16+
Аналитика
20.11.2020
Рейтинг «вымирающих городов» Варламова – не более чем попытка напомнить о себе.
20.11.2020
Требование «За правду» убрать лоббистов «ТНС энерго» из думы Нижнего Новгорода — совершенно справедливо.
19.11.2020
Не стоит всерьез воспринимать выводы Варламова, сделанные без всякой методологии.
12.11.2020
И Нижний Новгород является одним из центров динамичного развития на этом направлении.
11.11.2020
Нижегородская область названа в числе лидеров по поддержке креативных индустрий, но нам еще есть куда стремиться.
03.11.2020
«Пирог» постоянно сужается, и все, кто желает от него урвать, идут туда, где есть «живые» деньги.
02.11.2020
Каждый, кто имеет дело с платежами граждан, стремится нагреть руки на этих деньгах. Именно это произошло с «ТНС энерго».
30.10.2020
Мобилизация проверенных временем политических тяжеловесов  повышает доверие населения к власти.
30.10.2020
Запрос на государственно-национальную идеологию в обществе необычайно высок.
29.10.2020
Но партии Захара Прилепина еще предстоит проделать серьезную работу.
12.10.2020
Зотову предстоит решать ключевые задачи, связанные с привлечением инвестиций.
12.10.2020
Назначение Андрея Черткова должно привести к решению проблем Кстовского района.
11 Сентября 2013 года
164 просмотра

Разжигание вражды всех против всех

От редакции

Вчера, 10 сентября в Нижегородском районном суде прошло
очередное заседание по обвинению активиста «Другой России» Юрия Староверова в
«причинении боли» прапорщику ОМОНа Игорю Лебедеву на митинге 15 сентября 2012-го
года.

В ходе судебного заседания был допрошен очередной свидетель
обвинения — сержант ОМОНа Алексей Борисов, напарник «пострадавшего» прапорщика
Игоря Лебедева. Борисов дал показания, противоречащие тем, которые он дал на
стадии следствия, а также показаниям свидетельницы обвинения Веры Исмятулиной,
допрошенной на прошлом заседании в конце августа.

Судья Шутов по окончании допроса «для устранения неточностей»
зачитал Борисову ранее данные им свидетельские показания, что прямо запрещено
УПК. Оглашение показаний свидетеля допускается лишь в случае существенных
противоречий с показаниями, данными в суде. А в ходе проверки следственного
комитета по событиям 15 сентября Борисов несколько раз менял позицию.

Происходящее на этом процессе все более подрывает в
гражданах веру в справедливость судов.

Нужно прибавить к этому и то, что согласно не так давно
проведенному в 130-ти населенных пунктах 45-ти регионов России опросу
«Левада-центра», россияне не верят в справедливость правосудия в своей стране: 61%
россиян уверены, что обычный человек, обратившись в суд, не может рассчитывать
на справедливое решение. С ними не согласны всего 27% респондентов.

Исследование также показало, что россияне скептически
относятся и к суду присяжных: по мнению трети опрошенных (32%), он неопытный и менее грамотный, на него можно влиять. В том, что такой суд справедливее и
обвинительные приговоры будет выносить независимо, уверены 23% опрошенных. Для
каждого четвертого суд присяжных ничем не отличается от обычного (26%).

Накопление пессимизма

Неверие в судебную систему можно рассматривать как
своеобразное накопление пессимистических настроений в обществе. При этом, как
правило, накопление в обществе пессимизма ведет к определенным разрушительным
общественным процессам.

Но я лично вижу в современном российском обществе не только
пессимизм в отношении судебной власти. Налицо вообще пессимизм по отношению
общества к самому себе, пессимизма общества, направленного к обществу же.

Я на самом деле очень удивлен, если не сказать шокирован, тем, насколько
наше общество сейчас жаждет репрессий. Проявляется это по-разному, но очень во
многих сферах нашего общественного бытия.

Я смотрю различные форумы в интернете, я слушаю различные
радиопередачи, пока еду в машине, например, на радио «Вести ФМ» — такие
передачи, в которых постоянно предоставляют возможность гражданам говорить в
микрофон по поводу каких-либо общественно значимых проблем.

