее. Победа была "победой над фашизмом". Была побеждена некая идеология, вредная и отвратительная. Не люди, не государства — но идеи.

Тут может показаться, что нынешний агитпроп исповедует крайнюю версию советского мифа: от "немецко-фашистских оккупантов" отрезаем лишнее упоминание о немцах, получаем чистых "фашистов". Но тут есть своя закавыка: а что такое "фашизм"?

Прежде всего констатируем: советское и россиянское толкования "фашизма" различны. По сути, мы имеем дело с двумя совершенно разными идеологемами, имеющими между собой мало общего.

Что подразумевали под "фашизмом" советские?

Тут можно было бы сыпать цитатами. Но опять же ограничимся одной. Обратимся к кладезю премудрости — Большой Советской Энциклопедии. Там имеется длинная статья, в начале которой сказано следующее:

Фашизм — политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных сил империалистической буржуазии. Ф. у власти — террористическая диктатура самых реакционных сил монополистического капитала, осуществляемая с целью сохранения капиталистического строя. Важнейшие отличительные черты Ф. — применение крайних форм насилия для подавления рабочего класса и всех трудящихся, воинствующий антикоммунизм, шовинизм, расизм, широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики, максимальный контроль над всеми проявлениями общественной и личной жизни граждан, разветвленные связи с достаточно значительной частью населения, не относящейся к правящим классам, способность путем националистической и социальной демагогии мобилизовать и политически активизировать ее в интересах эксплуататорского строя (массовая база Ф. — по преимуществу средние слои капиталистического общества). Внешняя политика Ф. — политика империалистических захватов(7).

Теперь перечитаем все это внимательно и попробуем осмыслить, а что из этих рассуждений пригодно к использованию сегодня.

Прежде всего, придется отправить на свалку истории все рассуждения о капитализме, буржуазии и реакционном капитале. Ныне все эти вещи признаются хорошими и даже замечательными, а в России de facto установлена "диктатура буржуазии"(8). А уж "цель сохранения капиталистического строя" ныне объявлена главной целью всего прогрессивного человечества. Далее, "воинствующий антикоммунизм" (и в самом деле фашизму свойственный) ныне входит в джентльменский набор любого приличного человека. Так что это можно даже поставить Гитлеру в заслугу. Подавление рабочего класса сейчас тоже одобряется, хотя и не слишком откровенно — ну так "рабочие" идут за "быдло", которое сейчас считается главным врагом всего светлого (олицетворяемого "элитами"). Государственно-монополистические методы регулирования экономики — а у нас что? Про "максимальный контроль над всеми проявлениями общественной и личной жизни граждан" лучше деликатно промолчать: в связи с террористической угрозой все развитые страны оный контроль всячески практикуют, а мы тянемся за ними — хотя, увы, видеокамеры у нас стоят еще не в каждом деревенском сортире, но это токмо по бедности? Наконец, "средние слои капиталистического общества", названные "массовой базой Ф. по преимуществу", — так это же воспеваемый, холимый и всячески пестуемый Средний Класс, который считается образцом и оплотом величайших добродетелей нашего времени: умеренности, аккуратности, законопослушания, консюмеризма и прочей зажиточности! "Это же святое".

Вывод: советская система определений фашизма мертва. Того самого фашизма, который, по мнению советских людей, был побежден в 1945 году, уже не существует. Он исчез, растворился в пространстве. Причем не только в настоящем, но и в прошлом. "Нет его и не было", как поет группа "Агата Кристи".

Но, возможно, какие-нибудь рожки да ножки, какие-нибудь детальки конструкции могут пойти в дело сейчас? Да, есть кое-что. А именно — упоминания о диктатуре и насилии (оно как бы считается плохим, особенно если им занимаются плохие дяди), шовинизм, расизм (это тоже плохо, с той же оговоркой), ну и до кучи — "политика империалистических захватов". Однако для полноценной конструкции этого мало.

