16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
19 Мая 2009 года
219 просмотров

Раскол младоконсерваторов

Я воспринял появление в «Русском журнале» статьи Михаила Диунова «Младоконсерватизм.
Его история, его значение» как своего рода приглашение к дискуссии. В сущности,
автор статьи предложил свою версию истории весьма крупного интеллектуального
течения современной России, представив его через людей, которые сейчас сидят в
офисах редакций, публикуют книгу за книгой, статью за статьей, а время от
времени появляются на митинговой трибуне. Всё это люди с именами – кто-то с
большим, кто-то с меньшим, не суть важно. И Михаил Диунов попытался описать то
единство, которое делало из этих разнородных персон неформальное сообщество в
течение многих лет и те факторы разлома, которые разрезали общину
младоконсерваторов на несколько фрагментов…

Четыре года назад я ввел этот термин в политологический обиход (статья «Общее
“да” и частные “нет” младоконсерваторов России»), появившаяся 5 июня 2005 года
на электронном ресурсе kreml.org). Само явление младоконсерватизма,
действительно (прав Диунов) уходит корнями во вторую половину 90-х, когда
патриотически настроенные интеллектуалы (еще не национально-ориентированные –
по тем временам слово «национально» являлось полузапретным) принялись считать
варианты будущего. В духе: «Так жить нельзя. Надо как-то выкарабкиваться из
этой ямы. Надо поднимать голову…».

И всё, что относится к ранней истории младоконсерватизма, Михаил Диунов
изложил довольно точно. Его можно упрекнуть лишь в том, что он циклится на
нескольких крупных фигурах, не видя богатого разнотравья людей соответствующего
склада. Не упомянуты, например, крупный историк и критик Сергей В. Алексеев,
замечательные писатели Ольга Елисеева и Наталья Иртенина,
известный писатель и публицист Кирилл Бенедиктов и т.п. Для более
позднего периода совершенно упущена автором деятельность Лиги консервативной
журналистики, созданной в 2006 году Павлом Святенковым, Виктором
Милитаревым
, Татьяной Шлихтер и мной. Это была, кажется, последняя
крупная ставка на широкое объединение младоконсерваторов, исповедующих разные
взгляды – от «националистов крови», до православных имперцев, от «новых
красных» до тех, кто умеренно признает демократические ценности. Ставка эта до сих
пор, между прочим, не снята с игрового стола. Несколько сильных
младоконсерваторов было притянуто к «Народному собору», который также никуда не
делся и активно действует.

Но все эти маленькие придирки, в сущности, не столь важны. Сколько их было –
двадцать пять или тридцать пять – заметных младоконсерваторов? Да велика ли
разница! Гораздо важнее, почему началась дезинтеграция сообщества. И в
этом вопросе Михаил Диунов, перечисляя причины, на мой взгляд, упускает
главную. Младоконсерватизм прожил весьма долго в относительно цельном
состоянии, главным образом, благодаря тому, что жизнь России на протяжении
бОльшей части нулевых протекала по «путинскому плато». Чудовищные 90-е ушли в
прошлое, в стране наступила относительная «стабилизация» — голодная, злая к
провинции, удержавшая у власти множество гнездецов царя Бориса, неровная в
интеллектуальном смысле – да! Но всё-таки это была передышка для всей страны. И
даже повеяло какими-то «национально-ориентированными» надеждами, даже слово «национальное»
вышло из-под спуда.

И… и… пшик. Надежды оправдались процентов на двадцать (и это несколько
оптимистичная, на мой взгляд, оценка). Лозунги национального строительства в
жизнь не вросли. А потом – кризис, «либеральный реванш» и т.п. То, что правило,
легло. Под лежачий камень, конечно, вода не течет, но ведь камень этот – самая
бесполезная недвижимость.

Младоконсерваторы разошлись и всё дальше расходятся из-за этого самого
пшика. Они ведь в большинстве случаев были государственниками и возлагали на
политэлиту определенные надежды – в частности, ждали и жаждали ее решительного
перехода к национальному прагматизму на деле, к более значительным шагам
навстречу Церкви, к здравому автаркизму, к социально-ориентированной политике.
По большей части пунктов – не дождались. И вот государственнические
настроения у многих сменяются антигосударственническими
в самом прямом
смысле этого слова.

Вкратце: ждали, что государство совершит серьезный поворот. Оно не сделало.
Значит, правящая политэлита не способна его провести. Различные группы
младоконсерваторов сделали из этого принципиально разные выводы.

Одни определились раз навсегда: не нужна эта элита, надо ее менять, и если
ради ее демонтажа и реконструкции высших эшелонов власти надо пойти на
социальную смуту, значит, пусть будет смута! Чем раньше она начнется, тем легче
и бескровнее пройдет.

Другие полагают, что в случае смуты не о каком «бескровии» или «малокровии»
речь быть не может: в России так не бывает. Бойня. Революции. Тысячи, миллионы
трупов, полное разрушение инфраструктуры, распад государства Россия. И,
разумеется, наибольший урон будет нанесен самому русскому народу, ради которого
якобы все это затевается. А также Русской Православной Церкви – также под
лозунгами «обновления церковной жизни».

Поэтому у тех младоконсерваторов, которые остались государственниками,
сейчас в арсенале три «маршрута»:

а) Работа с наиболее здоровыми секторами существующей политэлиты в духе
привлечения их на национальный путь;

б) культурное охранительство;

в) попытки создать влиятельные общественные организации.

И это главное противоречие внутри младоконсерватизма – между «революционерами»
и «охранителями» (в реальности не очень-то точно эти слова передают суть
дела, но ничего лучшего нет) – заставляет круг людей, когда-то принадлежавших одному
сообществу, размыкаться всё дальше и дальше…

Сама жизнь, может быть, решит эту проблему. И не дай Бог, чтобы она была
решена радикальным способом – с кровью и мозгами по асфальту.

Оригинал этого материала
опубликован в Русском журнале.

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.