16+
Аналитика
21.07.2020
Совершенствование дорожной сети предполагает временные неудобства.
28.07.2020
Причина недовольства нижегородцев благоустройством города – в профнепригодности чиновников.
21.07.2020
Крупные проекты приходится осуществлять в живом теле города, но нельзя забывать и о комфорте жителей.
21.07.2020
К процессу обновления дорожной инфраструктуры Нижнего Новгорода я отношусь с пониманием.
16.07.2020
Правительство Нижегородской области заинтересовано в эффективности и прозрачности закупочных процедур.
15.07.2020
«Нижегородский водоканал» пытался подогнать условия конкурса под заранее определенного подрядчика.
15.07.2020
Гордума должна проверить аффилированность их руководителей с победителями торгов.
10.07.2020
Работа с рейтингами в Нижегородской области поставлена на эффективную основу.
08.07.2020
Мэрия Нижнего Новгорода демонстрирует отсутствие эффективной системы управления.
07.07.2020
Нижегородцам не пришлось рисковать здоровьем, чтобы выразить свое мнение относительно поправок к Конституции.
07.07.2020
Дистанционный формат пришелся по душе нижегородцам, а подготовка голосования в регионе была эффективной.
06.07.2020
Уровень явки и поддержки изменений Конституции в Нижегородской области связан с работой губернатора.
27 Февраля 2005 года
148 просмотров

Приднестровье: идентичность для Новороссии

Государственная Дума России после долгих лет молчания решила вплотную заняться молдо-приднестровским конфликтом. С этой целью комитетом Госдумы по делам СНГ было вынесено постановление об экономических санкциях против Кишинёва в ответ на отклонение меморандума Козака и организацию блокады добивающейся признания Приднестровской республики.

Многие недоумевают — зачем вообще России сегодня лезть в постсоветское пространство. Что, у России сейчас нет своих проблем? Не проще ли заняться решением внутренних проблем: улаживанием социальных протестов, поднятием науки, вхождением в ВТО? А может, лучше сосредоточиться на сохранении нынешней территориальной целостности Российской Федерации? Ведь говорят же и пишут за океаном о развале нынешней России как о самой ближайшей перспективе.

Сегодня уже ни от кого в России не услышишь о том, что «если бы мы не победили в 1945-м — пили бы баварское пиво с сосисками». Это показали последние выборы в Госдуму России — ни одна из партий колониальной демократии не преодолела электоральный барьер. На сегодня в стране существует консенсус о том, что Россия должна быть сильным и независимым государством. Вопрос лишь в том — как эту независимость обеспечить?

(Ядерное оружие – безусловно, блестящий вариант гарантии суверенитета, но он пригоден лишь как крайняя мера. Мир без России действительно не имеет смысла. Но всё-таки независимость нам нужна для того, чтобы не умирать, а жить).

Пример Слободана Милошевича доказывает, что сохранить одну часть страны за счет сдачи других ведёт к потере всей страны. Нынешний гаагский узник пытался пойти с Западом на компромисс: я сдаю «экстремистов» в Краине и Боснии взамен на лояльность к оставшейся Югославии. Не вышло. Существование единого православного государства сербов и черногорцев никак не вписывается в геополитические конструкции Запада. После того как Милошевича в 1995 году один из американских журналов назвал «человеком года» не прошло и двух лет, как вспыхнул конфликт уже непосредственно на территории Сербии (в «конвенциональных» границах, признанных мировым сообществом). Дальнейшее известно.

Сегодня американцы рассматривают весь мир — каждую точку земного шара — как зону своих интересов. Любые несогласованные действия расцениваются ими как «угроза безопасности США». Можно было закрывать глаза на всё, происходящее в Ираке. Но уже следом за Ираком всерьёз готовится военная интервенция против Ирана, а следом за Сирией, Кубой, Северной Кореей, Мьянмой и Зимбабве к «оси тирании» причислена и союзная нам Белоруссия. Госсекретарь США Кондолиза Райс уже позволяет себе заявления о том, что «Россия ещё не стала демократической страной». На предстоящей встрече Буша и Путина в Братиславе темами для обсуждения станут вопросы внутренней политики России.

Таким образом, отгородившейся от всех, бросившей своих последних союзников России «спокойно и богато жить» всё равно не дадут. Будут препятствовать заключению выгодных международных коммерческих соглашений (как это делается в случае контрактов с Сирией и Ираном). Международные суды будут отменять решения российских судебных инстанций и пересматривать коммерческие сделки на территории России. А «свобода слова» в России будет гарантироваться если не бомбардировщиками, то международной изоляцией и эмбарго.

Вхождение Украины в НАТО сделает территорию европейской России максимально уязвимой для военной интервенции. Если сегодня расстояние от территории страны — члена НАТО (Латвия) до Москвы составляет 560 км, то после вхождения Украины в НАТО расстояние до столицы России уменьшится до 420 км. Теперь понятно, почему Збигнев Бжезинский писал, что «без Украины Россия не будет империей».

Примечательно, что сама по себе Галиция — гнездо украинской русофобии — с её партизанскими лесами не имеет для России никакого стратегического значения. Магистральные газопроводы — да, весомый аргумент, но тот же газ и по тем же ценам можно продавать в страны Юго-Восточной Азии. Лыжные курорты в Галиции действительно впечатляют — но у России есть свои, на пока что её Кавказе.

