16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
27 Июня 2007 года
223 просмотра

Прийти в себя после глубокого обморока

Национал-демократия в современной России

Этот текст написался как-то сам собой в ходе напряженной работы над Манифестом Национального Русского Освободительного Движения (НАРОД). Это не официальная программа движения. Это — моя личная точка зрения. Которую, впрочем, разделяют многие мои соратники…




Несостоявшаяся Россия

Сегодня мы уже можем с уверенностью сказать о том, что попытка создания на территории бывшей РСФСР нового современного демократического государства, провалилась.

Все основные атрибуты демократического государства — принцип разделения властей, институт свободных демократических выборов, федеративное устройство, местное самоуправление, независимость судов и многое другое – ликвидированы. Им на смену пришла "вертикаль власти" советского образца. Руководство страны тщательно копирует все худшее, что было в СССР, и одновременно сбрасывает как ненужный балласт его реальные достижения – социальные, интеллектуальные, технические, культурные. Численность чиновников и "силовиков" в РФ давно превысила аналогичные показатели всего СССР. А степень их коррумпированности, некомпетентности и безнаказанности соответствует уровню наиболее отсталых африканских государств.

Реставрацию советских порядков официальная пропаганда даже не пытается микшировать. Наоборот, на них принято ссылаться, как на "главное завоевание" действующей власти.

Таким образом, Россия фактически вернулась к исходной точке – моменту, когда она была "самым большим осколком СССР", которому еще только предстояло стать независимым государством. Разница лишь в направлении движения. Сегодня страна идет к тому, чтобы полностью воспроизвести СССР в границах РФ. Уже готовы "под ключ": первая "союзная республика" (Чечня), эрзац-КПСС ("Единая Россия"), "комсомол" ("НАШИ", МГЕР и др.). А крупнейшие печатные и электронные СМИ уже не первый год работают под чутким руководством нового "Отдела пропаганды ЦК КПСС" – Администрации президента РФ.

Очевидно, что жизненный цикл этой "новой версии СССР" будет коротким. Когда мы вновь окажемся на руинах, и строительство государства опять придется начинать с "нулевого цикла", цена каждого решения, каждого слова будет чрезвычайно высока. Необходимо разобраться в причинах провала первой попытки построить современное демократическое государство в "самом большом осколке СССР". И извлечь соответствующие уроки.


Нация и демократия
 

Распад советской системы привел к образованию полутора десятков новых государств. Каждое из них развивалось по-своему, но на примере каждого из них можно увидеть закономерность: устойчивые и успешные государства образовались там, где разные фрагменты социума имели общую ценностную платформу и общие представления о том, в каком государстве они хотят жить.

Политически активная часть народа состоит из приверженцев разных — подчас полярных — идеологий. В "переходный период", когда определяются параметры государства, в котором они все будут жить, возможны два варианта:

1) борьба всех против всех; победитель уничтожает своих противников и строит государство так, как ему заблагорассудится;

2) представители разных сообществ и политических лагерей совместными усилиями строят демократическое государство, чтобы иметь возможность свободно конкурировать друг с другом на выборах и в стенах парламента.

Именно такие "разные люди", объединенные общим видением будущего своей страны, и составляют нацию. А государство, которое они учреждают и строят – национальное государство.

Очевидно, что главное препятствие, существенно осложняющее формирование единой нации – наличие двух конкурирующих этнических и языковых групп. Но и здесь может быть найдено правильное решение.

Например, в Казахстане проблему преобладания "русской компоненты" снял проект гражданской (казахстанской) нации, в рамках которого русским предлагается "территориальный патриотизм", а казахам — русскоязычие. Тем же путем пошла Беларусь.

В Украине, где украинский язык – ключевая составляющая национального проекта, двуязычие пока остается дестабилизирующим фактором. Возможно, со временем украинский язык завоюет русскоязычные регионы. Или двуязычие перестанет быть проблемой, и украинская нация станет двусоставной (пример, Канады, Бельгии или Швейцарии показывает, что такое возможно). Так или иначе, нынешний конфликт на Украине связан с одним из параметров ее национального проекта (языковым). И только. Проект украинской нации как таковой тут не при чем.

