16+
Аналитика
19.02.2021
Претензии прокуратуры по вопросу контроля исполнения компанией своих обязательств вполне обоснованы.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.02.2021
В результате внедрения системы ЕГЭ общая грамотность неуклонно падает.
16.02.2021
Однако не менее важно задать для отрасли правильные цели.
11.02.2021
Я вполне разделяю опасения тех, кто сомневается в целесообразности соглашения с «Мегафоном».
01.02.2021
Молодежи не хватает картины будущего, в котором она хотела бы жить.
29.01.2021
Не уйдет ли все финансирование консорциума «Вернадский – Нижегородская область» на содержание аппарата?
28.01.2021
Эффективность инвестиционного соглашения Нижнего Новгорода с «Мегафоном» крайне низка.
27.01.2021
Задача протестных акций состоит вовсе не в решении конкретных проблем.
26.01.2021
Не стоит оценивать значение протестных выступлений только по количеству участников.
26.01.2021
Протестные настроения растут по всему миру, экономический кризис начинался еще до пандемии, она его лишь усилила.
17 Января 2011 года
217 просмотров

Ревизия постсоветской идентичности

12 января вступило в силу решение
Высшего административного суда Украины, окончательно отменившее Указ Виктора
Ющенко о присвоении звания Героя Украины Степану Бандере. Геройского титула
справедливо лишен лидер Организации украинских националистов, пособник нацистов
и деятель, несущий ответственность за многочисленные кровавые убийства поляков,
чехов, евреев, советских граждан. Фактически высшая инстанция подтвердила
мнение, ранее сформулированное Донецким окружным административным судом.
Юридическое обоснование подобного судебного акта вполне грамотное, ибо героями
Украины могут быть лишь люди, получившие гражданство новой Украины,
существующей после 1991 года. Подобная процедура изъятия геройского звания
донецкими судьями осуществлена и в отношении другого “любимчика” Ющенко,
бывшего гауптмана гитлеровской армии, экс-главнокомандующего Украинской
повстанческой армии Романа Шухевича.

Однако сама по себе тема, конечно,
гораздо шире, чем эмоциональный спор историков об исторической роли
“бандеровцев”. Ибо, героизация Бандеры – это только один кирпичик в большой
постройке под названием “антирусская украинская идентичность”.
Ее всеми
силами создавал Ющенко и только сейчас Виктор Янукович производит частичный
демонтаж идеологических конструкций своего предшественника.

Человеческая память устроена
достаточно странно. Бывает, люди быстро привыкают к хорошему и уже не помнят,
какой ужас им доводилось наблюдать совсем недавно. Подобная история происходит
ныне. Сторонние комментаторы весьма скептически и недоверчиво отзываются о Януковиче.
Игнорируют серьезный прорыв в российско-украинских отношениях, произошедший
после его избрания, ругают Виктора Федоровича то за “споры о цене на газ”, то
за “нежелание давать русскому языку статус второго государственного”. Хотя,
именно при нем Украина стала потихоньку, робко и неспешно, выбираться из того
русофобского кошмара, куда ее загнала “оранжевая революция”. На уровне
идентичности – в том числе.

Всем забывчивым я могу напомнить,
что с 2005 по 2010 год Виктор Ющенко и, говоря шире, “оранжевая клиентела”,
последовательно проводили антироссийский курс по всем параметрам. Причем, самой
страшной его частью представало даже не желание затащить страну в НАТО вопреки
воле населения или изгнать Черноморский флот РФ из Севастополя, а именно формирование
новой идентичности. То есть, согласно стратегии демиургов Майдана, умами
украинцев должна была завладеть система ценностей, толкающая братский народ к
восприятию России в качестве “исторического врага”. Согласно некоторым
сведениям, сам Виктор Андреевич неоднократно называл российскую сторону именно
“историческим врагом” в узких кругах.

Усиленно переписывалась история.
Допустим, события трехсотлетней давности, Северную войну, предполагалось
понимать в качестве замечательного украино-шведского союза. Кроме
противоречивого Мазепы прославлялся даже Карл XII. Хотя подобная расстановка
акцентов невольно заставляла использовать сослагательное наклонение и
представлять, как вслед за иным итогом Полтавской битвы следовало завоевание
русских земель шведами, “окатоличивание” и постепенное подчинение. Воспевалась
Конотопская битва 1659 года, сражение с русскими войсками, когда войско
ориентированного на Польшу гетмана Выговского, при содействии поляков и
крымских татар уничтожило по разным данным от 10 до 40 тысяч русских.
Дальнейшая судьба расстрелянного самими поляками Выговского скромно
умалчивалось.

