16+
Аналитика
03.12.2021
Цифровых помощников человека или основы не признающего границ кибергосударства?
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
03.12.2021
Слияние правых партий – шаг вполне логичный с точки зрения планировщиков политического пространства.
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
12 Сентября 2013 года
157 просмотров

Почему социологи «проморгали» выборы?

«Голос следовало бы взвешивать, а не считать» (Ф. Шиллер)

Результаты выборов в единый день голосования порадовали
многих. Победители, конечно же, выдохнули с облегчением. Призеры в большинстве
регионов хвастают полученными процентами (но не количеством) голосов. Даже
аутсайдеры радуются своей верностью принципам олимпийского девиза Луи де
Кубертена: «главное не победа, а участие». Грустят лишь одни социологи
представительных и уважаемых социологических центров. Их предвыборные прогнозы
оказались настолько несостоятельными, что подняли волну не просто жесткой, а
убийственной критики в средствах массовой информации. И, казалось бы, есть за
что!

Если брать даже только кампанию по выборам столичного мэра, то
Фонд Общественного Мнения (ФОМ) напророчил 60% Собянину и всего 20% Навальному.
ВЦИОМ превысил реальные показатели Собянина на 10,8%. Левада-центр «улучшил»
реальный результат победителя на 6,6% и почти на 9% занизил результат Навального.

Почему случился такой конфуз с тройкой российских
социологических центров, считавшихся ведущими, как по составу специалистов, так
и по технологии полевых исследований? Критики выдвигают несколько версий ошибки
социологов. Рассмотрим, насколько они обоснованы.

Ангажированность социологов

Проще всего списать провал на ангажированность сотрудников всех
трех социологических центров. Иными словами, заявить о том, что уважаемые
ученые коллеги, прельстившись блеском золотого тельца, предали забвению идеалы
социологической науки и сознательно исказили результаты в пользу кандидата,
представлявшего власть и деньги. То есть превратили тонкий инструмент
социологического анализа электорального процесса в примитивную дубинку
манипулирования сознанием избирателей. Судя по высказываниям журналистов и блогеров,
именно эта причина чаще всего приписывается в качестве объяснения несуразности
социологических прогнозов.

Так ли это на самом деле?

Давайте поразмышляем вместе.

Каждый опытный социолог, работающий даже не по заказу
избирательного штаба, а прямо в составе штаба, понимает, что гораздо выгоднее
давать так называемый «плавающий прогноз». Его суть состоит в том, что
завышенные цифры в пользу «своего» кандидата обязательно обусловливаются
вариантами прогноза явки. Например, те же самые +22,63% для Собянина,
отмеренные ФОМом, ангажированный социолог снабдил бы условием явки в 54%,
заметив при этом, что фиксированная установка участия в голосовании отмечена
пока у 32%, а еще у 45% она только формируется. Еще более опытный
ангажированный социолог добавил бы, что формирование установки явки на выборы
зависит от действий избирательного штаба в последнюю неделю кампании.

Тогда +22,63% к итоговому результату трактовалось бы не как
ошибка ангажированного социолога, а как нерешенная проблема избирательного
штаба по работе с электоратом.

В прогнозах ФОМа, ВЦИОМа и Левада-центра нет и намека на
«плавающий прогноз». Там жестко определена явка избирателей, которая также
сильно искажена, как и прогноз голосования за кандидатов на выборную должность.
Например, ФОМ дал прогноз явки в 74%, что более чем в два раза превысило
реальную явку избирателей (32,07%).

В составе ФОМа, ВЦИОМа и Левада-центра работает много
профессиональных социологов, из которых большинство имеет 10 — 15-летний опыт
исследования электоральных процессов в России. Могут ли они при таком опыте не
знать азов прикрытия ангажированности? Очень и очень сомнительно.
Следовательно, считать проблему ангажированности социологов главной причиной
неверного социологического прогноза является грубейшей ошибкой. Социологи предоставляли
именно те результаты, которые они реально получали в ходе своих исследований и
которым они сами доверяли.

Но если ангажированность не главная причина, тогда, указывают
критики, главной причиной является ошибка диагностики. Она, в свою очередь,
может быть вызвана двумя причинами: либо нарушением процедуры исследования,
либо использованием инструментария, неадекватного целям и задачам для такого
рода исследования.

