16+
Аналитика
22.07.2019
Компенсационные решения, заложенные в проектную документацию, должны быть адекватны стоящим вызовам.
10.07.2019
РПЦ претендует на имущество, которое должно быть доступно всем.
19.07.2019
Культурная и общественная жизнь в Выксе соответствует критериям качества облцентра.
18.07.2019
Правоохранительные органы получают все более и более жесткие установки по взиманию недоимок.
12.07.2019
Изменение принципов формирования Общественной палаты Нижнего Новгорода – грубейшая ошибка.
12.07.2019
При сохранении политического монополизма коррупцию победить нельзя.
12.07.2019
Общественная палата стала институтом развития человеческого капитала в Нижнем Новгороде.
11.07.2019
Задача снижения числа бедных и крайне бедных решаема и в архаичной экономике.
11.07.2019
Общественная палата Нижнего Новгорода не сумела стать центром городской модерации.
10.07.2019
Передача РПЦ Нижегородского острога у многих вызовет недовольство.
09.07.2019
Мнениям о проекте нижегородского низконапорного гидроузла не хватает просчитанной доказательной базы.
13 Сентября 2006
77 просмотров

Религия — это не культура

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России:

Я считаю, что введение в отдельных регионах России предмета «Основы православной культуры» в качестве обязательного — это клин, вбиваемый в межнациональный мир и согласие, поскольку такой шаг неминуемо приведет к тому, что в школах возникнет напряжение между детьми, напряжение между родителями.

Сегодня нет чисто русских регионов. Во всех школах учатся дети, которые принадлежат к семьям беженцев, и практически нет такого региона, где было бы исключительно русское население. И если новый предмет вводится не как факультатив, а обязательно ставятся оценки для перехода в следующий класс, то это уже принуждение, которое обязательно станет причиной возникновения напряженности.

Кто-то будет отказываться, и это сделает его объектом остракизма со стороны других детей. В любом случае, это противоречит Конституции, гарантирующей свободу совести, свободу вероисповедания.

Даже если, как некоторые предлагают, для соблюдения равных прав, вводить подобные предметы и для других конфессий, все они должны быть на уровне факультатива. И лучше — в воскресной, скажем, в пятничной, или в субботней школе, так, чтобы дети посещали ее, изучая собственную конфессию за пределами классного коллектива.

Потому, что, если они выходят с математики, и — в обязательном порядке — разделяются на три потока, и одни идут изучать православие, другие ислам, а третьи иудаизм, то можно считать, что в классе появляются три враждебные друг другу партии, между которыми потом начинается межконфессиональная политика на уровне пятиклассников. И, если мы хотим заложить серьезную мину под межнациональное согласие, существующее в России, которая будет чревата взрывом гражданской войны, то это лучший путь.

Не стоит сравнивать предмет, на котором дети изучают основы религиозной культуры с другими школьными курсами. Когда класс разделен, и часть учеников изучает французский, часть — немецкий, отсутствует идеологический фактор. Эти языки являются иностранными.

А здесь дети изучают свое. То есть, они познают методологию самоидентификации. Если вы изучаете иностранный язык,  вы же не идентифицируете себя с французами, немцами или англичанами. А изучая основы своей религии — вы становитесь тем, кто позиционирует себя по отношению к другим.

Я считаю, что в данном случае главным является не то, что изучается, главное здесь — в какой методологической форме это преподносится. А именно, как обязательный предмет, как предмет, который преподается всем. То есть, мусульманам, иудеям — неважно. Сразу возникает клин, забиваемый в сообщество — в сообщество детей.

Потом, если это изучается, как некая культура — не как Закон Божий, а как культура — то, с другой стороны, оскорбляет изучаемую религию, и приучает смотреть на религию профаническими глазами. Как на некое культурное измерение. Это тоже неправильно.

Мне отвечали на мои возражения, что это будет изучаться как основы русской культуры. Но это неправильно. Религия — это не культура. Религия — это сверхчеловеческое откровение. Это духовная истина, которая находится вне человеческих усилий, человеческого творческого фактора. Она не является частью человеческой культуры, частью человеческого пространства. Она является, как вспышка молнии. Если ее изучать как культуру, то это будет профанацией.

Когда вера для человека имеет значение как культура, то он все остальное, все проблемы духа, будет воспринимать как весьма относительные, культурные вещи. Как философию, которая является продуктом человеческой деятельности.

В советское время использовалось такое толкование — дикарь боялся молнии, поэтому изобрел себе объяснение. Нужен ли нам возврат к подобному объяснительству религии?

То есть, введение обязательного изучения «Основ православной культуры» — это половинчатый шаг. С одной стороны, обязательное православие, вроде бы, такой имперский национализм — «православный, самодержавный и народный». А с другой стороны, старый «совок» протаскивается.

Что касается дореволюционных традиций преподавания предметов, связанных с изучением религии, то в царской России мусульмане и иудеи были освобождены от изучения Закона Божия. Закон Божий изучался только православными, и он не был фактором влияния вообще.

Надо отметить также, что до 1917 года официальная церковь практически не пользовалась никаким авторитетом у населения. Соблюдение ее обрядов было достаточно тяжелой и нудной обязанностью. В бога практически никто не верил — все были агностиками и атеистами. А вся вера сосредоточилась на неправославном и неофициальном конце — у старообрядцев и сектантов. Количество старообрядцев в старой России в 1913 году достигало 20 миллионов человек. И это был тот ресурс, с помощью которого большевики выиграли у Белой армии.

Как один из вариантов решения проблемы сейчас обсуждается возможность введения альтернативного «Основам православной культуры» предмета «История основных религий». Если это будет религиоведческий предмет, академический предмет — пожалуйста. Пусть будет религиоведение. Но только не с точки зрения марксизма и надстройки над базисом, а так, как это может преподаваться в хорошем западном вузе, в Сорбонне. На высоком академическом уровне. Религия, как история духовной традиции, которая не зависит от человеческого фактора, от экономики, и так далее. При этом необходимо, чтобы учебники были написаны также на высоком уровне. Кто такие учебники напишет?

И где найти преподавателей, которые сами бы находились на таком уровне изложения предмета? Где вы найдете таких преподавателей, если у нас 90 процентов преподавателей в душе — агностики и атеисты? Которые будут объяснять, что религия — это определенная фаза человеческой истории при определенных экономических отношениях, фантастическое отражение социально-экономических отношений в головах у людей на разных стадиях цивилизации.

Я считаю, что введение преподавания основ религиозной культуры — преждевременный шаг, и вводить его можно только факультативно. То есть, нужно сделать, чтобы дети изучали свои конфессии вообще за пределами общеобразовательной школы — в воскресных школах.

Другим вариантом решения проблемы могло бы стать создание школ по конфессиональному признаку. Это, во всяком случае, лучше, чем разделять детей внутри школы. У нас, к примеру, в национальных республиках есть те же татарские школы и русские школы.

Это практически то же деление, что и по конфессиональному признаку, но так не называется. Всегда так было. Скажем, если в Татарстане может быть и татарская и русская школа, то почему в Нижнем Новгороде, который находится рядом, нельзя ввести подобное разделение?

Такой выход в сегодняшней ситуации мог бы быть одним из наиболее оптимальных.

По теме
09.07.2019
Рост обеспеченности нижегородцев жильем обеспечен несколькими факторами.
09.07.2019
Пока не даны четкие ответы на вопросы нижегородцев, строить низконапорный гидроузел нельзя.
08.07.2019
Задача возвращения нормального судоходства на Волге требует компромиссов.
08.07.2019
Дзержинску необходима хорошая система канализации и водоочистки.
Подборка