16+
Аналитика
22.07.2019
Компенсационные решения, заложенные в проектную документацию, должны быть адекватны стоящим вызовам.
10.07.2019
РПЦ претендует на имущество, которое должно быть доступно всем.
19.07.2019
Культурная и общественная жизнь в Выксе соответствует критериям качества облцентра.
18.07.2019
Правоохранительные органы получают все более и более жесткие установки по взиманию недоимок.
12.07.2019
Изменение принципов формирования Общественной палаты Нижнего Новгорода – грубейшая ошибка.
12.07.2019
При сохранении политического монополизма коррупцию победить нельзя.
12.07.2019
Общественная палата стала институтом развития человеческого капитала в Нижнем Новгороде.
11.07.2019
Задача снижения числа бедных и крайне бедных решаема и в архаичной экономике.
11.07.2019
Общественная палата Нижнего Новгорода не сумела стать центром городской модерации.
10.07.2019
Передача РПЦ Нижегородского острога у многих вызовет недовольство.
09.07.2019
Мнениям о проекте нижегородского низконапорного гидроузла не хватает просчитанной доказательной базы.
3 Июля 2007
80 просмотров

Ради чего работать?

Петербургский писатель Вячеслав Рыбаков — один из самых «политических» литераторов нашего времени, патентованный возмутитель спокойствия и патриот высокой пробы. Одним из первых в современной литературе он понял правду имперской идеи. Одним из первых он осудил разрушительную деятельность либеральной интеллигенции.

И он же, одним из первых, обратился к новой этике русского патриотизма. Не социальный переворот с морями кровищи, не маршировка с устрашающими лозунгами и не погромы инородческих лавочек на рынке, нет. В новом романе «Звезда Полынь» Рыбаков призывает к самостоятельному творчеству все живое, все поднявшееся за последние годы после «великой зимы» 1990-х. Наперекор всему — беснованию либеральных СМИ, рифам рыночной экономики, противодействию внешнего фактора, правительственной невнятице, — группы мыслителей должны везде, где только можно, переходить к усиленной мыслительной работе, к выработке новых концепций, к восстановлению научно-технических школ и продолжению разработок.

Это очень правильный призыв. Пока Россия сохраняет достаточно мощную интеллектуальную среду, пока в стране остается немало не разъехавшихся за длинным баксом мозгов, она может подняться именно на кипении творческой стихии. Нельзя выть об утраченной судьбе, нельзя покоряться! Не стоит складывать руки и сидеть сиднем, заливая водкой утраченные годы. При любых обстоятельствах — работать, творить.

По ходу действия создается полугосударственная корпорация. Она строит городок, упрятанный в глухомани. Там собраны гении, и они составляют новый научно-технический центр по освоению космоса. С точки зрения питерского писателя, космическая идея по-прежнему может увлечь многих, рентабельна в меркантильном плане и, кроме того, настолько многогранна, что может «подтащить» к себе многое другое.

Рыбаков четко показывает: во-первых, развитие подобного рода проектов, рассчитанных на долгую перспективу невозможно без инициативы русских предпринимателей. Те из них, кто помнит о благе страны, те ростки «ответственной» или, иначе, «солидарной» буржуазии, будущей силой которых грезит национальный интеллектуалитет, могут быть заражены пафосом хайтековских достижений, к которым шел поздний СССР.

Ведь это красиво, а русский миллионер — не столь карикатурная личность, чтобы откликаться только на звон бабла. Восхищение такой красотой ему не чуждо. Вот отрывок из диалога двух… э-э-э… как сейчас говорят? «русских православных олигархов»:

«— Что проку искать какую-то там национальную идею? Вот если появится ради чего РАБОТАТЬ…

— Работают обычно ради денег.

— Да, конечно, но если принять, что работают ТОЛЬКО ради денег, тогда мы упремся в ту вонючую истину, которую нам навязывают: нет позорных работ, есть лишь позорные зарплаты. Киллер получает больше хлебороба или ученого? Долой хлеборобов и ученых, там позорно, айда в киллеры…

— Кажется, понимаю, что вы хотите сказать…

— И это обязательно должна быть в высшей степени хайтековская задача. С одной стороны — достаточно масштабная, чтобы вовлечь не десятки людей, а хотя бы десятки тысяч. А с другой — предельно высокотехнологичная. Чтобы, ухватившись за это зернышко, и всю экономику помаленьку вытянуть. Можно, конечно, согнать миллионы людей рыть канавы, чтобы повернуть реки вспять. Но тогда через десяток лет мы окажемся вообще голыми и босыми… Высокотехнологичная — и в перспективе очень-очень прибыльная. Чтобы покончить, наконец, с этим нефтегазовым позорищем!»

Во-вторых, в русской православной традиции содержится духовная составляющая, не позволяющая населению страны прокиснуть от долгого сидения на месте, без движения, без творчества. Это апокалиптическое стремление увидеть «новое небо» и «новую землю», когда-то подстегнувшее колонизацию бескрайних пространств русского севера и Сибири. А, значит, и в нынешней ситуации существует канал, по которому можно направить интеллектуальные силы России на научно-техническое развитие.

Один из персонажей романа рассуждает: «Новое небо и новая земля… Вот что на самом деле получается у нас лучше всего… Вот что за маяк светит нам спокон веку. Вот что за жажда ведет по свету и дарит топливо мыслям и мышцам. Дает корень всему, от литературы до космонавтики, не говоря уже о попытках реформ».

Над страницами романа витает великолепная авторская интуиция, предъявившая потаенную правду нашего времени. Огромное количество интеллектуалов сейчас как будто погрузилось в полусон. Не работают на полную катушку. Выживают в условиях тесных и некрасивых. Отстраняются от жизни или понемногу жертвуют собственную личность мелкобытовой суете в повседневных конфликтах. Тысячи, десятки тысяч хотят получить большое настоящее дело. Послужить своей стране. Сдвинуть с мертвой точки великие задачи, брошенные когда-то за рыночным недосугом. И вся их огромная творческая сила, дай ей только шанс, устремится ввысь, будто пружина, сжатая до отказа, а потом отпущенная. И если правящая элита не созрела или вообще не из того материала создана, чтобы дать этой накопленной энергии настоящую цель, то пускай хотя бы отечественные предприниматели потихоньку, таясь и отбивая наскоки, привлекая к нефальшивому делу изголодавшихся по серьезной работе людей, примутся разбаррикадировать дорогу в будущее.

Ведь космос у питерского фантаста — это и есть будущее. Мечта не умерла, есть надежда! Вот правда, которую сумел сказать Рыбаков.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
09.07.2019
Рост обеспеченности нижегородцев жильем обеспечен несколькими факторами.
09.07.2019
Пока не даны четкие ответы на вопросы нижегородцев, строить низконапорный гидроузел нельзя.
08.07.2019
Задача возвращения нормального судоходства на Волге требует компромиссов.
08.07.2019
Дзержинску необходима хорошая система канализации и водоочистки.
Подборка