16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
7 Марта 2005 года
236 просмотров

Правительство Фрадкова: самое советское из всех российских

5 марта, ровно год назад Михаил Фрадков был назначен председателем правительства. Как помнят все, кто интересуется политикой, это назначение было совершенно неожиданным, никто из аналитиков не называл имя российского представителя при ЕС в качестве кандидата в преемники Михаила Касьянова. Но теперь прошел год, и можно подводить некоторые итоги… Начнем с «плюсов» — а они, как ни странно, есть. Экономисты, анализируя год работы нового кабинета, отмечают, что правительство наконец-то начало работать с регионами. Правительство Касьянова с регионами практически не работало, замкнув эту деятельность на Госсовет и администрацию президента. Взаимодействие прежнего правительства с субъектами федерации на девять десятых сводилось к межбюджетным отношениям.

Михаил Фрадков создал в аппарате правительства специальный «региональный департамент», создано новое Министерство регионального развития. Эти структуры замкнули на себя региональный мониторинг и региональную политику. Впрочем, региональное измерение правительственной политики во многом еще пребывает в области благих пожеланий. В целом пока эта работа развертывается крайне медленно.

В сфере проведения экономических реформ Михаил Фрадков, а вернее стоящие за ним экономисты из правительственного аппарата (такие, как Михаил Копейкин и Андрей Белоусов) резко изменили подходы, что отчасти объясняет задержку в утверждении среднесрочной экономической программы. При Касьянове акцент в реформаторской деятельности был сделан на составлении законопроектов. До 2004 года считалось, что реформы — это главным образом правильные законы. Команда Фрадкова перенесла акцент на реализацию законов, то есть на создание организационных механизмов и их обеспечение финансовыми ресурсами. Кульминацией этого стал нынешний бюджетный цикл, когда Греф начал жестко требовать от всех министерств, чтобы они представляли разрабатываемые реформы только в виде конкретных проектов, по единообразной жесткой схеме: цели — задачи — мероприятия — организационные механизмы — необходимые ресурсы — риски. Как говорит внештатный советник Михаила Фрадкова Андрей Белоусов, в правительстве сделали «фантастическое» открытие — оказывается, реформы стоят денег. Правда, теперь может выясниться, что у нас не хватит денег на все планируемые реформы.

Большой шум в экономических кругах вызвало требование Михаила Фрадкова составлять отраслевые стратегии развития. Очевидными сильными сторонами России с точки зрения мировой конкурентоспособности являются наука, образование, высокие технологии, обеспеченность энергоресурсами, транзитный и агропромышленный потенциал. По каждому из этих направлений были разработаны стратегии развития, которые дальше развертываются в пакет федеральных целевых программ. По сути, это стратегии реализации нашего конкурентного потенциала. Всего таких стратегий десять, и по каждой из них премьер-министр проводил совещания. Правда, Герман Греф утверждает, что все эти отраслевые стратегии пока крайне сырые.

Наконец, с именем Михаила Фрадкова связывают идею частно-государственного партнерства, новых форм взаимоотношений государства и бизнеса. Речь идет об отработке механизмов взаимовыгодного участия государства и бизнеса в крупных проектах. По мнению ректора высшей школы экономики Ярослава Кузьминова, в заслугу правительства Фрадкова надо поставить смелость в осуществлении ряда реформ. Оно начало административную реформу. Оно провело смелую социальную реформу. Оно начало дискуссию о возможности использования стабилизационного фонда и о формировании отраслевых стратегий, в рамках которых государство может софинансировать некоторые инвестиционные проекты. Таким образом, в актив правительства Фрадкова можно записать, что оно приступило к действиям, к которым правительство Касьянова не хотело или не могло приступить.

Однако нельзя сказать, что по всем этим позициям правительство Фрадкова добилось решительного успеха. Кроме того, нарастает ощущение, что правительство перестало быть местом, где принимаются решения. Мы явственно ощущаем, что важнейшие решения, ключевым образом влияющие на экономическую политику, принимаются не в правительстве, а в администрации президента. Таким образом, мы вернулись к старой советской ситуации, когда есть совет министров и есть ЦК КПСС, который принимает решения, но не несет ответственности. Разумеется, к последнему советскому правительству Николая Рыжкова нельзя было предъявлять тех претензий, которые предъявлялись к правительствам России от Гайдара и до Касьянова. Но при Фрадкове мы вернулись к той ситуации, от которой ушли в момент краха Советского Союза.

Оригинал этого материала опубликован на «Политком.ру».

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.