Россию интересует только юго-восточная Украина. В первую очередь, выход к Чёрному морю и Дунаю. Контроль над черноморскими и дунайскими портами. Сохранение военной базы в Севастополе. Именно для этого — для выхода к Чёрному морю, к дельтам Днепра и Дуная (с прицелом на Дарданеллы) — Россия и вела кровопролитные войны с Турцией на протяжении всего XVII-го и XVIII-го веков, начиная с Петра Великого и заканчивая Екатериной. Ради этого граф Суворов брал Измаил и закладывал на левом берегу Днестра русскую крепость под названием Тирасполь.

Кроме того, юго-восточная Украина (Новороссия и Слобожанщина) — это Донбасс, Кривбасс, индустриальные Харьков и Днепропетровск (с построенными здесь в советское время крупнейшими военными предприятиями), Запорожье с Днепрогэсом, судостроение в Николаеве, крымские здравницы.

В состав большого геополитического пространства под названием «Новороссия» входит и Приднестровье. Что такое Приднестровье с прикладной точки зрения? Это Днестровская ГЭС в районе Дубоссар. Это Молдавская ГРЭС, поставлявшая электроэнергию в страны СЭВ. Это Молдавский металлургический завод в Рыбнице. Это «Молдавкабель» и другие предприятия, работающие на международный экспорт. Это Тираспольский винно-коньячный завод «Квинт» и Дубоссарский винный завод, где производится всем известный вермут «Букет Молдавии». Наконец, это лечебно-курортный комплекс международного значения в Каменке.

Это всё строилось всей Российской Империей, а затем Советским Союзом на протяжении десятков лет. Вкладывались деньги и человеческие ресурсы по меньшей мере десяти поколений. Запад во всё это не вложил ни единого цента. И если от России — как от правопреемницы СССР — сегодня требуют отвечать за сталинские преступления — то и Россия — как правопреемница СССР — вправе потребовать себе возврата всей этой собственности.

Но всё дело в том, что сама эта территория никуда не «ушла» от России! Выборы на Украине из года в год показывают, что жители этих регионов отгораживаться от России не хотят. Начиная с референдума 1991 года о сохранении СССР (на юго-востоке Украины за это голосовали 99%), и о независимости Украины от России в том же 1991 году (на юго-востоке голосов за «самостийность» было подано минимум). Тогда почему же Россия не получает от этих выборов никаких дивидендов?

Всё очень просто. Проблема населения большей части Новороссии одна — в отсутствии мобилизационного потенциала, если угодно, «пассионарности». Сколько бы ни спорили высоколобые академики о «ненаучности» этнологии Гумилёва, ход последних выборов на Украине иллюстрирует ее на практике. Оранжевая революция победила, потому что люди в Киеве были готовы сутками ночевать на морозе, устраивать беспорядки, преграждать дороги, блокировать правительственные здания. Новороссия же «работала». Там люди только жаловались на беззакония. На такие меры, как элементарная и заурядная блокада железных дорог (от которой в Галиции и театрально-академическом Киеве очень быстро начался бы энергетический кризис) были не готовы.

Приднестровье — это та часть Новороссии, где умеют идти до конца. В этом его главная ценность. Эта маленькая республика 15 лет назад дала всей России пример пассионарности. Когда Игоря Смирнова (тогда ещё не президента) молдавские гэбэшники схватили в киевском поезде и поместили в кишинёвскую тюрьму, женщины из приднестровского забастовочного комитета сели на железную дорогу у въезда в Бендеры. Месяцами стояли без движения составы с грузами. Поезда полгода шли в объезд Приднестровья, наматывая десятки лишних километров. Люди опаздывали, психовали, матерились, проклинали «сумасшедших баб». Но Смирнова в итоге пришлось выпустить. А когда власть Молдовы попыталась установить здесь «конституционный порядок» с помощью полицейских и волонтёров — приднестровцы взялись за оружие.

Если бы в то же самое время в трёх русскоязычных городах на северо-востоке Эстонии — Нарве, Кохтла-Ярве и Силламяэ — люди точно так же, как в Тирасполе и Бендерах, взялись за оружие — ни в какие НАТО и Евросоюз Эстония сегодня бы не вошла. То же самое касается русскоязычного населения Риги и других городов Латвии.

Сегодня у России есть только одна возможность остановить сползание не только Молдовы, но и Украины в ЕС и НАТО — поддержать Приднестровье всеми возможными мерами: информационными, экономическими, дипломатическими, военными. Дальнейшая судьба России — не только как сильной и мощной державы, но и просто как независимого государства — сегодня решается на берегу Днестра.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
06.07.2020
Электронное голосование в Нижегородской области прошло на очень высоком уровне.
06.07.2020
Голосование показало, что не только молодежь в Нижегородской области знакома с азами компьютерной грамотности.
03.07.2020
Результаты голосования в регионе по поправкам к Конституции укрепляют позиции губернатора.
03.07.2020
Голосование по поправкам к Конституции превратилось во всероссийский референдум доверия Путину.