16+
Аналитика
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.01.2022
Главным драйвером роста нижегородской экономики стала промышленность, в первую очередь, высокотехнологичная.
20.01.2022
Юбилей объединил усилия правительства Нижегородской области, предприятий и НКО.
19.01.2022
В следующие годы мы будем наблюдать реализацию потенциала, аккумулированного регионом в 2021 году.
17.01.2022
Введение QR-кодов в масштабах страны сегодня обернулось бы полным провалом.
17.01.2022
Инициатива «Единой России» о приостановке рассмотрения законопроекта о QR-кодах вполне разумна.
13.01.2022
В Нижегородской области проведена очень серьезная работа по сохранению историко-культурной среды.
13.01.2022
Удержать планку на поднятой в 2021 году высоте – это было бы круто.
28 Января 2008 года
122 просмотра

Победитель клоунов

Можно сколько угодно иронизировать по поводу того, что предполагаемая возможность отказа Зюганова от участия в президентских выборах – реакция на опасность уступить уже и второе место Жириновскому.

Можно иронизировать и по поводу того, что такое решительное действие слишком не в характере Зюганова и КПРФ: больше всего на свете наши коммунисты боятся решительности и последовательности.

Однако такая ирония не снимет как сущностных объективных резонов такого решения, так и крайне неприятных последствий его для власти. Во всяком случае, для тех ее фракций, которые связаны с выдвижением и поддержкой Медведева.

Действительно, по ряду данных, в том числе — по данным ВЦИОМа — на сегодня в президентском рейтинге Жириновский опережает Зюганова: при 60.4 % поддержки Медведева, лидер ЛДПР по данным от 12-13 января имеет 7.5 %, Лидер КП РФ — 6.1 %.

Правда, эти данные колеблются. По данным от 22 декабря Жириновский имел 4.8 % при 4.1 у Зюганова, а к середине января уже Зюганова опередил Жириновского в соотношении 5.4 % против 4.9 %. То есть данные меняются, оба кандидата увеличивают свою поддержку и проигрыш Зюганова не предопределен.

Однако данные того же ВЦИОМа от 21 января, посвященные оценке гражданами качеств названных лидеров, приведенные в десятибалльной шкале, показывают, что практически по всем показателям данные Зюганова уступают не только Медведеву, но и Жириновскому.

Из 19 качеств Зюганов опережает Жириновского лишь по 4-м: дипломатичный, добрый, отзывчивый, и честный, тогда как уступает по остальным, — даже по таким, как авторитетный, дальновидный, компетентный, опытный и — патриотичный.

Конечно, нельзя отрицать, что в этом отразились многочисленные ошибки, уступки, проявления нерешительности и непоследовательности, проявленные Зюгановым за 15 лет, которые он возглавляет компартию.

Однако также нельзя отрицать и то, что в действительности основные СМИ намного больше предоставляют возможность для обозначения себя на телеэкране Жириновскому, нежели Геннадию Зюганову. Что, в конечном счете, ведет к формированию в глазах многих избирателей более благоприятного образа у первого по сравнению со вторым.

Действительно, с трудом верится, чтобы Зюганов и КП РФ решились на такой радикальный и решительный шаг, как снятие кандидатуры с выборов в президентской гонке. Как в силу того, что вообще какое-либо решительное и последовательное действие в политике (если речь не идет о действиях по отношению к собственным сторонникам) не в характере КП РФ, ее руководства и ее лидера, так и в силу того, что подобное решение сегодня — означало бы нанесение серьезного удара по легитимности предстоящих выборов, а следовательно — было бы чревато резким обострением отношений с Кремлем — чего она всегда старается избегать.

Вместе с тем, если бы КП РФ решалась на такое действие — нельзя отрицать, что это имело бы как серьезные основания в плане явной недемократичности и фарсовости как прошедших парламентских, так и идущих президентских выборов.

