16+
Аналитика
19.08.2019
В регионе с таким валовым продуктом доля среднего класса не может быть большой.
16.08.2019
Доля среднего класса 12,9 процента – показатель неблагоустроенного общества.
19.08.2019
24 уголовных дела против нижегородских ДУКов это не показатель.
19.08.2019
Желание Власова покинуть правительство Нижегородской области могло быть продиктовано сверху.
16.08.2019
Окончательное решение по новому главе нижегородского минтранса – за губернатором.
16.08.2019
А убедительность его зависит от результата уголовных дел по фактам разворовывания средств.
16.08.2019
Это привлекает внимание людей и способствует дальнейшему углублению процесса.
15.08.2019
Дзержинску нужна дорожная карта по ликвидации свалок химических отходов.
14.08.2019
Чтобы общество было стабильным, эта категория должна составлять не 12, а 40 процентов.
14.08.2019
Развитие сельских территорий Нижегородской области – благая цель. Но…
14.08.2019
Рост среднего класса в Нижегородской области обусловлен новой экономической политикой.
13.08.2019
Нужно развивать территории, где есть экономически активное население и молодежь.
5 Октября 2010
91 просмотр

Последнее ощущение края

Отставка Лужкова – событие,
сравнимое по значению (а может быть даже и превосходящее его) с отставкой
Ельцина в конце прошлого тысячелетия. По сути дела, речь идет об отстранении от
власти одной из ключевых фигур, на которой держалась и держится вся российская
политическая конструкция. Впрочем, еще нужно посмотреть, насколько Лужков будет
отстранен и в какой форме. Тем не менее, можно говорить с уверенностью, что
хотя бы от публичной власти его отстранили.

В отношении бизнеса супруги Лужкова
ходило много разных кривотолков. Могу лишь заметить, что у нас нет института
собственности как такового: у нас есть институт владения. Любой бизнес у кого
угодно можно отобрать. Он держится исключительно благодаря той власти, которой
человек обладает. Отнимут ли бизнес у Батуриной, будет связано исключительно с
тем, как "старик Батурин" договорился с властями. Мы не знаем, какие
велись переговоры, а то, что они велись, несомненно. Наверное, что-то ему
оставят… Лужков человек, как известно, не бедный. Думаю, что в любом случае он
не будет побираться у метро… с кепкой.

А что касается распределения
своеобразных московских бизнесов, наверное, чем-то придется поделиться с
кем-то, как-то подвинуться. Полагаю, что в ближайшие месяцы мы увидим тихую, но
ожесточенную возню под коврами. Конечно, очень интересно, как начнется дележка
лужковского наследства. А ведь она начнется. Но вот между кем – это вопрос?..

Разумеется, сейчас все те, кто
дожидались этого события долгое время, имеют все основания пить шампанское. Я
же скажу о Лужкове не то чтобы теплые слова (у меня нет в его адрес ни теплых
слов, ни каких бы то ни было симпатий), но поделюсь несколькими сомнениями,
которые, возможно, всеобщую радость приглушат. Во-первых, Лужков был одним
из последних руководителей страны
. Я буду называть "это" именно
так, потому что руководитель Москвы – это, конечно же, руководитель страны,
который в свое время пришел во власть выборным путем. Да, в дальнейшем Лужков
назначался, но первые лужковские успехи закрепления его в Москве были связаны
именно с его популярностью. Сейчас об этом трудно вспомнить, но это
действительно было.

Во-вторых, лужковская политика по
отношению к Москве при всех ужасах и мерзостях, которые творились при мэре, все-таки
основывалась на том, что была четкая формула: людям надо что-то дать. Лужков,
в общем, давал
. Лужков давал даже тогда, когда нужда в этом как таковая
фактически отпала. Да, гомерические размеры московского воровства, трудно
сравнимые с чем бы то ни было еще, конечно, поражают. Но Лужков в этом
отношении не был пионером: не он придумал все те схемы, которые использовались
в дальнейшем всеми остальными. А вот то, что Лужков, в отличие от многих
других, знал некую границу, это факт. Например, той же самой Москве хоть
что-то, но оставалось
. К сожалению, в последние годы Лужков действительно
потерял и это, я бы сказал, "последнее ощущение края". Все то, что
происходило в Москве, уже никак иначе, чем грабежом, конечно, не назовешь.

Тем не менее не стоит все-таки
забывать, что в наиболее страшное время, когда Россия была разорена
младореформаторами, Москва оказалась если не островом стабильности, то, по
крайней мере, местом, в котором можно было хоть как-то жить. В любое другое
время я бы не вспомнил об этом, но именно сейчас, когда, скажем так, эра
Лужкова кончается, об этом имеет смысл сказать.

Почему? Мы не знаем, кто будет
назначен на место Лужкова. Мы не знаем, как эти люди, поскольку, скорее всего,
речь пойдет о команде, поведут себя по отношению к городу. Если кто-нибудь
скажет, что хуже чем Лужков обойтись с Москвой невозможно, я их обрадую: хуже
всегда может быть. Может, друзья мои, может! Поскольку же происходящие в
нашем государстве процессы не дают больших оснований надеяться на что-то лучшее
,
то, соответственно, как бы ни пришлось нам выступить в роли той античной
старухи, которая плакала по поводу смерти какого-то отвратительного тирана.
Когда ее спросили, почему она плачет, она сказала: я пережила уже пятерых, и
каждый следующий был хуже предыдущего, а этот был настоящим чудовищем. Что же
нас ждет впереди?

Примерно такие настроения, кстати,
я думаю, испытывает немалое количество москвичей – даже те, которые этого
самого Лужкова были бы готовы лично пристрелить при наличии такой возможности.
Что нас ждет, совершенно непонятно… Хотя, между нами говоря, шампанского
выпить, конечно, следует.

Оригинал этого материала
опубликован в Русском журнале.

По теме
13.08.2019
Санкции Росприроднадзора должны активизировать ликвидацию свалок химотходов в Дзержинске.  
13.08.2019
Жертвовать темпами развития ради формального сокращения долга вряд ли стоит.
12.08.2019
Нижегородская область справедливо отнесена к регионам со средней долговой устойчивостью.
12.08.2019
Вместо системной борьбы с коррупцией мы видим точечные решения.
Подборка