Прежде чем продолжить, чуть завернем налево. Есть же какое-то "общемировое" понимание фашизма? Такое, которое разделялось бы "лучшей частью человечества", умными головами из развитых стран? Почему бы его не принять за неимением лучшего?

Увы, лучшая часть человечества на этот счет не придерживается единого мнения. Например, соответствующая статья англоязычной Википедии (которую правили более пятисот раз) начинается с признания того, что "what constitutes a definition of fascism and fascist governments is a highly disputed subject that has proved complicated and contentious" и что "fascism as an ideology is hard to define". Дальше просто приводятся мнения разных авторитетных людей, от Муссолини и Рузвельта до, извините за выражение, Умберто Эко(9). Определения там даются самые разные: начиная от муссолиниевского, сводящегося к тому, что фашизм есть неограниченный этатизм ("все во имя государства, все для блага государства"), и кончая гриффиновским определением фашизма как революционного национализма. Пейн считает фашизм "антиконсервативной" идеологией, а упомянутый Эко обнаруживает в нем "культ Традиции". И так далее: как справедливо замечено в той же статье, historians, political scientists, and other scholars have engaged in long and furious debates concerning the exact nature of fascism and its core tenets.

Тем не менее нечто общее во всех этих определениях есть. Если для советских пропагандистов фашизм был образцовым проявлением, "максимумом" буржуазности ("террористическая диктатура самых реакционных сил монополистического капитала"), то для Запада — прямо наоборот. Фашизм практически всеми понимался и понимается как некоммунистическая альтернатива буржуазному обществу первой половины XX века. Дальше начинаются различия: некоторые усматривают в нем много "левых" черт, некоторые — сосредоточиваются на "правом" содержании. Ну и, разумеется, эта альтернатива со знаком "минус", это само собой понятно: холокост форева.

Бросается в глаза то, что слово "некоммунистическая" из этой конструкции легко убирается. Что мы сейчас и имеем: "фашизм" и "коммунизм" (разумеется, только советский, еще точнее — "русский" коммунизм!) в современной западной идеологии уже практически полностью слились. Тому препятствует разве что наличие автохтонной западной левой традиции. Но как только удастся ее технически развести с "русским" "экспериментом" (что уже практически состоялось), дело будет в шляпе. Любая альтернатива Западу, каков бы он ни был и что бы из себя ни представлял, — это теперь фашизм. В чем и состоит "пересмотр итогов войны" на идеологическом плане.

Что ж, "по-своему логично". Но такое определение нынешняя российская власть тоже не может принять. Не потому, что она такая хорошая, а потому, что РФ является "правопреемницей СССР", на каковом правопреемстве держится очень многое, включая само право на существование этой самой РФ. Впрочем, и это тоже "вопрос торгуемый", но именно что торгуемый, а не сдаваемый запросто, как военные базы, космические станции и прочие нерентабельные нетрубопроводы.

Так что же это за таинственный "фашизм", который, как нам говорят, "наши деды победили"?

Читатель, живущий в РФ последние пять лет, наверное, уже догадался, что я хочу сказать. Тем не менее (для тех, кто вдруг не в курсе) приведу несколько выдержек из случайного текста. Опять же — проходная статья, ничего особенного. Она интересна тем, что напечатана в газете "Известия" (издание более чем солидное), ее автор — Иосиф Райхельгауз, народный артист России, художественный руководитель Московского театра "Школа современной пьесы", профессор (то есть человек большого общественного веса, а не какой-нибудь сетевой журналистишко), "ну и вообще". Так вот, этот выдающийся автор занимается толкованием последнего президентского послания. Но толкование следует считать адекватным. Или как минимум не противоречащим воле и намерениям властей — иначе такой человек его не написал бы, а такая газета не напечатала бы.

Обыкновенный русский фашизм(10)

Фашизм в России здравствует. Это самый шокирующий вывод, который может сделать страна из недавнего телевизионного общения российского президента с нацией. Нацией, отметившей в этом году 60-летие победы над коричневой заразой.