В 11 статье Конституции Украины отдельно упомянуты "украинская нация" и "все коренные народы и национальные меньшинства Украины". Эта формула, применима к любому национальному государству.

Нация и народ – понятия нетождественные. Украинское национальное государство строится не этническими украинцами для этнических украинцев. Украинский народ существует много веков, украинская нация и украинское национальное государство — возникают на наших глазах.

По отношению к этому процессу можно занять активную позицию – то есть, быть частью нации, а можно "проживать на территории этого государства". Самопозиционирования — личное дело каждого. В любом случае, украинское национальное государство — достояние всех, кто в нем живет. Но для одних это государство свое, для других – просто "страна проживания".

Не существует инстанции, уполномоченной составлять "списки людей, принадлежащих к нации". Более того, нет никакой необходимости даже в самоопределении – все равно на жизнь конкретного человека это никак не влияет. Речь идет лишь о типе отношений государства и людей, которые в нем проживают.

Национальное государство – это государство, которое не отчужденно от тех своих граждан.

Нация – совокупность граждан отвечающих своему государству взаимностью.

Демократия – инструмент, создающий условия для такой неотчужденности.

Очевидно, что максимальная степень неотчужденности характерна для демократического государства, созданного в результате солидарных усилий всей нации – то есть, для национального демократического государства.

Если же государство учреждается "сверху" (как в большинстве постсоветских стран), то на первом этапе оно не может быть ни демократическим, ни национальным. Дальнейшее — целиком зависит от дееспособности и ответственности элит-учредителей. Если они хотят, начав с просвещенного авторитаризма, построить-таки национальное демократическое государство, то им необходимо вовлечь в процесс государственного строительство всю активную часть общества, убедить людей в том, что это их государство — то есть, сформировать нацию. На следующем этапе действующая власть должна добровольно перейти в "режим сменяемости" – то есть, поставить свое будущее в зависимость от волеизъявления народа. Последний экзамен – безропотный уход, после первых же проигранных выборов.

Если же власть, сказав "А", долго не решается сказать "Б" — нация (властью же сформированная!), решает этот вопрос самостоятельно (своего рода "Тарас Бульба наоборот" – "ты меня породил, я тебя и убью!")

Именно это и произошло в Грузии, Украине и Киргизии в 2003 – 2005 гг.


Оклеветанный народ

Провал национально-государственого строительства в России, свидетелями которого мы являемся, невозможно списать на "плохие стартовые условия".

Россия – мононациональное государство (по данным Всероссийской переписи населения 2002 года более 83% граждан РФ считают себя русскими).

Подавляющее большинство других коренных народов России прочно вписаны в русскую цивилизацию и давно соединили с русским народом свою судьбу.

Национальные меньшинства имеют все возможности как для успешной ассимиляции, так и для сохранения национальной самобытности. Нынешняя напряженность в межнациональных отношениях создана действующей властью искусственно и может быть снята элементарными административными мерами в кратчайшие сроки.

Русский язык, знают и постоянно употребляют в быту не только практически все граждане РФ, но и большинство проживающих на российской территории иностранцев.

Если вспомнить, в каких сложных условиях формировалась национальная государственность Украины и Казахстана, российские "стартовые условия" можно признать почти идеальными.

Не выдерживают критики и ссылки на то, что русский народ якобы "чужд демократии" и нуждается в "сильной руке". Русская история дает гораздо больше оснований считать чуждой русским национальным традициям не демократию, а тиранию.

Демократические традиции Новгородской земли выкорчевывали с помощью террора, плавно переходящего в геноцид, но до конца так и не выкорчевали. Казаки и старообрядцы также сохраняли демократические принципы самоорганизации, несмотря на государственный террор, длившийся несколько столетий. Крестьянские общины, производственные артели, купеческие гильдии, дворянские собрания, земства, попечительские советы, суды присяжных и другие элементы развитой демократии были неотъемлемой частью русской жизни при Романовых. И в советский период, в условиях запрета на все формы политической и экономической активности, было немало элементов народной демократии: институт народных заседателей и товарищеские суды, кассы взаимопомощи и собрания трудовых коллективов, народные дружины и родительские комитеты. Не случайно миллионы русских стали образцовыми гражданами демократических государств, как Ближнего, так и Дальнего Зарубежья. А русскоязычные американцы – одна из самых преуспевающих групп населения в США…

Так что, истинную причину неудачи следует искать не в "недемократичном народе", а в тех политических активистах, которые оказались совершенно непригодными для национально-государственного строительства.


