16+
Аналитика
27.03.2020
Снижение интенсивности движения общественного транспорта в Нижнем Новгороде – мера вынужденная.
25.03.2020
Мэрия должна помнить, что «Нижегородский водоканал» это муниципальная служба, от которой зависит жизнеобеспечение города.
27.03.2020
Родительский контроль вместе с Роспотребнадзором могут добиться должного качества питания.
26.03.2020
Отсутствие системного подхода в Нижнем Новгороде накладывается на элементарную бесхозяйственность.
26.03.2020
Важно не столько вылечить заболевших, сколько не допустить дальнейшего распространения коронавируса.
25.03.2020
С тонкой кишкой - и не надо, вы - не лидеры, не борцы; оставайтесь всегда дома.
24.03.2020
Ответственность за оползень на Похвалинском съезде лежит на администрации Нижнего Новгорода.
24.03.2020
У потери внутренней связанности региона есть положительная сторона.
23.03.2020
Достаточно скоро кто-то победит коронавирус и повесит медаль себе на грудь.
23.03.2020
На собственные средства регион очистить всю Бурнаковскую низину не сможет.
20.03.2020
Оползень на Похвалинском съезде это следствие действий ДУКа.
20.03.2020
В  ближайшие три-четыре года мы увидим в мире кардинальные изменения. Средний класс будут «сдувать».
20 Сентября 2013
110 просмотров

Развод по-государственному

Дискуссия вокруг того, что мой уважаемый коллега Евгений
Семенов назвал «аверинским отскоком», лично мне интересна не тем, что один из
замов губернатора ушел в отставку и снова вернулся. Мне гораздо интереснее, как
ведут себя в такой ситуации критики власти. А они набросились на губернатора и
на его зама за то, что Аверин, по существу, привел анкетные данные в
соответствие с новыми требованиями закона.

Не знаю, можно ли предъявить Антону Аверину какие-то серьезные
обвинения. Не готов об этом говорить, потому что, с одной стороны, в СМИ и в
блогосфере много чего сказано о конфликте интересов и об имуществе, но, с
другой стороны, никаких претензий со стороны правоохранительных органов не
сформулировано. И в такой ситуации я бы предпочел сам и посоветовал коллегам не
торопить прокуратуру и другие компетентные органы и руководствоваться принципом,
гласящим, что никто не может быть признан виновным иначе, как по приговору
суда, вступившему в законную силу.

Поэтому сейчас я выношу за скобки всю неоднозначную и пока не
получившую правовой оценки информацию и буду говорить
только об уходе и возвращении Аверина.

Мы с Шанцевым своих не сдаем

Начну с оценки позиции губернатора. В марте 2012-го на первой
же встрече Валерия Шанцева с политологами, на которую меня пригласили по
возвращении в Нижний Новгород, я задал Валерию Павлиновичу вопрос о коррупции. И
губернатор прямо выразил свою позицию, вполне понятную. Он сказал, что будет
работать с профессионалами, которые устраивают его по деловым и личным
качествам, до тех пор, пока не будет предъявлено конкретных фактов, получивших
правовую оценку.

Даже оппоненты Шанцева признают, что губернатор «своих не
сдает», и такая позиция, по крайней мере, понятна. Я сам руководитель, хотя и
не губернатор. Но мне тоже приходится отстаивать сотрудников, которыми кто-то
недоволен. В августе и сентябре от меня несколько раз требовали уволить
журналиста, который появляется на чиновничьих совещаниях не в том виде, да еще
с игрушечным медведем, и задает неудобные вопросы. Вы же понимаете, что я
такого журналиста ни за что не уволю, потому что он профессионал, и делает свое
дело. И если губернатор считает, что его зам профессионал, справляющийся с
работой, то мне такая позиция вполне понятна.

Насколько я знаю из СМИ, целый депутат Госдумы направил в
прокуратуру документы, на основании которых предполагает нарушения в работе Антона
Аверина. Ну так вот и давайте дождемся ответа прокуратуры. А пока официальных
претензий нет, губернатор вправе доверять своему заму и разделять с ним
политическую ответственность.

Меня так научили

Теперь об уходе и возвращении Аверина. Пишут, что за время
отсутствия на госслужбе он развелся. Но если так, то он просто выполнил новые
требования закона. Выполнил формально. Но и требования ведь формальные.

И вот тут я не согласен с теми, кто критикует Шанцева и
Аверина, а также и депутатов, среди которых тоже появились разведенные.
Напомню, что я открыто и последовательно выступал и выступаю против закона,
фактически запрещающего чиновникам и их женам иметь недвижимость и счета за
границей. Мне этот закон не нравится по трем причинам. Во-первых, он ущемляет
права человека и гражданина. Я не понимаю, на каком основании законодательно
ограничиваются права собственника и права доступа к государственной службе, и
никто мне этого пока не объяснил.