Венцом национальной мифологии
становилась история Голодомора 1932-1933 годов. Фактически голод, поразивший и
Казахстан, и Поволжье, и Северный Кавказ предписывалось считать “геноцидом
украинского народа”. Верховная Рада даже приняла специальный закон о
Голодоморе. Причем, первая его редакция предполагала введение административной
ответственности за отрицание данного явления. Только есть Конвенция ООН о
геноциде от 9 декабря 1948 года, достаточно конкретно утверждающая: “Геноцид
– это действие, совершаемое с намерением уничтожить полностью или частично
какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу
”.
Желания истреблять именно украинцев у советской власти при всех ее
несовершенствах не наблюдалось. Существовала общая беда и трагедия множества
народов. Кстати, преступность отдельных действий существовавшего тогда режима
провозгласила российская Госдума в 2008 году. За соответствующее заявление проголосовали
ее депутаты.

Целая система мифов штамповалось
президентским Секретариатом на улице Банковой, ныне переименованным в
Администрацию. Из той же оперы – изгнание отовсюду русского языка.
Использование русского прекратилось в высшем образовании, русскоязычные
передачи исчезали с государственных каналов, стал невозможным русский в
рекламе. Количество русских школ сократилось в десять раз. Желание выстроить
отдельную от Московского Патриархата Украинскую Православную Церковь с
лже-патриархом Филаретом во главе – часть описываемого тренда, где “герой
Бандера” и “герой Шухевич” предстают кусочками общей сложной мозаики. Впрочем,
успешное сложение воедино такой мозаичной картины, глубокое укоренение в умах
людей будет задавать им определенные стереотипы поведения при
общественно-политической социализации. Гипотетический итог описанного сценария
представляется плачевным – отрыв Украины от России, уничтожение многовековых
связей, ее интеграция в западные структуры.

После начала президентства
Януковича ситуация меняется. О Карле XII и Конотопской битве практически
перестали вспоминать. Указы касательно Бандеры, Шухевича фактически отменены. Институт
национальной памяти вместо прежнего антироссийски настроенного руководителя
возглавил Валерий Солдатенко, предложивший убрать из закона о Голодоморе
юридически неверное слово “геноцид”.
Русский язык стараниями Дмитрия
Табачника потихоньку возвращается в образование. Черноморский флот останется в
Севастополе, как минимум, на 25 лет. Украинские правящие элиты официально
отказались от вступления в НАТО, прописав внеблоковый статус в законе об
основах внутренней и внешней политики. УПЦ КП остается структурой, не
признанной ни одной поместной церковью. Сам Филарет — явно не на пике
могущества. Перед инаугурацией Януковича благословлял Патриарх Московский и
всея Руси Кирилл. А Вселенский Патриарх Варфоломей даже призвал раскольников
покаяться и воссоединиться с канонической церковью. Но, несмотря на кажущуюся
привлекательной картину, мы должны задать логичный вопрос: “Неужели негативная
трансформация украинской идентичности завершилась?”

Отвечая честно, с использованием
сухой аналитики, необходимо признать общую неизбежную тенденцию. Практически
во всех постсоветских странах меняются поколения.
Уходят из жизни старики,
ностальгирующие по СССР. Появляющаяся вместо них молодежь сразу осознает себя
населением суверенных государств, не страшится ни евроинтеграции, ни вступления
в военно-политический блок НАТО. Это – не только в Украине, это – везде. Даже в
Беларуси. Да, Лукашенко смело заявляет “белорусы и русские – один народ,
разделенный на разные государства
”, однако значительная часть белорусской
молодежи редко посещает Россию, относится к ней настороженно, не чурается
националистических настроений.