Президент, как известно, ничего не говорит случайно. И его заявление о необходимости усиления работы "всех правоохранительных органов с тем, чтобы фашиствующие элементы исчезли с политической карты нашей страны", значит многое.

Понятно, что миазмы ксенофобии и национальной нетерпимости появились в нашей стране не сегодня. Такие одиозные фашистские группировки, как РНЕ или пресловутая "Память", сформировались еще в начале 90-х годов. Однако власть либо не могла противостоять этой угрозе, либо не хотела. По крайней мере, до настоящего момента ничего для нейтрализации ультранационалистов, по большому счету, сделано не было. […]

Сегодня его идеи вновь в ходу. "Россия — для русских! Москва — для москвичей!" — на выборах эти лозунги работают безотказно. А гитлеровский "Майн кампф" и брошюры по расовой гигиене соседствуют на полках книжных магазинов с детективами Марининой и Донцовой. Рядом с Красной площадью, в ста метрах от того места, где 60 лет назад проходил парад Великой Победы, сегодня совершенно свободно продаются национал-патриотические газеты и журналы. Плоды трудов уже наших, отечественных фашистов образца Бориса Миронова, объявленного в федеральный розыск за разжигание межнациональной розни.

Фашизм — это не столько политический феномен, сколько болезнь общества. Знаменитый философ и писатель, активный участник французского Сопротивления Альбер Камю сравнивал его с чумой. По словам президента России, единственное оружие, которое мы можем противопоставить ей, — "создать атмосферу неприятия националистической, фашистской идеологии, неприятия людей, ее исповедующих".

В Средние века нечто подобное проделывали с зачумленными городами. Их окружали огненным кольцом и налагали строжайший карантин.

Да-да-да. Пресловутый "фашизм", страшная "коричневая зараза" — это самый обычный русский национализм в его оппозиционном варианте.

Это была демонстрация. Теперь — историческая справка.

Новое определение "фашизма" выросло из обзывалки "красно-коричневые", ельцинской режимной шоблой придуманной для обзывания остатков советских патриотов, членов КПРФ и до кучи всех оппозиционеров вообще. Говорят, словосочетание изобрела лично Алла Гербер. Понятно, что она сознательно лгала: "красные" тогда водились в избытке, а "коричневых" практически не было. Но само словосочетание было признано пропагандистски выигрышным ("кровавый понос!" — закатывали в восторге глазки тогдашние политтехнологи) — и сверху дали отмашку. Дальше несколько телевизионных и журнальных деятелей разнесли поганое слово. В конце концов его легитимизировал один их тех, кого называли "красно-коричневым" в первую очередь, — знаменитый Александр Проханов, главный редактор газеты "День", более известной как "Завтра". Он написал роман с соответствующим названием, после чего "КК" прижилось.

Но в обидном прозвище "фашизм" все же был растворен в "коммунизме" и отчасти в "антисемитизме" (никем не наблюдаемым в реальности, но предполагаемым априори). "Коричневый" был скорее оттенком, чем главным цветом.

Все изменилось с начала 2000-х годов. "Советское", как мы уже отметили, отчасти реабилитировалось, и слово "красный" перестало быть трефным. Клеймить политических врагов "коммунофашистами" сделалось неудобным — осталось нажимать на "коричневое" и ругаться "фашистами".

В те же годы власть, доев остатки советских порядков, принялась за народ всерьез. Начиная с монетизации льгот и кончая массовым завозом мигрантов. Русский народ, тихий и смирный, наконец начал понимать, что ничего хорошего его не ждет, и надо не только выживать, но и сопротивляться?

"Антифашизм" придумал, как обычно, Чубайс. В ходе теледебатов в ноябре 2003 года один из лидеров СПС А.Чубайс обосновывает свой тезис о том, что избирательный блок "Родина" является фашистским, поскольку один из лидеров этого блока, Рогозин, — националист, а другой лидер блока, С.Глазьев, — социалист. А "национал" плюс "социализм", по мнению Чубайса, это "национал-социализм", то есть фашизм. В дальнейшем "Родину", как известно, уничтожили "сверху" — в основном под этим самым коричневым соусом.

