16+
Аналитика
13.12.2019
За короткий отрезок времени предприятие стало поставщиком множества негативных новостей.
09.12.2019
Тарасова увидела что-то такое в документах ЕЦМЗ, и решила вовремя уйти в отставку.
13.12.2019
Нижегородская «Единая Россия» отмахнется от возврата прямых выборов мэров, как и от решения КС.
12.12.2019
Заксобрание делает небольшую уступку в пользу административного ресурса.
12.12.2019
Они отказались рассматривать отмену запрета на шествия по Большой Покровской.
11.12.2019
Ирина Тарасова, проработав три недели на посту директора ЕЦМЗ, увидела что-то такое, что предпочла вовремя оставить это кресло.
11.12.2019
Общественный транспорт нижегородской агломерации начинают рассматривать как единую систему.
10.12.2019
Все агломерации выстраивают организацию общественного транспорта по сетевому принципу.
09.12.2019
ЕЦМЗ – монополист, а при монополии негативные последствия неизбежны.
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
27 Февраля 2005
87 просмотров

Приднестровье: идентичность для Новороссии

Государственная Дума России после долгих лет молчания решила вплотную заняться молдо-приднестровским конфликтом. С этой целью комитетом Госдумы по делам СНГ было вынесено постановление об экономических санкциях против Кишинёва в ответ на отклонение меморандума Козака и организацию блокады добивающейся признания Приднестровской республики.

Многие недоумевают — зачем вообще России сегодня лезть в постсоветское пространство. Что, у России сейчас нет своих проблем? Не проще ли заняться решением внутренних проблем: улаживанием социальных протестов, поднятием науки, вхождением в ВТО? А может, лучше сосредоточиться на сохранении нынешней территориальной целостности Российской Федерации? Ведь говорят же и пишут за океаном о развале нынешней России как о самой ближайшей перспективе.

Сегодня уже ни от кого в России не услышишь о том, что «если бы мы не победили в 1945-м — пили бы баварское пиво с сосисками». Это показали последние выборы в Госдуму России — ни одна из партий колониальной демократии не преодолела электоральный барьер. На сегодня в стране существует консенсус о том, что Россия должна быть сильным и независимым государством. Вопрос лишь в том — как эту независимость обеспечить?

(Ядерное оружие – безусловно, блестящий вариант гарантии суверенитета, но он пригоден лишь как крайняя мера. Мир без России действительно не имеет смысла. Но всё-таки независимость нам нужна для того, чтобы не умирать, а жить).

Пример Слободана Милошевича доказывает, что сохранить одну часть страны за счет сдачи других ведёт к потере всей страны. Нынешний гаагский узник пытался пойти с Западом на компромисс: я сдаю «экстремистов» в Краине и Боснии взамен на лояльность к оставшейся Югославии. Не вышло. Существование единого православного государства сербов и черногорцев никак не вписывается в геополитические конструкции Запада. После того как Милошевича в 1995 году один из американских журналов назвал «человеком года» не прошло и двух лет, как вспыхнул конфликт уже непосредственно на территории Сербии (в «конвенциональных» границах, признанных мировым сообществом). Дальнейшее известно.

Сегодня американцы рассматривают весь мир — каждую точку земного шара — как зону своих интересов. Любые несогласованные действия расцениваются ими как «угроза безопасности США». Можно было закрывать глаза на всё, происходящее в Ираке. Но уже следом за Ираком всерьёз готовится военная интервенция против Ирана, а следом за Сирией, Кубой, Северной Кореей, Мьянмой и Зимбабве к «оси тирании» причислена и союзная нам Белоруссия. Госсекретарь США Кондолиза Райс уже позволяет себе заявления о том, что «Россия ещё не стала демократической страной». На предстоящей встрече Буша и Путина в Братиславе темами для обсуждения станут вопросы внутренней политики России.

Таким образом, отгородившейся от всех, бросившей своих последних союзников России «спокойно и богато жить» всё равно не дадут. Будут препятствовать заключению выгодных международных коммерческих соглашений (как это делается в случае контрактов с Сирией и Ираном). Международные суды будут отменять решения российских судебных инстанций и пересматривать коммерческие сделки на территории России. А «свобода слова» в России будет гарантироваться если не бомбардировщиками, то международной изоляцией и эмбарго.

Вхождение Украины в НАТО сделает территорию европейской России максимально уязвимой для военной интервенции. Если сегодня расстояние от территории страны — члена НАТО (Латвия) до Москвы составляет 560 км, то после вхождения Украины в НАТО расстояние до столицы России уменьшится до 420 км. Теперь понятно, почему Збигнев Бжезинский писал, что «без Украины Россия не будет империей».

Примечательно, что сама по себе Галиция — гнездо украинской русофобии — с её партизанскими лесами не имеет для России никакого стратегического значения. Магистральные газопроводы — да, весомый аргумент, но тот же газ и по тем же ценам можно продавать в страны Юго-Восточной Азии. Лыжные курорты в Галиции действительно впечатляют — но у России есть свои, на пока что её Кавказе.