Невозможно отрицать, что возможности, предоставляемые властью своему кандидату и всем остальным кандидатам несопоставимы. Хотя агитационная фаза кампании еще не началась, реально ПИАР акции в пользу кандидата власти идут сплошной чередой, лицо его транслируется при информации о международных встречах, с заседаний правительства, с встреч с теми или иными группами общественности, речи и высказывания его звучат в информационном общефедеральном поле практически ежедневно. Альтернативные кандидаты, если это не Жириновский, либо не упоминаются, либо упоминаются вскользь или в негативном контексте.

Невозможно отрицать, что ЦИК является органом не столько организации выборов, сколько органом покрытия и оправдания нарушений выборного законодательства со стороны власти. Если он прямо и не организует фальсификации, то в основном его деятельность направлена на покрытие этих фальсификаций. Невозможно отрицать, что ЦИК и его новый председатель не только не пресекают нарушения и фальсификации, но просто отказываются принимать к рассмотрению жалобы, содержащие фиксацию таких нарушений.

Действие осуществляется по забавной схеме: сначала представленная жалоба не принимается к рассмотрению — затем официально объявляется, что жалобы отсутствуют.

То есть ситуация такова, что партии в их нынешнем виде практически не имеют реальных стимулов к участию в выборах: им это ничего не дает, не только шансов на победу, но и даже возможности адекватно представить свою позицию и попытаться расширить круг своего влияния хотя бы в расчете на будущее.

Формально, конечно, партиям предоставляется равное время на участие в официальном предвыборном эфире — но сам этот официальный эфир формируется в такое время и таких формах, которые исключают проявление к нему серьезного внимания граждан — тогда как власть располагает всем объемом формально «неизбирательного» времени на телеэкране.

Можно конечно говорить, что партии сами оказались заложником своей привычки. Она была сформирована в 1990-е годы вести политическую борьбу в виртуальном пространстве телевидения — практически минимизировав свою работу с массами, прямые контакты с ними. Но в условиях, когда СМИ отказываются освещать акции, проводимые в таком прямом контакте, подобная работа может дать отдачу только через длительное время. Правда, формируя такие условия, власть загоняет себя в будущую ловушку, создавая ситуацию, когда если в неком будущем некая нынешняя или новая партия сумеет создать активные прямые коммуникации с массами — пытаться остановить или сократить ее влияние телевизионными акциями власти окажется так же трудно, как газетам дореволюционной России — остановить восстание большевиков.

Участие в выборах таких условиях не дает политическим акторам (если это не клоуны типа Жириновского и Богданова) ничего, отказ же от участия — наносит при сегодняшнем положении дел серьезный удар по имиджу власти.

Причем возможность такого удара создана самой властью.

Она вообще создала для себя много ловушек в нынешней кампании, причем создала их исключительно собственными чрезмерными усилиями.

Разогнав и почти уничтожив всех участников политического процесса, она осталась в политическом поле одна — то есть создала для себя положение карточного шулера, с которым никто не играет, потому что все знают, что он шулер. Он никому не может проиграть — но он уже ни у кого не может выиграть.

Шулер достаточно быстро ощущает итог такого положения — ему не на что жить, он лишен возможности выигрывать деньги. Власть, в отличие от него, на первый взгляд свои ресурсы не теряет — силовые, властные, финансовые возможности остаются у нее — но она встает на путь делегитимизации, она не может подтверждать свою легитимность.

Общество признает ее по факту ее существования — но до первого достаточно серьезного вызова. Если ее и признают властью — то как власть, основанную на шулерстве. Пока, судя по данным опросов, население страны еще признает прошедшие в декабре выборы честными, — но оно уже признает, что они проходили в неравных для разных партий условиях.

Пока — это еще не очень опасно, поскольку пока большинство действительно голосовали за власть. Но, во-первых, половина проголосовавших за ЕР 2 декабря проголосовали так по призыву Путина, которому общество пока действительно доверяло. А во-вторых, оно проголосовало так, не имея полноценной информации о деятельности и позициях иных партий — и в какой-то момент осознает это.