И создается впечатление, что 99 % населения — по крайней
мере, того населения, которое «звучит», которое постоянно озвучивает позицию по
тому или иному вопросу, — считают, что любая проблема должна решаться путем
ужесточения каких-то репрессивных мер. Мигранты — ужесточить, наркомания —
ужесточить, ДТП — ужесточить. И — по крайней мере, у меня — создается впечатление,
что у нас подавляющее большинство граждан хочет едва ли не того, чтобы по всем
статьям уголовного и административного кодексов были
предусмотрены расстрелы.

Нарушил правила дорожного движения, пересек, например, двойную
сплошную линию — следует отобрать права на вождение автомобиля на всю
оставшуюся жизнь. А если, не дай Бог, еще и деревцо при этом сломал, — то,
значит, все: следующая более строгая санкция — расстрел. Создается впечатление,
что общество верит: через такие санкции можно решить все проблемы. И уже завтра
у нас не будет наркомании, люди перестанут гибнуть в автомобильных авариях,
перестанут пьянствовать, продукты перестанут дорожать и мигранты научатся себя
хорошо вести.

Буквально все проблемы якобы можно решить репрессиями. Какая у
нас проблема ни возникает — тут же следует универсальное решение: ужесточить
уголовную ответственность, причем ужесточить самым нелепым образом.

Создается впечатление, что власть только и ждет подобной
реакции общества. Что власть сразу идет возбужденным гражданам навстречу: вы
только посмотрите, какие у нас в последнее время принимаются законы — волосы
дыбом встают! По большей части, все они репрессивны.

Я не думаю, на самом деле, что власть здесь идет навстречу  пожеланиям
общества. Я думаю, что это некий индуцированный процесс, процесс, наведенный
извне: это — некая реклама, которая идет от государства и навязывается
обществу.

У нас государственные чиновники, депутаты Государственной Думы
РФ постоянно через средства массовой информации озвучивают некую позицию,
борясь за свою популярность самым дешевым или, наверное, более правильным будет
сказать, самым рентабельным способом. Им нужно потратить как можно меньше
денег, но при этом получить как можно больше приверженцев, приобрести как можно
больше голосов на очередных выборах, подняться на какую-то более высокую строку
в партийных списках, чтоб стать более влиятельным человеком в своей партии.

Как это делается? Нужно стать более популярным среди каких-то
определенных слоев населения. И вот выступает по радио некий депутат, который
говорит, что он защищает права пенсионеров и говорит при этом, что нужно
ужесточить уголовную ответственность за мошеннические действия в отношении
пенсионеров.

И говорит он абсолютный бред. И он прекрасно понимает, что
говорит бред, потому что сам является, наверное, вменяемым человеком с высшим
образованием. Однако несет абсолютную околесицу. Но для большинства
пенсионеров, которых уже не один раз «развели» на деньги в той или иной форме, этот
бред кажется правдивым.

Пенсионеры ведь действительно бывают обмануты — и
неоднократно, и на каждом шагу. Чем у нас, например, забивают письменные ящики?
Всякими играми — «сегодня купишь чайник, завтра получишь в подарок автомобиль».
И наши пенсионеры, которые уже на всех «пирамидах» неоднократно пострадали и с
каких «пирамид» они только не упали, тем не менее, продолжают покупать эти
чайники, какие-то биодобавки, от которых завтра они должны сразу помолодеть на
50 лет — и прочее, и прочее.

А тут вот, наконец-то, нашелся человек, который вспомнил о том,
что пенсионеров периодически «кидают» — и говорит, что вот, оказывается, их как
нужно защитить-то!

Идет постоянная реклама репрессий

Некая жажда возмездия, которая возникает у любого человека,
который когда-то пострадал, живет в наших пенсионерах — а тут вот какой-то
депутат очень понятно и очень уверенно говорит, что всех мошенников нужно не на
пять лет сажать, а на 15. То, что сейчас таких вот мошенников не сажают и на пять
лет и не будут, тем более, сажать на 15 — до этого уже мало кто доходит. Важно
получить непосредственный эмоциональный отклик.

Все это — некий конкретный пример. Но на самом деле такие
настроения и установки действительно имеют место быть: все это — какая-то
реклама репрессий с высших этажей власти, транслируемая в слои низшие. И она
звучит в нашем государстве, в нашем обществе постоянно.

«Вот посмотрите на негодяя, который насмерть сбил такую
замечательную актрису, посмотрите, какая она была замечательная, посмотрите,
какой он негодяй! И надо немедленно в полтора-два раза повысить сроки
наказания. Давайте мы за неумышленное убийство в результате
дорожно-транспортного происшествия будем давать сроки заключения в полтора-два
раза выше, чем за умышленное».

