16+
Аналитика
17.01.2020
От расчистки рынка для «Нижегородпассажиравтотранса» страдают горожане.
26.12.2019
Градозащитному движению не хватает сил на спасение здания гостиницы «Россия».
16.01.2020
Почему соглашение с «Мегафоном» подписано, а никаких деталей нет? Это настораживает. Побоялись о них упомянуть?  
16.01.2020
Некоторые тезисы послания президента вызвали растерянность у представителей истеблишмента.
16.01.2020
2019 год в Нижегородской области с политической точки зрения был годом бессобытийным.
15.01.2020
В 2019 году Нижний Новгород столкнулся с проблемами в работе общественного транспорта, «Теплоэнерго» и «Водоканала».
15.01.2020
Назначение Инны Ванькиной директором ТЮЗа не повлияет на ее политические перспективы.
14.01.2020
Самыми яркими страницами политической жизни Нижегородской области стали два судебных процесса.
14.01.2020
В прошлом году мы купались в деньгах, но рискуем вновь вернуться к хлебу без соли.
13.01.2020
На повестке дня стоит вопрос повышения эффективности управления Нижним Новгородом.
31.12.2019
Отношение нижегородцев к мэру в 2019 году неуклонно ухудшалось.
30.12.2019
Рейтинг АПЭК не говорит об абсолютной неэффективности городского управления в Нижнем Новгороде.
27 Сентября 2006
90 просмотров

Политические партии на региональных выборах. Часть IV

РПЖ выдвинула свои списки и одномандатников в семи из девяти регионов, причем отказ от участия в выборах в Астраханской области руководство партии объясняет стремлением поддержать союзников из партии «Родина». Список «Родины» выдвинут и в Чувашии, где РПЖ тоже не участвует в выборах, но там об исполнении союзнических обязательств речи нет. Соперничество РПЖ с «Родиной» намечалось в пяти регионах. На начальной стадии кампании масштабы участия РПЖ заметно сократились из-за снятия ее списков с выборов: сначала — в Свердловской области, затем — в Тыве, а совсем недавно — в Еврейской автономии. Однако в Свердловской области она была восстановлена решением Верховного Суда РФ, а в Еврейской автономии — решением регионального суда. Не исключен подобный исход и в Тыве.

РПЖ — не новичок на региональных избирательных аренах, хотя сравниться по масштабам участия с партиями «премьер-лиги» до сих пор не могла. Из 52 выборов, включавших голосование за партийные списки, она участвовала в 23. Доли голосов, которые удавалось получать «жизненцам», не были ничтожно малыми. Средний результат за весь период — 4.2 % (4.6 % в декабре 2003 — марте 2004 г.; 3.8 % в октябре 2004 — мае 2005 г.; 3.1 % в октябре — декабре 2005 г.; 5.2 % на мартовских выборах 2006 г.). Однако понятно, что такие результаты лишь изредка давали партии возможность преодолеть установленные барьеры. Свой лучший на данный момент результат РПЖ получила в Ингушетии в декабре 2003 г. — 18.0 %. Кроме того, она преодолела барьеры во Владимирской области (март 2005), Костромской области (декабрь 2005), и на двух выборах в марте 2006 г. — в Республике Алтай и Курской области. В остальных 18 регионах списки РПЖ проиграли, худший результат — 0.6 % в Тамбовской области. Надо заметить, что довольно успешно выступали на региональных выборах блоки, в учреждении которых принимала участие РПЖ. Скажем, блок «Мы — за развитие Амурской области» в составе РПЖ и «Яблока» занял на выборах первое место, обогнав «Единую Россию». Но в подобных случаях, конечно, важнее было положение блоков как региональных «партий власти», чем состав их учредителей.

Впрочем, и немногочисленные успехи РПЖ как таковой во многом были обусловлены административными факторами. В Ингушетии и Курской области она просто выступила в качестве резерва партии власти. Во Владимирской области прохождение РПЖ стало возможным благодаря лавированию регионального руководства, стратегия которого состояла в создании разделенной легислатуры с двумя центрами тяжести — «Единой Россией» и КПРФ, что открыло окно возможностей для малых партий. Только в Республике Алтай успех РПЖ был результатом участия в ее списке региональных оппозиционеров.

Судя по всему, роль резервной партии власти перестала устаивать лидера РПЖ, председателя Совета Федерации Сергея Миронова, который в августе нынешнего года объявил о начале процесса создания новой, «актуальной левой» партии путем слияния РПЖ с партией «Родина». Позднее к проекту присоединилась Партия пенсионеров. Я полагаю, что объединение РПЖ с «Родиной» — точнее, с тем, что от нее останется после окончательного выхода радикальных националистов, — является рациональным шагом, выгодным для РПЖ. Вместе с остатками «Родины» РПЖ приобретает не только организационные структуры, созданные в свое время Юрием Скоковым и Олегом Денисовым (хотя и слабые, эти структуры все же гораздо лучше, чем собственная инфраструктура РПЖ), но и весьма перспективную возможность апеллировать на выборах 2007 г. к довольно многочисленному электорату, голосовавшему в 2003 г. «за Глазьева» — преимущественно столичному, образованному и довольно хорошо обеспеченному, но при этом левому.