Уничтожая политическое пространство публичности, власть и при сегодняшнем раскладе сил создала для себя, казалось бы, не слишком опасную — но на деле уже достаточно существенную проблему. Суть ее — в том, как делить голоса избирателей.

По приведенным выше данным, картина такова — Медведев имеет чуть более 60 % всех избирателей, Жириновский — 7.5 %, Зюганов — 6.1 %. Вместе — чуть менее 74 % голосов. Богданов может рассчитывать на 0.2 %, Касьянов, даже если будет зарегистрирован (а похоже, что и не будет) — 0.9%. Будь в списке еще десяток кандидатов — все было бы для власти вполне хорошо. Но она сама создала условия, когда есть те, кто есть. И что получается?

При простом пересчете процентов от всех в проценты от этих кандидатов (без учета сложных коэффициентов, которые в данном случае оставляем в стороне), мы получаем для Медведева около 80 %, для Жириновского 10 %, и для Зюганова около 8 %.

Конечно, сколько будут иметь двое последних — для власти более или менее все равно. Но если Медведев будет иметь 80 % — это уже проблема. И не одна.

Первая, риторическая — это как же? У Путина на вторых выборах рейтинг был 72 % — тогда как на первых — 52 %. Это как-то несправедливо. Незаслуженно.

Вторая, верификационная — незаслуженно — а значит и неправдоподобно. Как ни странно, но получив такой результат вполне реально — власть не получит длительной убедительности этого результата — и заставит говорить о «туркменизации» России.

Третья — реально властный Медведев, продемонстрировав результат выше результата Путина, окажется более легитимным, чем последний. Моральное лидерство будет терять свою однозначность — и новый президент окажется уже ничем не обязанным нынешнему.

А значит — так или иначе, возникнет явный или скрытый конфликт. А значит — либо один из президентов должен будет покончить с намечающимся двоецентрием, либо элиту вновь ждет раскол, а страну — новое противоборство.

С точки зрения сохранения нынешней конфигурации власти — то есть достижения той цели, которая для этой власти и является основной — Медведев должен получить столько голосов, сколько Путин получил в 2000 году, 52 % — чтобы и уложится в один тур, и не превысить легитимность «морального лидера».

Это было бы удобно всем, если иметь в виду властные группы. Или почти всем. Но тут проблема уже не в том, как собрать эти голоса — а в том, как поделить остальные 48 %. А тех, между кем их можно без негативных последствий поделить — нету. Вытоптаны. Изведены.

Понятно, что никого, кроме Зюганова нельзя делать вторым: Сделать Жириновского — будет скандал, подобный истории с выходом Ле Пена во второй тур. Причем — ведь второму нужно в любом случае дать порядка 30 %. Это уж даже не 18 % Ле Пеновские. Жириновский, получающий второе место, да еще с 30 % поддержки — это точно возможность всем оппонентам превращать Россию в мировое пугало. Касьянов с таким же результатом — ничуть не лучше — хотя и по другим причинам. Богданов — еще хуже, потому что смешнее. Значит — 30 % Зюганову, 15 % Жириновскому. Почти правдоподобно. Если бы речь шла о 2000 годе. Если сейчас — это как, после 12 % на парламентских выборах — 30% на президентских?

Это будет весомее 52 % Медведева. Зюганов, улучшивший результат в два с половиной раза — это Зюганов, совершивший чудо. А к чудотворцам — тянутся. Создается новый центр проявления силы — и значит, общественные симпатии от власти начнут перетекать к Зюганову.

Значит — нельзя. Значит, Медведеву нужно давать больше. Сколько? Много — плохо, мало — тоже плохо.

А ведь все, сдуру, создано самой властью в силу собственный избыточных действий по формуле «с тройным запасом, сила есть, ума не надо».

Эта проблема — уже есть. И власть уже толком не знает, как ее решать. И группы во власти уже разделены на тех, кто за то, чтобы Медведев получил побольше — и стал самостоятельнее, и тех, кто за то, чтобы он получил поменьше — и стал менее самостоятелен.