В основе любой идентичности кроме
ценностного набора лежат два ключевых вопроса: “Кто мы?” и “Кто они?” Вокруг
них выстраивается вся политика, ведутся дискуссии, ломаются копья.
Идентификационный процесс запускается с целью обеспечения группового единства.
Вот образовались после 1991 года 14 независимых государств на месте бывших
советских республик – новым элитам потребовалось придумывать объединяющие
смыслы, консолидировать народы вообще – в целом и вокруг себя – в частности.
Прежде всего, пересмотру подвергался вопрос “Кто мы?” Всюду принялись
выдумывать себе новую историю, искать великих предков, рассказывать о своей
крутизне и себе, и миру.
Процесс практически неизбежен для молодых
суверенных стран. Как говорил политолог Сергей Марков, “Они должны были
ответить, зачем уходили из Советского Союза
?” Оставался еще вопрос об
окружающем мире — “Кто они?” Элиты, приходившие к власти не без участия Запада,
начинали осуществление выгодного западным странам курса. А люди на бытовом
уровне – хотели счастья в союзе с кем-то. Но Россия долгое время оставалась
слабой, разбитой. Поэтому, своим уровнем жизни, силой, достойной пропагандой
постсоветские народы манили Европа и Америка, стремительно заполнявшие те
пустоты, откуда ушел СССР.

Что же можно сделать теперь?
Фактически в сложившихся условиях Россия должна использовать “мягкую силу”,
чтобы повсеместно вблизи ее границ вопрос “Кто мы?” обходился без откровенно
антироссийских ответов, а вопрос “Кто они?” тоже давал иные трактовки в
зависимости от ответов на вопрос “Кто мы?” Потому что правды в мире много.
Крещение князем Владимиром древних славян в Днепре – правда. Но и выступивший
против русских гетман Выговский – правда.
Богдан Хмельницкий – правда. И
провозглашение в 1918 году независимой от Советов Украинской Народной
Республики – правда. Общая победа над Гитлером – правда. Но и референдум, где
украинцы проголосовали за выход из состава СССР – правда. Россия может
интеллектуально, привлекая неправительственные организации, печатая литературу,
проводя мероприятия, транслируя телевизионный продукт, осуществляя обменные
программы для украинских студентов – сражаться за такую расстановку акцентов в
рамках нагромождений правды, общий вывод которой будет лишен откровенно
русофобского подтекста.

До сих пор у 80% украинцев – прямые
родственники в России, у 40% русских – прямые родственники в Украине. До сих
пор одна вера. До сих пор во многих политически и социально активных людях
живет память о положительных сторонах совместного прошлого. Ресурсы – колоссальные.
Идеологическая баталия предстоит жесткая. Очевидно, президентство Януковича,
человека преданного национальным интересам Украины, но не считающего Россию
“историческим врагом”, формирует благоприятный фон предстоящей работы. Ревизия
идентичности – всего лишь корректировка идентификационного кода. А ведь от него
множество моментов зависят. Если украинцы будут считать, будто их морили
голодом русские, в рамках геноцида за то, что они – украинцы – то это одно
мировосприятие. Если возобладает исторически верное представление о голоде
начала 30’х, как об общей беде, затронувшей и украинцев, и русских, и казахов,
и чеченцев – то это другое мировосприятие. Причем, каждое мировосприятие
населения дает очки неким политическим силам и формирует общественное мнение
под определенный геополитический выбор. Отсюда — важность обозначенной темы.

Структура идентичности как
украинцев, так и других постсоветских народов – зона риска
. Векторы ее
развития, претерпевающие воздействие различных факторов, в том числе количества
прожитых в независимости лет и внешней пропаганды геополитических игроков,
заслуживают серьезнейшей дискуссии. Поскольку можно просто допустить
превращение вроде бы известных нам людей в абсолютно чужих и иначе понимающих
ключевые вопросы мировой повестки дня. Когда количество несовпадений взглядов,
оценок, интерпретаций достигнет критического уровня, договариваться станет
очень сложно. Поэтому, впереди серьезная баталия за искоренение русофобских
составляющих в идентичности обитателей постсоветского пространства.

Оригинал этого
материала опубликован в Русском журнале.

По теме
25.01.2021
На что будет сделан акцент при объединении «Справедливой России» и «За правду»?
21.01.2021
Платными парковками должен заниматься МУП, чтобы все деньги поступали в бюджет Нижнего Новгорода.
20.01.2021
Оправдано ли для города экономически концессионное соглашение мэрии Нижнего Новгорода с «МегаФоном»?
20.01.2021
Гриневич неспособна заменить Бочкарева – его потеря оказалась для регионального отделения «Справедливой России» невосполнимой.