Краткая история провала

Несколько веков взаимного отчуждения (народа от власти, а власти — от народа) сформировали у народа стойкое отвращение не только к сфере политики ("грязное дело"), но, вообще, ко всем формам публичной активности. В результате, наиболее образованные и деятельные люди – потенциальный авангард русской нации — попали в "безвоздушное пространство" между властью и народом. Власть к ним не прислушивалась, народ – не доверял.

Лишенные живой связи с народом и возможности хоть как-то влиять на политический курс своей страны, они выпали в глубокий андеграунд. В итоге, образовались две основные "политические секты" — "западники/славянофилы", "космополиты/почвенники", "либералы/патриоты" и т.д. Они разделили между собой все основные общественно-политические доктрины и к концу ХХ века выработали два взаимоисключающих радикальных "вероучения" – либерал-фунаментализм и национал-патриотизм.

После крушения СССР будущее России оказалось в руках этих "политических сектантов" — других кандидатов на роль авангарда нации не нашлось. И уже через два года дело дошло до кровопролития.

Победившие "либералы" попытались материализовать утопию своей "секты". В ней помимо учреждения основных институтов демократического государства присутствовало безответственное экономическое прожектерство и стремление выжечь каленым железом весь без исключения идейный багаж "патриотов". (см. также статью "Голиаф будет повержен")

Сегодня очевидно, что главные "достижения" того времени времени: "итоги приватизации", создавшие класс олигархов и дискредитация демократии, на которую списали последствия "либеральных" экономических экспериментов. Все разумные элементы довольно бестолковой активности "новейших западников" – экономические свободы, независимость СМИ, демократические институты — на сегодняшний день уже ликвидированы или выхолощены.

Когда наиболее привлекательная госсобственность была поделена, непопулярных "либералов" убрали, а дружный тандем олигархов и чиновников задумался о механизме закрепления выгодного для него статус-кво. На помощь пришли опальные "патриоты" с уже готовым "риторическим оружием" – "имперством", "державничеством", "милитаризмом", "консерватизмом" и "клирикализмом" и пр.

В итоге мы вернулись туда, откуда когда-то стартовали – вновь стали "самым большим осколком СССР". И только.


Работа над ошибками

Сегодня нет смысла говорить об "ошибках", якобы сделанных вначале 90-х. В любом случае, к полноценному национально-государственного строительства "снизу" народ тогда не был готов. В распаде СССР многие тогда видели досадное недоразумение, а не историческую закономерность. А политические активисты были страшно далеки и от народа, и друг от друга.

Ельцин же, при всем желании, был не в состоянии убедить людей в том, что "либералы" из правительства Гайдара строят государство "в интересах народа" — танковые пушки на Краснопресненской набережной и пустые полки по всей стране говорили сами за себя. К тому же, в отличие от освободившихся провинций, метрополия всегда несет на себе клеймо "неудачника". В таких условиях, ни о каком национально-государственном строительстве "сверху" не могло быть и речи.

Но было бы не правильно считать эти годы потерянными. Ельцинщина и путинщина – каждая по-своему — кардинально изменили сознание и политически индифферентного большинства, и политически активного меньшинства. Границы между ними, стали постепенно размываться, а "политические секты" потеряли контроль над своими поумневшими адептами.

"Либералы" перестали говорить о том, что "народ не дорос до демократии", "патриоты" все охотнее пользуются словом "правозащитник". Еще чуть-чуть и мы станем свидетелями массового "братания" вчерашних непримиримых врагов.

"Эльба", на которой должна состояться это "историческая встреча" – национал-демократия.

А между тем, в политику уже вторгается новое поколение, для которого ортодоксальные "демократы первой волны" и "ветераны Русского Сопротивления" – одинаково отвратительные ископаемые. Их не сбивают с толку воспоминания о "золотом советском детстве", тяготы ранней ельцинщины они тоже толком не помнят. Имея перед глазами только путинщину, они рассуждают просто: жить стало хуже, жить стало скучнее, а значит, нам нужна Другая Россия.