Нарушение процедуры исследования

Процедура исследования, чаще всего, может нарушается в случаях
неверно рассчитанной выборки респондентов (лиц, подлежащих опросу), неверного
составления анкеты, по которой проводится опрос, нарушений в работе
интервьюеров (от ошибок в коммуникации до прямой фальсификации первичных
результатов).

Все перечисленные причины совершенно не свойственны ни ФОМу,
ни ВЦИОМу, ни Левада-центру, так как иначе они неминуемо проявились бы в
прежних социологических исследованиях этих центров. Но названные центры
эффективно действуют на рынке электоральной социологии уже многие годы и никогда
не допускали нарушений процедуры исследования. Каждый из этих центров
располагает сетью профессионально обученных интервьюеров, не раз проявлявших
себя с самой положительной стороны. Поэтому можно утверждать, что результаты,
полученные этими социологическими центрами, отличаются надежностью и
достоверностью.

Использование непригодного инструментария

Мы занимаемся социологическим исследованием электоральных
установок на протяжении 23 лет. Занимаемся не вслепую, и не понаслышке. Сами
выступали в роли консультантов, руководителей и организаторов многих
избирательных кампаний, как в российских регионах, так и за рубежом. Поэтому
можем утверждать, что проблемы, с которыми столкнулись социологи на нынешних выборах,
начались вовсе не сегодня. Их истоки восходят к концу девяностых годов. На
основании системной концепции включенности человека в мир, нами еще в 2000 году
было высказано сомнение в пригодности классического варианта методики
социологического опроса для прогнозирования модели голосования на конкурентных
выборах в русских регионах Российской Федерации. В национальных республиках и
автономных округах пока сохраняется тейповая модель включенности человека в
мир. Последняя еще недостаточно глубоко исследована. Так что сосредоточим наше
внимание на русских регионах.

Так вот, было доказано, что в условиях конкурентных выборов
(делаем ударение на слове «конкурентные») прогноз как явки на выборы, так и
процента голосования за каждого из кандидатов определяется не прямым подсчетом
ответов респондентов на вопрос анкеты, а пересчетом этих ответов с поправками,
полученными в результате анализа выполнения респондентами так называемого
«проективного задания». Другими словами, социологический прогноз базируется не исключительно
на осознанных установках потенциальных избирателей, а на анализе динамики
осознанных и неосознанных электоральных установок.

С этой целью были разработаны принципы нового метода электорального
социологического исследования – «проективный метод исследования электоральных
установок». Его содержание и процедура описаны в соответствующих научных
публикациях, а его надежность подтверждена многочисленными практиками
избирательных кампаний. В 2003 году (последний год проведения выборов депутатов
Государственной Думы РФ по смешанной системе выборов) в этом могли убедиться
члены федерального штаба «Единой России». Дело в том, что тогда федеральный
штаб требовал от региональных избирательных штабов регулярных отчетов по всем
направлениями деятельности, включая, конечно же, и информационно-аналитическую
работу. Так вот, на основании проективного исследования, проведенного за 2,5
месяца до дня голосования, автор данной статьи, бывший в тот период
заместителем начальника нижегородского регионального штаба «Единой России»,
информировал федеральный центр о недопустимости снятия с выборов в двух
одномандатных избирательных округах кандидата Андрея Климентьев и кандидата
Юрия Лебедева. Указывалось, что снятие этих оппозиционных кандидатов повлечет
изменение динамики электоральных установок не только в этих одномандатных
округах, но и в масштабах всего города Нижнего Новгорода, что приведет к потере
голосов избирателей политическим списком партии «Единая Россия» в размере от 12
до 15%. Федеральный штаб не поверил в обоснованность такого прогноза, поскольку
традиционная, привычная для них социология давала иной прогноз. Названные кандидаты
были сняты с выборов, и негативный прогноз оправдался с точностью до 0,5%.