Провинциальная, националистическая составляющая электората «Родины» 2003 г. для объединенной партии будет потеряна, но она уже потеряна и для «Родины» под руководством А.Бабакова. Что касается участия в объединении Партии пенсионеров, то я полагаю, что эта часть проекта не является стратегически выгодной ни для РПЖ (именно по той причине, что разрушает саму возможность адекватного идеологического позиционирования), ни для РПП (ибо она имеет все возможности продолжать свою игру), ни для кураторов РПП в российском политическом руководстве (ибо РПП по-прежнему нужна для сдерживания коммунистов). Такое объединение достижимо только путем сильного внешнего давления на участников, мотивы которого выходят за рамки текущей политической ситуации. Возможно, впрочем, что это просто троянский конь.

Так или иначе, шумиха вокруг «актуальной левой» партии способствовала повышению общественного интереса к РПЖ. Об этом свидетельствует, в частности, недавний опрос «Левада-центра». Но, согласно тем же данным, параллельно возрос интерес и к другим возможным участникам объединения, а на предстоящих выборах они будут конкурировать между собой. Совершенно очевидно, что к октябрю фундаментальная поддержка РПЖ все еще не позволит ей преодолеть семипроцентные барьеры без опоры на ситуационные факторы региональной политики. Судя по всему, руководство РПЖ вполне это сознает. В качестве основной площадки для прорыва выбрана Липецкая область, где во главе списка партии стоит сам Миронов, а в предвыборной кампании будут, с письменного разрешения Владимира Путина, использоваться его образ и положительные высказывания об РПЖ. Это — сильная заявка на роль альтернативной партии власти. При этом, какой бы то ни было конфликт между РПЖ и региональными властями отсутствует, что позволяет ей надеяться если не на административную поддержку, то на отсутствие административного противодействия.

В других регионах руководство РПЖ гораздо активнее, чем раньше, пытается опереться на оппозиционные и полуоппозиционные группировки внутри правящего класса. В Свердловской области во главе списка партии стоит депутат Государственной Думы РФ Евгений Ройзман, часто обвиняемый в криминальных связях, но при этом довольно популярный в регионе благодаря благотворительной деятельности, в основном связанной с борьбой против наркомании и наркоторговли. На втором месте — известный исполнитель «русского шансона» Александр Новиков. Есть в списке и другие известные люди. Шансы на успех в Свердловской области у РПЖ, безусловно, есть.

В Тыве в список РПЖ вошли влиятельные депутаты (включая председателя одной из палат Великого Хурала), ранее покинувшие ряды «Единой России». Здесь перспективы восстановления — не очень ясные, но если РПЖ все-таки примет участие в выборах, то «Единой России» придется забыть о своей цели получить на этих выборах 80% голосов. В Новгородской области список РПЖ возглавляет мэр второго по величине города, Боровичей; в Карелии — экс-глава республики Виктор Степанов; в Приморском крае списку РПЖ, по некоторым данным, покровительствует вытесненный за пределы региона, но по-прежнему влиятельный олигарх местного масштаба Олег Кожемяко, ныне губернатор Корякского автономного округа. И только в Еврейской автономии список, в котором из шести первоначально заявленных кандидатов осталось только двое, совсем без «изюминки».

Таким образом, РПЖ в текущей кампании преследует единственно возможную рациональную стратегию, основанную на мобилизации ситуационных факторов для достижения прорыва, который получил бы общероссийское звучание. Прогнозировать результаты таких кампаний довольно трудно. Я думаю, что минимальная и вполне преодолимая планка — это семипроцентные барьеры в двух регионах, Липецкой и Свердловской областях. О настоящем успехе РПЖ можно будет говорить только при условии, что к этим двум добавится еще хотя бы один регион, причем хотя бы в одном из трех РПЖ возьмет 15 %. Мне такой исход представляется возможным, но отнюдь не гарантированным.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
30.12.2019
В простом перераспределении денег между Нижним Новгородом и областью большого смысла нет.
27.12.2019
Устранение аварий с теплоснабжением должно быть заложено в тарифы – откуда взялось снижение?
27.12.2019
Снижение позиций Нижнего Новгорода в рейтинге эффективности управления обусловлено комплексом причин.
26.12.2019
Число коммунальных аварий в Нижнем Новгороде резко выросло.
Подборка