16+
Аналитика
28.07.2020
Причина недовольства нижегородцев благоустройством города – в профнепригодности чиновников.
06.08.2020
Недееспособность власти, которую мы видим в Нижнем Новгороде, – предвестник серьезных политических потрясений.
21.07.2020
Совершенствование дорожной сети предполагает временные неудобства.
21.07.2020
Крупные проекты приходится осуществлять в живом теле города, но нельзя забывать и о комфорте жителей.
21.07.2020
К процессу обновления дорожной инфраструктуры Нижнего Новгорода я отношусь с пониманием.
16.07.2020
Правительство Нижегородской области заинтересовано в эффективности и прозрачности закупочных процедур.
15.07.2020
«Нижегородский водоканал» пытался подогнать условия конкурса под заранее определенного подрядчика.
15.07.2020
Гордума должна проверить аффилированность их руководителей с победителями торгов.
10.07.2020
Работа с рейтингами в Нижегородской области поставлена на эффективную основу.
08.07.2020
Мэрия Нижнего Новгорода демонстрирует отсутствие эффективной системы управления.
07.07.2020
Нижегородцам не пришлось рисковать здоровьем, чтобы выразить свое мнение относительно поправок к Конституции.
07.07.2020
Дистанционный формат пришелся по душе нижегородцам, а подготовка голосования в регионе была эффективной.
21 Апреля 2005 года
145 просмотров

«Революции» эпохи глобализации

Вячеслав Марача, начальник отдела региональных программ и проектов ОАО «РОЭЛ Консалтинг», кандидат философских наук:

Да, общая закономерность в революциях, произошедших в последнее время на территории СНГ, несомненно, есть – но искать ее следует на уровне первопричин, заключающихся в недовольстве большинства населения действующей властью. Общим является также то, что это недовольство вылилось на улицы, и уличные выступления организовались и управлялись с помощью специальных технологий. Спусковым сигналом к началу развития событий по «революционному» сценарию во всех трех (Украина, Грузия, Киргизия) случаях стали выборы, в которых действующая власть активно использовала «административный ресурс».

Первопричиной этих «революций» в наибольшей степени является социальная нестабильность (в сочетании с недовольством большинства населения действующей властью), и в наименьшей степени — желание дистанцироваться от России, которое ни в одном из трех случаев не было поддержано большинством населения. Фальсификация выборов лишь дала оппозиции моральное право на неповиновение и позволила организованному меньшинству использовать в своих интересах энергетику социального протеста. В то же время, несмотря на социальный характер первопричин, ни одна из этих «революций» не имели того фундаментального социального характера, который имели великие революции XVIII-XX веков, — все ограничилось сменой власти и (в двух случаях из трех) геополитической ориентации.

В этом смысле мы имеем дело с «революциями» эпохи глобализации: в той мере, в какой развитие событий было управляемым, центры управления находились за пределами анализируемых стран. При этом в Грузии «революция» происходила в расколотой стране, а в Украине и Киргизии поставила эти страны на грань раскола.

Безусловно, Россия во время произошедших «революций» (особенно в Грузии и Украине) позиционировала себя неумело и действовала технологически неадекватно, особенно по критерию затраты/эффект. Достаточно сравнить суммы, потраченные на Украине США (официально подтверждено $60 млн.) и поистине царский подарок, сделанный Россией за счет изменения порядка взимания НДС (более $800 млн. в год).

Что же касается выгод, то о них пока говорить рано: все будет зависеть от тех выводов, которые руководство России сделает из произошедшего. Потенциал влияния России на постсоветском пространстве по-прежнему велик, но до сих пор Россия в каком-то смысле действовала в рамках советских стереотипов и как бы со связанными руками. Как в рамках СССР центр «вытягивал» союзные республики за счет России, так и в СНГ любая попытка нашей страны отстаивать свои национальные интересы болезненно воспринималась как «имперская» политика, направленная на ущемление суверенитета новых государств, которым она же – росчерком пера Бориса Ельцина в Беловежской Пуще – по сути и подарила независимость.

Но если до упомянутых «революций» страны СНГ лишь тихо тянули из нас деньги (в форме льготных цен на энергоносители, списания долгов и т.п.), не гарантируя взамен даже геополитической лояльности, то теперь три государства (Грузия, Украина и Молдавия) проводят открыто антироссийскую политику. Это дает нам моральное право сменить «отеческую» политику на более прагматичную, то есть перестать дарить экономические уступки, начав их «продавать».

Хочется надеяться, что российская власть сделала для себя необходимые выводы. Во внешней политике это могло бы проявиться в том, что она, во-первых, будет работать с оппозицией, добиваясь того, чтобы она была «пророссийской», во-вторых, начнет вести более прагматичную политику и перестанет «просто так» дарить экономические уступки, и, в-третьих, научится работать с неправительственными организациями.

Но для того, чтобы работать с неправительственными организациями в других государствах, нужно научиться делать это внутри страны – что привело бы к позитивной сдвижке в деле формирования гражданского общества и было бы неплохой альтернативой практике использования административного ресурса в ходе выборов.

И, безусловно, российская власть должна проводить более эффективную социальную политику – пока что по критерию затраты/эффект проводимые социальные реформы можно сравнить только с нашими «успехами» на Украине: увеличив вложения в социальную сферу на сотни миллиардов рублей, российская власть породила лишь усиление социального недовольства.

Если революция в России состоится, она будет отнюдь не «бархатной». Но этого вполне можно избежать, если не повторять ошибок и, во-первых, проводить более эффективную социальную политику. Любые социальные реформы должны сопровождаться адекватной разъяснительной работой. Перекладывать бремя реформ на плечи населения можно только там, где это абсолютно неизбежно. При этом вранье и лицемерие власти в диалоге с населением собственной страны недопустимо.

Во-вторых, нужно научиться работать с неправительственными организациями и способствовать формированию субъектов гражданского общества, разделяющих национальные интересы России.

В-третьих, необходимо поспособствовать формированию вменяемой альтернативы «Единой России» и становлению парламентской системы с двумя «большими» и несколькими «малыми» партиями. При этом переход парламентского большинства от одной «большой» партии к другой не должен приводить к радикальной смене политики.

В то же время переход к парламентской республике абсолютно недопустим, он приведет к дестабилизации. Для России гораздо более приемлем переход к французскому образцу построения политической системы, когда состав Правительства формируется парламентским большинством, но руководство страной и Правительством остается за президентом.

Несмотря на то, что определенные силы уже сейчас пытаются использовать накопившееся социальное недовольство для «раскачки» ситуации, прочности действующей российской власти вполне хватит до парламентских выборов 2007 года. Дальнейшее развитие событий будет зависеть от того, какие ошибки совершит за это время действующая власть и какие меры она предпримет для предотвращения негативных сценариев.

Если революция в России все же произойдет, то к власти вряд ли смогут прийти прозападные силы. Скорее всего, это будет политическая сила, действующая под популистскими лозунгами социальной справедливости, «наведения порядка», восстановления «былого величия» России. Эти лозунги могут иметь не только «патриотический», но и националистический характер.

По теме
06.07.2020
Уровень явки и поддержки изменений Конституции в Нижегородской области связан с работой губернатора.
06.07.2020
Электронное голосование в Нижегородской области прошло на очень высоком уровне.
06.07.2020
Голосование показало, что не только молодежь в Нижегородской области знакома с азами компьютерной грамотности.
03.07.2020
Результаты голосования в регионе по поправкам к Конституции укрепляют позиции губернатора.