Пока отечественные социологи не спешат овладевать навыками
работы с новым методом. Во-первых, потому, что он требует существенно больших
трудозатрат, чем классический простой подсчет результатов, полученных анкетным
методом. Во-вторых, потому, что интервьюерам, привыкшим также минимизировать
трудозатраты, не хочется работать с новым методом, обязательно требующим
установления позитивного межличностного контакта с респондентом. Ведь одно
дело уговорить респондента ответить на несколько вопросов анкеты, и совсем иное
– уговорить его помимо ответов на вопросы анкеты выполнить конкретное
проективное задание (например, нарисовать лиственное дерево). Кроме того, фальсифицировать
ответы респондентов в проективном методе крайне сложно, если вообще возможно. В-третьих,
заказчики зачастую отказываются от проведения проективного социологического
исследования, как по причине его большей цены, так и по причине непривычности и
экзотичности восприятия проективного задания.

Однако динамика развития общественных институтов в государстве
переходного периода такова, что процесс формирования и переформирования ведущих
установок избирателей (установки явки на выборы, установки принятия имиджа
кандидата, установки голосования ЗА кандидата) существенно ускоряется. Если в
1990 — 2000 годах все этапы формирования электоральных установок требовали при
оптимальных условиях не менее 54 дней, то уже в 2007 — 2008 годах – 34 дней, а в
2012 — 2013 годах – 24 дней. Это ускорение обусловлено механизмом переноса
основных процессов формирования электоральных установок с осознанного на
бессознательный уровень. Отсюда следует вывод, что использование в качестве
прогнозного социологического инструментария метода, основанного на исследовании
преимущественно осознанных предпочтений и намерений потенциальных избирателей,
приводит к неизбежному грубому искажению действительной картины.

На выборах депутатов Государственной Думы РФ 2011 года мы за
1,5 месяца до дня голосования провели исследование электоральных установок
потенциальных избирателей в Самарской, Нижегородской и Ярославской областях.
Использовали проективный социологический метод. Но, поскольку он включает в
качестве составной части и классическое анкетное исследование, то появилась
возможность проанализировать результаты по двум вариантам: классическому и
проективному. Прогнозы, затем, были сопоставлены с реальными итогами выборов.
Оказалось, что при классическом варианте ошибка была в пределах 8-12%, тогда
как при проективном исследовании ошибка составила 0,5-0,7%. Учитывая то
обстоятельство, что опрос проводился одними и теми же интервьюерами на одних и
тех же респондентах, можно уверенно заявлять о надежности полученного различия
между результатами разных методов, зависящими только от самих методов.

Учитывая вышеизложенное, можно с достаточной долей уверенности
говорить о том, что социологи ведущих социологических центров России
«проморгали» выборы в силу того, что по старинке использовали старый методический
аппарат, который в новых условиях утратил свою адекватность в качестве
инструмента прогноза развития конфликтной электоральной ситуации.

В статье Сергея Шелина «Не смейтесь над жрецами»,
опубликованной в «Газете.ru» (http://www.gazeta.ru/comments/column/shelin/5648033.shtml),
спрашивается: «Могут ли наши профессионалы опросов, которые за последние
полтора десятка лет привыкли «измерять» общество, как естествоиспытатели —
изучать и измерять мертвую природу, понять его сегодня, когда оно оживает и приходит
в движение?» И сам же автор дает ответ, что не могут, поскольку им надо признать «в
том числе, что все чаще приходится иметь дело не с пассивным
роботом-«респондентом», а с живым человеком, способным в случае чего и на улицу
выйти. Признать, что у живого человека (в отличие от «респондента») есть
свободная воля, а у гражданина — еще и гражданская и что его житейские (и в том
числе гражданские) поступки в принципе не поддаются какому-либо точному
прогнозу со стороны. Даже собственные его обещания не надо брать слишком уж
всерьез. Он сам себя не знает». Очень точная мысль журналиста. Но на уровне
научного познания мысль не совсем корректна. Действительно, ответы
потенциального избирателя нельзя принимать за истину в последней инстанции,
поскольку он сам действительно не полностью осознает и уровень своей
включенности в выборы, и процесс формирования установок, обусловливающих его
финальное поведение. Но это не означает принципиальной невозможности
прогнозировать поведение избирателей. Возможность такая существует, но при
условии использования адекватного инструментария, профессионального владения
последним и неангажированности исследователя.

По теме
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.