Дальнейшее развитие темы "русского фашизма" было примерно таким(11):

·                                9 февраля 2004 года происходит убийство 9-летней таджички Султаны Хуршедовой, в котором немедленно обвиняют "русских скинхедов". После отмашки сверху раскручивается беспрецедентная медиакампания, главная цель которой — обвинение русских вообще и русских националистов в особенности в "ксенофобии" и "ненависти к другим народам". С этого же момента любой конфликт между русским и нерусским рассматривается представителями правоохранительных органов как проявление "русской ксенофобии".

·                                13 марта 2005 года — газета "Известия" на платной основе публикует манифест антифашистского молодежного движения "Наши".

·                                Май — сентябрь 2005 года. На десятках различных форумов в Рунете активно обсуждается тема русского национализма и становления России как государства-нации. Появляются статьи и книги, написанные националистами и для националистов. Одновременно начинает активно использоваться знаменитая 282-я статья УК РФ "О разжигании межнациональной розни", ныне известная как "русская статья" (потому что она применяется только по отношению к русским).

·                                4 ноября 2005 года — состоялся Русский марш, вызвавший скандал. СМИ сначала замолчали марш, потом началась публичная истерика по поводу "фашистского шествия".

·                                Конец 2005 года — начинается подготовка к подписанию "Антифашистского пакта" всех партий.

·                                Январь 2006 года — заявление идеолога монетизации льгот, "единоросса" Андрея Исаева о необходимости подписания "антифашистского пакта". Оно поддержано лидером ЛДПР Жириновским.

·                                11 января 2006 года — нападение 20-летнего москвича Александра Копцева на посетителей синагоги на Большой Бронной. Никто особенно не пострадал, однако покушение Копцева стало поводом для развертывания полномасштабной "антифашистской" и антирусской вакханалии в СМИ. По отношению к "фашизму" был взят чуть ли не эренбурговский тон.

·                                20 февраля 2006 года — торжественное подписание "антифашистского пакта" лидерами 12 российских партий на Поклонной горе ("Единая Россия", ЛДПР, Аграрная партия, СПС, Социалистическая единая партия России, Партия пенсионеров, "Патриоты России", Партия социальной справедливости, Российская объединенная промышленная партия, Российская партия мира, "Свободная Россия" и Демократическая партия России). С этого момента "антифашизм" официально становится государственной идеологией Российской Федерации.

Итак, "фашизм" для нынешнего режима — это русский национализм, вообще русское самосознание. С которым, получается, "сражались наши деды"(12). Который, выходит, и был побежден в 1945 году. А теперь мы, внуки, должны тоже с ним бороться — до последней капли русской крови.

Теперь что касается "народной" Победы. Как уже было сказано, Победа присвоена начальством. Советское двоемыслие в этом вопросе ликвидировано — вместе с ликвидацией ветеранских льгот. Впрочем, и само советское двусмысленное прочтение Победы было, по существу, льготой, выписанной русскому народу за подвиг. Но больше никаких льгот русским не дадут.

С этим самым обстоятельством — сознательным демонтажом "народной" Победы — связаны все те тенденции, которые кажутся противоречащими официозному ее культу. Например, почему и отчего непрерывно снимаются всевозможные гнусные фильмы типа пресловутых "Сволочей" — и как это соотносится с повсеместной георгиевской ленточкой? А вот так и соотносится. Остаточный "советский" образ победы русского народа должен быть разрушен — как Карфаген, как Берлин. Поэтому саму Отечественную войну будут поганить "как при Ельцине", и даже умнее и изобретательнее. Причем приемы соответствующей пропаганды будут все более смыкаться с "антифашистской" — благо, продукт делают одни и те же люди, и заказчики продукта тоже одни и те же. Те, которые правят нами "из-за зубцов".