Эта "молодая шпана" – прирожденные национал-демократы. Им незачем "брать бритву и править себя" – все и так правильно. От представителей нового поколения требуется только одно – поменьше слушать "ископаемых", и не забывать о том, что будущее принадлежит им.


Национал-демократия: единство противоположностей

В национал-демократии нет ничего нового. Этим путем шли наиболее успешные страны Старого и Нового Света, вся Восточная Европа и наиболее развитые постсоветские государства, уже обогнавшие РФ по всем показателям, кроме объема золотовалютных резервов и экспортной выручки за сырье.

Национал-демократов не смущает тот факт, что все мы — разные, что у каждого из нас есть своя уникальная политическая биография, круг единомышленников, идеологические предпочтения и более-менее сложившееся мировоззрение. Когда разные люди делают одно общее дело, они – нация. А то, что они делают, называется демократией.

Нам не нужна национал-демократическая партия. Не только потому, что она все равно не будет зарегистрирована. Национал-демократия, в принципе, не может собственностью какой-то конкретной партии или группы единомышленников.

Национал-демократы были в России всегда. И во все времена, они были обречены на одиночество и непонимание (Пушкин, Розанов и мн. др.). И "западники", и "патриоты" видели в них: либо предателей, либо "недораскаявшихся" врагов. И только сегодня, когда мы пережили крах "демократии без нации" и смогли оценить всю глубину пропасти, в которую нас толкает новейший "сырьевой авторитаризм", впервые возникли предпосылки для преодоления этого губительного для России раскола. У нас сегодня есть все основания для того, чтобы разрушить до основания "лагерные бараки", по которым нас в свое время развели, и стать, наконец, нацией – коллективным строителем своего государства.

Мы никого не обращаем в свою веру. Стать национал-демократом нельзя. Можно лишь понять, что ты всегда им был. Просто не знал об этом.

Национал-демократия – это открытое предложение, адресованное представителям всех частей политического спектра. Даже убежденным врагам демократии и национальной государственности – имперцам, левым радикалам, этнонационалистам, либертарианцам, клерикалам и др.

Сегодня единственная возможность заниматься политикой, не подвергаясь при этом нападкам и преследованиям – участие в роли статиста в кремлевских провокациях (направленных преимущественно против "Другой России"). Никаких каналов для полноценной трансляции своих идей, и, тем более, возможности участвовать в честных выборах, в нынешних условиях нет, и не предвидится.

Таким образом, восстановление демократических институтов для независимых политических активистов любой окраски – вопрос политической жизни и смерти. А значит, даже ненавидя всем сердцем демократию, вы объективно заинтересованы в ее скорейшей победе.

С другой стороны, мы уже знаем, чем заканчиваются "лабораторные опыты" по выведению стерильной "демократии без нации". А раз так, даже самый радикальный интернационалист должен желать победы именно национальной демократии, так как демократия без нации – легкая добыча для любого, даже самого ничтожного, узурпатора.

В европейских парламентах полно партий, программы которых предусматривают упразднение демократии или немедленный переход к бесклассовому обществу. Русская национальная демократия будет столь же терпима к своим непримиримым противникам. Тем более, что даже самые причудливые убеждения в той или иной степени созвучны национал-демократии.

Скажем, в имперстве, как таковом, нет ничего плохого. Возможно, в далеком будущем русское национальное государство добьется столь впечатляющих успехов, что вновь станет "точкой сборки" постсоветского пространства. Почему бы и нет? Мы лишь утверждаем, что в своем нынешнем состоянии РФ объективно не способна решать "имперские задачи" на постсоветском пространстве. А значит, ставить их бессмысленно.

Клерикалы, ратующие за "особый статус" для православия, тоже правы. В том смысле, что Русская Православная Церковь в своем общественном служении, действительно, должна стремиться к высоким стандартам жертвенности и бескорыстия, которые демонстрировали ее святые подвижники. Люди это, несомненно, оценят, что резко повысит статус РПЦ.