В 2005 году я получал очередное высшее образование, на сей раз,
по конституционному праву и государственному строительству, и профессор
Головин, заведующий профильной кафедрой Академии госслужбы и главный в городе
спец по закону о госслужбе, убедительно доказывал нам, что с коррупцией
бороться, конечно, надо, но при этом никак нельзя ограничивать право чиновников
и их родственников владеть недвижимым и движимым имуществом как в России, так и
за рубежом. И мы должны были объяснять, каким статьям Конституции и каким
нормам федеральных законов такое ограничение противоречило бы, если бы оно
появилось.

Любовь без обязательств

Во-вторых, мне не нравится, что из-за такого ограничения
успешные люди должны делать выбор между госслужбой и собственностью. Потому что
кто-то выберет госслужбу, отказавшись от загранимущества де-факто или де-юре,
но кто-то откажется идти на работу в госорганы. Вот как хотите, а мне не
нравится, что Михаил Прохоров не смог участвовать в выборах мэра Москвы.

Понимаю, что при разработке закона имелась в виду борьба с
коррупцией. Но я готов привести в пример самого себя. Я не коррупционер, и не
богач. Хожу по городу пешком, или езжу на троллейбусе и на маршрутке. Живу с
мамой в хрущевке. Чувствую дискомфорт, когда беру билеты на «Сапсан» в
последний момент, и приходится ехать бизнес-классом. Мои симпатии на стороне
бедных людей и среднего класса. В 2011-м мне пришлось оформиться на госслужбу.
Я тогда работал в Союзе садоводов России, и, чтобы отстаивать интересы 20
миллионов простых садоводов и огородников, действительно имело смысл стать
помощником депутата Госдумы на постоянной основе, а не на общественных началах.

Но вот если я, к примеру, женюсь, и у супруги окажется
загранимущество, пусть даже небольшой домик, или квартира, или счет, то дорога
на госслужбу будет мне закрыта, во всяком случае, не быть мне ни депутатом, ни
замом губернатора. По-моему, это не нормально, поскольку база рекрутирования
кадров госслужбы существенно сужается количественно и качественно.

Последняя фраза – это снова из того, что профессор Головин в
подкорку нам впечатал. А в переводе на обычный язык получается, что
госслужащими могут быть только люди, не состоявшиеся, как бизнесмены, не
заработавшие загранимущества своим талантом и трудом (наши чемпионы, выдающиеся
артисты и музыканты с мировым именем, переводные писатели, светила науки –
многих из них получали призовые и гонорары за границей и там же эти деньги и
вложили). Даже мужчины, в которых влюбилась француженка, итальянка или румынка,
не могут быть призваны на госслужбу, потому что у жены-иностранки почти
наверняка есть что-то за рубежом. Ну, или надо объяснять любимой, что в России
такие законы, которые способствуют гражданским бракам и фиктивным разводам.

Двадцать лет спустя

Наконец, в-третьих, я с самых первых комментариев к закону,
когда он был еще законопроектом, говорил, что новые нормы легко обойти, и что
после вступления закона в силу покатится волна депутатских и чиновничьих
разводов. Так что не надо удивляться – люди, работающие на госслужбе, просто
чистят анкеты. Это, конечно, явный анахронизм, но от времени отстал и сам
закон, насквозь формальный и неэффективный.

Если уж мы хотим бороться с коррупцией, то не надо придумывать
что-то новое и экзотическое. Давайте лучше использовать уже имеющиеся
инструменты. Нам нужен независимый суд, а его пока, на мой взгляд, у нас нет.
Нам нужна прокуратура, свободная от политического давления, но такой нет пока
не только у нас, но и во многих вполне цивилизованных странах.

Но – главное – нам нужны развитые и влиятельные институты
общественного и парламентского контроля. Чтобы чиновники в погонах и без погон
не отделывались отписками в ответ на депутатские запросы. А для этого нам надо
развивать реальную политическую конкуренцию и многопартийность. Согласен, все
это долгие процессы, на них потребуется не меньше двух десятилетий. Но те же
отговорки я слышал и два десятилетия назад. Так что шагать в правильную сторону
надо сегодня, а в неправильную сторону шагать не надо, даже в интересах
политической конъюнктуры.

Вот поэтому я и не буду критиковать Аверина за то, что он
развелся, чтобы остаться на госслужбе. Пусть его за это жена критикует. А я
просто скажу, что чиновник выполнил требование закона. Требование, на мой
взгляд, бессмысленное. Но бессмысленный закон – тоже закон. И уж если я буду за
что-то критиковать Антона Аверина, то уж точно не за «аверинский отскок».

По теме
19.03.2020
Развлекательные объекты появляются в Нижнем Новгороде только за счет уменьшения парковых зон.
19.03.2020
Для кого мэрия настойчиво пытается протащить ненужные горожанам объекты в «Швейцарии»?
18.03.2020
Нижегородские региональные операторы пытаются выжать из «мусорной» реформы максимум доходов.
18.03.2020
«Нижегородпассажиравтотранс» решает проблему неэффективного управления за счет горожан.
Подборка