Ибо для них русская Победа — это фашизм.

Примечание:

1. Я намеренно абстрагируюсь от всех различий между франкизмом, гитлеризмом и итальянским фашизмом в версии Муссолини. Повторяю: мы рассматриваем советскую идеологию и мифологию, а для нее что Франко, что греческие "черные полковники" — все были "фашисты".

2. Точные цитаты см. в моей статье "Абсолютное право".

3. Сталин (опираясь на Маркса) считал пруссов славянами. Сейчас они считаются балтийским народом.

4. Отношение к которому тоже было довольно-таки двусмысленным. Так, в школьных учебниках истории сталинского времени государство Израиль описывалось с симпатией, а первая война с арабами именовалась "арабской агрессией". С другой стороны, известны сталинские планы организации "еврейской Калифорнии" в Крыму — создания там Еврейской ССР, с широчайшей автономией и беспрецедентными правами (см. так называемые "бумаги Судоплатова).

5. Я, кстати, думаю, что оно вполне искреннее. Чуть углубляясь в тему: можно заметить, что в отношении Путина к немцам есть что-то "кавказское": восхищение воинским духом и внешними проявлениями порядка при полном игнорировании "жизни духа" и прочих отвлеченностей.

Кстати, если уж мы тронули эту тему. Мы сможем многое понять в Путине, если предположим, что внутреннее устройство его головы в чем-то ближе к кавказскому, нежели к русскому. Разумеется, речь идет об индивидуальных особенностях одного человека, случайно совпавших с чьими-то национальными. Но учитывать это совпадение все же следует: в некоторых случаях оно играет важную роль (например, во взаимоотношениях Путина с теми же кавказцами "на высшем уровне").

6. Здесь, конечно, есть свои градации: одни чиновники выражаются более определенно, другие менее. Но вот относительно свежая и очень характерная цитата из речи Путина 7 мая 2007 года на встрече с членами Международного олимпийского комитета, где каждое слово просчитано и взвешено. "Мы отдаем дань памяти всем жертвам нацизма, прежде всего, конечно, в тех странах, которые сопротивлялись нацизму, — сказал президент России. — Это касается и антифашистов самой Германии. Это касается наших союзников во Второй мировой войне".

7. Заметим, что данное определение фашизма можно считать каноническим не только для позднего СССР, но и на стадии актуальщины: понимание итальянского и немецкого режимов как "диктатуры крупной буржуазии" было задано еще в 30-е годы.

8. Опять же никто почему-то не обращал внимания на далеко идущее сходство между идеологией и практикой "диктатуры пролетариата" в начале советского периода — и "диктатурой буржуазии" времен ранних 90-х. Понятное дело, в обоих случаях диктатуру осуществляли не настоящие "пролетариат" и "буржуазия" (хотя бы за неимением достаточного количества таковых), но лица, назначенные играть роль "пролетариев" в первом случае и "буржуев" — во втором.

9. Это такой Юлиан Семенов для западных интеллектуалов.

10. Текст приводится в сокращении. Оригинал здесь.

11. Данные взяты отсюда и несколько исправлены и дополнены.

12. Точнее сказать, они помогли татарским и чеченским дедушкам разгромить гадину. Но в данном случае это не подчеркивается: на такой случай можно вспомнить и о том, что русские тоже немножко воевали и даже погибали, — кровь предков об(в)язывает, а русских нужно повязать "антифашизмом" по рукам и ногам.

Оригинал этого материала опубликован в Русском журнале.

По теме
15.09.2020
Опробованные на выборах депутатов думы Нижнего Новгорода механизмы стоит распространить на все выборы.
15.09.2020
Выборы в городскую думу Нижнего Новгорода следует признать вполне успешными.
15.09.2020
Люди с удовольствием голосуют на выборах губернатора, а еще лучше – на федеральных.
13.09.2020
Альтернативный строительству плотины вариант будет учитывать интересы всех сторон.