Правы и левые радикалы. В том смысле, что пропасть между богатыми и бедными образовавшаяся в результате незаконных приватизационных сделок, а также повального мздоимства и злоупотреблений чиновников, должна быть немедленно ликвидирована, а система распределения общенационального достояния коренным образом пересмотрена.


Национал-демократия и "Другая Россия"

Итак, национал-демократия – это не идеология конкретной партии, а общая ценностная платформа, позволяющая сформировать из представителей разных политических сил русскую политическую нацию. В свою очередь, русская нация призвана учредить, построить и отстоять русское национальное государство. Очевидно, что для реализации такой задачи идеально подходит формат политического движения. Сетевая структура, подразумевающая заявительных характер вступления и максимальную открытость для совместных действий с независимыми политическими активистами любой окраски.

Пример, "Другой России" показывает, что успех определяется не регистрацией, не идеологией, программой или единым кандидатом в президенты. Главное — избавиться всего того, что мешает "разным людям", объединиться вокруг общего дела — то есть, стать нацией.

Вовлекая в совместную работу оппозиционеров из всех частей политического спектра, проводя "Марши несогласных", "Другая Россия" ломает барьеры сразу в двух направлениях: между активистами из разных политических лагерей, и — между политически активным меньшинством и народом.

Успех "Другой России" обеспечили два обстоятельства:
— абсолютная бескомпромиссность в отношении действующей власти;
— предельная открытость в отношении любых независимых от власти политических сил…

Мы не стремимся конкурировать с "Другой Россией" или ее подменять. Национал-демократы были и остаются ее активными участниками. Мы лишь хотим уточнить свое понимание того, что делает "Другая Россия" (создает русскую политическую нацию), и зачем она это делает (чтобы построить устойчивую демократию).

Национал-демократы считают такое уточнение своевременным и важным именно сейчас — когда мы заставили действующую власть перенести борьбу с "Другой Россией" в публичное пространство.

Один из любимых приемов наших противников – приписать нам заведомо невыполнимые или просто нелепые задачи, а потом объявить о том, что мы не справились с их решением. То численность "Маршей несогласных" оказывается меньше якобы имеющихся у нас завышенных ожиданий. То уход "свадебного генерала" Виктора Анпилова, якобы для нас катастрофа. То Каспарову вдруг устроят "политические похороны". То Касьянова запишут в "дезертиры". Последнее наше "поражение" – выдвижение сразу нескольких кандидатов на президентские выборы. Якобы вопрос стоит так – "единый кандидат или смерть".

Чтобы ликвидировать почву для подобных спекуляций, национал-демократы считают необходимым четко определить свои цели и методы.

Наша цель – содействие формированию русской политической нации, и вовлечение в этот процесс максимального количества людей. Других целей у нас нет. Все остальное – относится к методам.

Участие в "Маршах несогласных" – не цель, а метод мобилизации народа, а также "боевое крещение" для политических активистов и лидеров.

Участие в президентской кампании – не цель, а метод создания "режима максимального дискомфорта" для действующей власти, подтверждение серьезности собственных намерений, а также важный элемент прорыва информационной блокады.

То обстоятельство, что некоторые наши соратники уповают на честный подсчет голосов, до которого кандидат-оппозиционер якобы сможет дойти в качестве фаворита или реального конкурента – нас не смущает. "Другая Россия" уже доказала, что разница во мнениях ее участников – повод не для раскола, а для диалога.

Повторяем: наша цель – не победа на заведомо нечестных выборах, а формирование русской политической нации. И несколько оппозиционных кандидатов для этого не только не только помеха, но и важное подспорье. Каждый из них, на наш взгляд, усиливает коалицию – и Виктор Геращенко, и Владимир Буковский, и Михаил Касьянов. Кроме общих сторонников, каждый из них способен привлечь свою специфическую аудиторию. А значит, в процесс формирования русской политической нации будут вовлечены новые люди.

Даже не согласовавший свою кандидатуру с Кремлем самовыдвиженец Александр Донской – мэр г. Архангельска и, вроде бы, не оппозиционер – наш естественный союзник. Власть подавляет гражданскую активность во всех ее проявлениях, видит в самостоятельности "состав преступления" и применяет к строптивцу те же инструменты, что и к активистам "Другой России". Тем лучше и для Донского, и для нас, и для страны!