То есть, у нас дошло до парадоксов. Кто-то там, например,
напился и надебоширил в самолете, летящем из Турции в Россию — так давайте
примем законы такие, словно у нас исключительно пьяные дебоширы летают в
самолетах! Законы принимаются постоянно — причем все вот такого рода,
репрессивного. Я это вижу каждый день — и по радио, и по телевизору, и в
интернете.

Идет постоянная реклама репрессий. И наш народ, который,
скажем так, исторически вообще склонен верить в справедливость некоей очень
сильной центральной власти, достаточно легко на подобные вещи «ведется»: он
сейчас ходит и тоже требует наркоманов расстреливать, распространителей
наркотиков — четвертовать публично, как я сегодня слышал.

И на самом деле дело не только и не столько в пессимизме
людей, связанном с судами: это — некое разжигание социальной вражды, разжигание
недоверия граждан друг к другу. По сути дела, это разрушение самой ткани
общества.

Власть поступает с законом очень небрежно

В чем же причина разжигания подобной вражды?

Я, на самом деле, не верю ни в какие теории заговора. Тем
более — так хорошо осуществленные. Но то, что общество «разогревается» подобным
образом, что все натравливаются на всех — это совершенно очевидно.

Сегодня слушал передачу по радио. В эфире прозвучало звонков
15 и все люди говорили, что нужно табак приравнять к алкоголю, алкоголь — к
наркотикам и ответственность за все это нужно ужесточить. Даже ведущий
недоумевал: «Вы что, вы это всерьез?!». Да, всерьез. «Но мы же тогда посадим вообще
всех, у нас же все вроде бы как пьющие?! Вы действительно предлагаете за это
сажать в тюрьму?». И люди отвечали: да, всерьез, надо сажать.

При этом неверие в правосудие очень часто ведет к самосудам. В
последнее время это стало особенно заметно.

Тут можно выделить две составляющие. Во-первых, это неверие в
суд, а во-вторых — это неверие в закон. То есть, люди не верят в существующие
законы — это раз. Людям постоянно — постепенно, но очень последовательно, —
внедряют в головы мысль о том, что закон соблюдать вовсе не обязательно:
гораздо важнее некая общая справедливость.

Наша власть поступает именно так. Она нарушает собственные
законы, она их перекраивает в угоду сегодняшнему дню или какому-то эксцессу,
который произошел сейчас и который еще 25 лет не повторится, — в итоге власть
поступает с законом очень небрежно. Но оправдывает себя, каждый раз при этом, видимо,
тем, что зато это вот «по жизни правильно».

Это вот «правильно по жизни», это «правильно исходя из
сегодняшней политики», это «правильно по-пацански», это правильно как-то там еще.
И такая логика звучит каждый раз и от законодательной власти, и от президента
России, и от его присных. В том числе — и от генерального прокурора и от
руководителей каких-то крупных органов и ведомств.

И чего мы при этом хотим?! У нас и так не больно-то законопослушный
народ, скажем так. Не от того, что он такой генетически, но как-то не с чего
ему было быть особенно законопослушным — у нас это было как-то непопулярно в
последние сто лет. А тут еще власть в последние пять лет регулярно
демонстрирует, что справедливость гораздо важнее, чем закон и ради
справедливости можно закон если есть время, то поменять, а если времени нет, то
просто наплевать на него и сделать так «как надо».

А почему люди должны думать как-то по-другому? В отличие от
депутатов, они эти законы не принимали и считают их глупыми и несправедливыми —
и так далее. И самосуды — это не какое-то отдельное явление. Это результат,
во-первых, натравливания людей друг на друга, а во-вторых — демонстративного
неуважения к закону, в том числе — и со стороны власти. Это и результат, в том
числе, неверия в общественные и государственные институты. Верить тут в
какую-то абсолютно справедливую личность для народа оказывается проще, чем в
закон — к большому сожалению. Потому что закон должен оставаться законом.

По теме
08.10.2020
Назначение Черткова говорит о планах по всестороннему развитию Кстовского района.
08.10.2020
Усиление масочного режима поможет снизить уровень заболеваемости в регионе.
02.10.2020
Станет ли более эффективной мэрия, освобожденная от забот об общественном транспорте?
02.10.2020
Нижегородская область успешно сотрудничает с госкорпорациями в высокотехнологичных проектах.