Россию интересует только юго-восточная Украина. В первую очередь, выход к Чёрному морю и Дунаю. Контроль над черноморскими и дунайскими портами. Сохранение военной базы в Севастополе. Именно для этого — для выхода к Чёрному морю, к дельтам Днепра и Дуная (с прицелом на Дарданеллы) — Россия и вела кровопролитные войны с Турцией на протяжении всего XVII-го и XVIII-го веков, начиная с Петра Великого и заканчивая Екатериной. Ради этого граф Суворов брал Измаил и закладывал на левом берегу Днестра русскую крепость под названием Тирасполь.

Кроме того, юго-восточная Украина (Новороссия и Слобожанщина) — это Донбасс, Кривбасс, индустриальные Харьков и Днепропетровск (с построенными здесь в советское время крупнейшими военными предприятиями), Запорожье с Днепрогэсом, судостроение в Николаеве, крымские здравницы.

В состав большого геополитического пространства под названием «Новороссия» входит и Приднестровье. Что такое Приднестровье с прикладной точки зрения? Это Днестровская ГЭС в районе Дубоссар. Это Молдавская ГРЭС, поставлявшая электроэнергию в страны СЭВ. Это Молдавский металлургический завод в Рыбнице. Это «Молдавкабель» и другие предприятия, работающие на международный экспорт. Это Тираспольский винно-коньячный завод «Квинт» и Дубоссарский винный завод, где производится всем известный вермут «Букет Молдавии». Наконец, это лечебно-курортный комплекс международного значения в Каменке.

Это всё строилось всей Российской Империей, а затем Советским Союзом на протяжении десятков лет. Вкладывались деньги и человеческие ресурсы по меньшей мере десяти поколений. Запад во всё это не вложил ни единого цента. И если от России — как от правопреемницы СССР — сегодня требуют отвечать за сталинские преступления — то и Россия — как правопреемница СССР — вправе потребовать себе возврата всей этой собственности.

Но всё дело в том, что сама эта территория никуда не «ушла» от России! Выборы на Украине из года в год показывают, что жители этих регионов отгораживаться от России не хотят. Начиная с референдума 1991 года о сохранении СССР (на юго-востоке Украины за это голосовали 99%), и о независимости Украины от России в том же 1991 году (на юго-востоке голосов за «самостийность» было подано минимум). Тогда почему же Россия не получает от этих выборов никаких дивидендов?

Всё очень просто. Проблема населения большей части Новороссии одна — в отсутствии мобилизационного потенциала, если угодно, «пассионарности». Сколько бы ни спорили высоколобые академики о «ненаучности» этнологии Гумилёва, ход последних выборов на Украине иллюстрирует ее на практике. Оранжевая революция победила, потому что люди в Киеве были готовы сутками ночевать на морозе, устраивать беспорядки, преграждать дороги, блокировать правительственные здания. Новороссия же «работала». Там люди только жаловались на беззакония. На такие меры, как элементарная и заурядная блокада железных дорог (от которой в Галиции и театрально-академическом Киеве очень быстро начался бы энергетический кризис) были не готовы.

Приднестровье — это та часть Новороссии, где умеют идти до конца. В этом его главная ценность. Эта маленькая республика 15 лет назад дала всей России пример пассионарности. Когда Игоря Смирнова (тогда ещё не президента) молдавские гэбэшники схватили в киевском поезде и поместили в кишинёвскую тюрьму, женщины из приднестровского забастовочного комитета сели на железную дорогу у въезда в Бендеры. Месяцами стояли без движения составы с грузами. Поезда полгода шли в объезд Приднестровья, наматывая десятки лишних километров. Люди опаздывали, психовали, матерились, проклинали «сумасшедших баб». Но Смирнова в итоге пришлось выпустить. А когда власть Молдовы попыталась установить здесь «конституционный порядок» с помощью полицейских и волонтёров — приднестровцы взялись за оружие.

Если бы в то же самое время в трёх русскоязычных городах на северо-востоке Эстонии — Нарве, Кохтла-Ярве и Силламяэ — люди точно так же, как в Тирасполе и Бендерах, взялись за оружие — ни в какие НАТО и Евросоюз Эстония сегодня бы не вошла. То же самое касается русскоязычного населения Риги и других городов Латвии.

Сегодня у России есть только одна возможность остановить сползание не только Молдовы, но и Украины в ЕС и НАТО — поддержать Приднестровье всеми возможными мерами: информационными, экономическими, дипломатическими, военными. Дальнейшая судьба России — не только как сильной и мощной державы, но и просто как независимого государства — сегодня решается на берегу Днестра.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
03.12.2019
Никитину стоит принять управленческие решения в связи с двукратным увеличением строительства ледовой арены.
Подборка