А вот теперь, на фоне уже этой проблемы, предположим, Зюганов заявит о снятии с выборов.

Значит, во-первых, Медведев получает хорошо, если 80 %, а не все 90. Тут даже если минимизировать его результат до 70 % — Жириновскому надо давать минимум 25 %.

Во-вторых, Жириновский — на втором месте в любом случае. То есть, в любом случае Россия выглядит как полный идиот в мировом пространстве.

В-третьих, при таких выборах, в кампании Жириновского и Богданова (особенно если выпадет и Касьянов, но пусть и нет) — Медведев оказывается участником гонок клоунов — то есть сам оказывается клоуном.

И его 80 или 90 % приобретают абсолютно иное значение, обратное значение, по сравнению с тем, чем они были бы в первом случае (при участи Зюганова). В этом первом случае — на пути к власти побеждает тог, кто конкурировал с его предшественниками, кто когда-то победил Ельцина (хотя и испугался своей победы), и кто когда-то — был равновелик Путину.

Пусть Зюганов сегодня уже не тот и КП РФ не та — победа над ними ритуально-легитимизирующа. Побеждается пусть старый и бессильный — но знакомый и по памяти грозный дракон.

А вот во втором случае — Медведев оказывается победителем двух клоунов. Вместо победителя Дракона — получается победитель клоунов.

В первом случае его 80 % — позволяют ставить под сомнение авторитет самого Путина. Во втором случае его даже 90 % (чем больше, тем хуже), ставят под сомнение его самого. Более того — сама система легитимности власти ставится под сомнение. Потому что вместо выборов — получается откровенная клоунада.

Победитель клоунады — есть по определению Клоун.

А власть, осуществляемая Клоуном — сама есть Большая Клоунада. Она держится только своей прямой силой и пассивностью низов. То есть — не стоит ничего.

Президент Медведев в этих условиях оказывается символом делегитимизации власти. И каждый, в этих условиях обладающий реальным ресурсом — деньгами или силовыми компонентами — оказывается вправе посылать этот символ в сторону его делегитимизации.

А поскольку такой президент реально не имеет никакой власти и никакого реального политического ресурса, он становится либо маской некого носителя властного ресурса — причем маской очень неудобной, поскольку эта маска оказывается маской клоуна, то есть при прочих равных ослабляет того, кто ее будет использовать, — либо просто будет удавлен в собственной спальне представителями тех групп носителей реального ресурса, которые были против его кандидатуры.

И самое интересное, что в такой конфигурации к ним могут присоединиться и те, имеющие реальный ресурс группы, которые его и выдвигали.

А значит, такой исход выборов — то есть выборов без Зюганова — это пролог к дикой схватке за власть через некоторое время — либо начало расшатывания — и это в очень мягком случае, — а также последующий распад всей делегитимизированной этой клоунадой системы власти.

Сложно сказать, понимает ли это сам Зюганов, как и хватит ли у него решимости бросить на весы эту гирю. Сложно сказать и то, понимает ли все последствия своего нынешнего усердия сама власть.

Но лучшее, что она могла бы сделать, исходя из своих системных интересов — это не скупиться на любую политическую цену и сейчас, и в будущем, лишь бы добиться сохранения лидера КП РФ в числе кандидатов в президенты.

Если конечно, не предполагать вариант, что идея отказа Зюганова от участия в выборах родилась не среди аналитиков КП РФ (уровень их примерно понятен по предыдущим результатам их партии), — а среди некоторых — и, может быть, вполне определенных группировок власти.

Ведь действительно, всем ли им нужен Президент Медведев?

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
12.01.2022
Нижегородская область поднялась сразу на 10 позиций в рейтинге управления качеством общего образования.
12.01.2022
В сложных условиях 2021 года правительству региона удалось выполнить все стоящие перед ним задачи.
12.01.2022
Активно развивается инфраструктура, дающая все возможности для полета научно-технологической мысли.
12.01.2022
Год запомнится нижегородцам не только ограничениями, затруднявшими жизнь граждан и функционирование экономики.