Чем больше несогласованных с Кремлем кандидатов, тем больше у власти мишеней, тем быстрее ей придется бегать, больше расходовать патронов, производить больше шуму, больше паниковать. То же самое придется делать и кандидатам от Кремля — зюгановым, явлинским, жириновским и пр. В итоге, торжественный плебисцит "заранее победившего" преемника, запланированный властью, будет превращен в фарс.

Подтверждая неизменное уважение ко всем оппозиционерам, уже выдвинувшим свои кандидатуры и к их сторонникам, мы, в свою очередь, заявляем о выдвижении еще одного кандидата – лидера нашего движения Сергея Гуляева. Мы убеждены в том, что его участие в президентской кампании может привлечь новых людей, до сих пор с относившихся к оппозиции с недоверием. Тем более, что наш кандидат, имеет в своем арсенале оружие, против которого у власти пока нет противоядия – массовые гражданские акции на свежем воздухе.


Наше безнадежное дело

Важнейшим вопросом для оппозиции всегда был и остается вопрос о власти. Как известно, борьба за власть – главная цель любой оппозиционной политический партии. Ту же цель приписывают и "Другой России", забывая о том, что она – не партия, и даже не избирательный блок, а коалиция, объединяющая широкий спектр активистов самых разных политических сил, каждая из которых имеет свое видение будущего страны.

Если бы "Другая Россия", имея такую сложную внутреннюю структуру, вела себя как партия – требовала от своих участников партийной дисциплины, навязывала всем единую программу и боролась за власть — ее бы давно разорвали внутренние противоречия. Но "Другая Россия" – не партия. За власть она не борется. Она борется за право любых партий бороться за власть посредством нормальных демократических процедур: иметь равный доступ к СМИ, упрощенный режим регистрации и участия в выборах на всех уровнях, а также уверенность в том, что голоса избирателей будут подсчитаны честно.

И национал-демократы, как участники "Другой России", тоже борются за это. Мы лишь считаем нужным напомнить главное условие, без которого устойчивая демократия невозможна – опора на нацию.

Многие говорят о том, что цель "Другой России" – "свержение Путина". Это не так. "Другая Россия", как следует из ее названия, борется против искаженного образа своей страны, который начал складываться задолго до прихода к власти Путина и, очевидно, останется после его ухода. Нам нужен не "Путин в отставке" (куда он сам стремится), и даже не "Путин на скамье подсудимых". Нам нужна ДРУГАЯ РОССИЯ. Такая Россия, в которой радостно жить и за которую никому не придется умирать.

И национал-демократам, как участникам "Другой России", нужно то же самое. Мы лишь уточняем: построить такую Россию может только русская политическая нацией.

Приписывая нам желание "свергнуть Путина", многие скептически оценивают наши шансы на успех. Говорят о том, что "силы не равны", что у Путина "высокий рейтинг", что нас "никто не знает", а те, кто знает – "не доверяют".

В конце 80-х в Восточной Европе, республиках Прибалтики и других составных частях СССР диссидентам, наверное, приходилось слышать то же самое. Скептики не понимают, что наша "бессмысленная борьба" с неизмеримо более сильным противником имеет прикладной характер. Так мы готовим народ к активному участию в строительстве современного национального демократического государства, и выявляем лидеров нового типа, которые не повторят ошибки "либералов" и "патриотов" 80-90-х годов.

Путинская РФ – это карикатура на СССР перед его крушением. Не надо придавать значения "нефтегазовому блеску" в глазах власти и золотой пыли, которую она пытается пустить нам в глаза. Перед нами еще более хрупкая и несовершенная конструкция, чем горбачевский СССР. Ее может убить любой "насморк": колебания нефтяных цен, внутриэлитные разборки, управленческий хаос, помноженный на ветшающую инфраструктуру – что угодно. Отрезок времени оставшийся до его неизбежного крушения может оказаться даже короче, чем мы думаем.

Нужно торопиться, пока гадина еще дышит. Ее агония должна стать родовыми схватками новой русской политической нации. А день смерти гадины – Днем Рождения Нового Русского Национального Демократического Государства.

Оригинал этого материала опубликован на ленте «Назлобу.ру».

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.