16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
28 Мая 2008 года
274 просмотра

Счетчик Гейгера в рамках ОБЖ

Совершенно естественно, что люди боятся
всего, что может нанести ущерб их жизни и здоровью. Несколько аварийных
ситуаций, которые приводили к большим человеческим потерям, и в особенности
авария на четвертом блоке Чернобыльской АЭС, очень сильно напугали россиян,
которые боятся, что ЧП, происходящие на атомных станциях, могут стать причиной
массовой гибели людей.

Очень большой вклад в это внесла
советская пропаганда, которая вообще формировала испуганное отношение к атому.
В таких странах как Советский Союз и США в годы холодной войны разрушительной
силой атома и убийственной силой радиации пугали людей, которые должны были
поддерживать политику своих правительств по раскручиванию гонки вооружений ,
которая представлялась двум народам как защита от атомной угрозы. Поэтому из
радиации сделали что-то еще более страшное, чем она из себя представляет.
Поэтому в двух странах – Советском Союзе и США — страх перед ней гораздо выше,
чем в менее втянутых в разработки атомного оружия государствах.

Вполне естественно, что людей
страшит радиация как явление, которое может нанести урон жизни и здоровью –
причем в массовом порядке, во-вторых, жителей бывшего Советского Союза и
Соединенных Штатов Америки радиация страшит потому, что на протяжении сорока
лет именно радиацией правительства пугали свои народы, что тоже нельзя
сбрасывать со счетов.

Важно и то, что страх радиации
рождается еще и ощущением беспомощности – мы меньше боимся тех угроз, от
которых сами можем защититься. У нас гораздо больше людей гибнет от уличного
хулиганства или от аварий на дорогах, чем от радиации, но поскольку мы считаем,
что здесь от нас что-то зависит, что мы можем убежать от хулигана или дать ему
отпор, или можем правильно переходить дорогу или отпрыгнуть от машины, которая
на нас несется. Поэтому такие угрозы пугают нас меньше, не вызывая панических
страхов.

Конечно надо сказать, что во многом
страх перед атомной промышленностью, и перед атомными станциями в частности,
связан еще и с закрытостью этой отрасли на протяжении многих десятилетий. Я
убежден, что если бы руководители нашего государства и Коммунистической партии своевременно
сообщили своему народу о Чернобыле, то страха было бы гораздо меньше. Сейчас
многие боятся, что если произойдет серьезная авария на атомной станции, то и
как в случае с Чернобылем об этом своевременно не сообщат, поэтому люди по
привычке реагируют на слухи.

Перед Сергеем Владиленовичем
Кириенко, который возглавляет нашу атомную промышленность, встала очень
непростая задача – приучить людей доверять атомной промышленности и доверять
информации об атомной промышленности. Я знаю, что Сергей Владиленович с первых
дней этим занимается, он видит эту проблему. Например, была очень большая
конференция НИИ «Росатоминформ», посвященная именно проблеме информирования
населения о ситуации на атомных станциях, – я в ней принимал участие – и эту
проблему нынешнее руководство атомной промышленности видит и уделяет ей нужное
внимание. Но страх, во-первых, перед радиацией, а во-вторых, перед
беззащитностью нашей пред радиацией, и, в-третьих, воспоминание о случае, когда
нас не проинформировали своевременно о взрыве на Чернобыльской АЭС, приводят к
возникновению слухов, к тому, что люди верят им и возникает паника.

Преодолеть это можно только путем
долгой кропотливой работы и честной позиции руководства страны и руководства атомной
промышленности по отношению к людям.

По поводу любого недоразумения надо
объективно информировать людей. В этом плане очень большую роль играет сегодня
Сергей Владиленович Кириенко, который, будучи еще полпредом в ПФО, когда
появился слух о некоем ЧП на Балаковской АЭС, просто сам поехал туда, и посетил
Атомную станцию – в белом халате, в белой шапочке. Люди увидели его там и
поняли, что никакой аварии нет, все в порядке. Такое эмоциональное опровержение
бывает гораздо эффективней, чем опровержение рациональное.

Но при этом есть один негативный
фактор, который мешает преодолевать страхи людей перед возможными ЧП на атомных
станциях и преодолевать ситуацию, когда люди верят слухам.

Я по-прежнему считаю, что
руководители отдельных предприятий и организаций – не только в атомной
промышленности, даже не в первую очередь в атомной промышленности – скрывают
факты чрезвычайных происшествий на подведомственных им предприятиях. Можно ли
ожидать, что жители Ленинградской области поверят официальным опровержениям
слухов об аварии на Ленинградской АЭС, когда почти в это же время, когда
взорвался склад боеприпасов на Лодейном поле под тем же Санкт-Петербургом, в
течение первых часов официально эта информация 
вообще опровергалась, а потом стали говорить, что произошел пожар, а не
взрыв. И только в итоговых криминальных программах  в воскресенье были показаны кадры ракет, пролетающих через весь
город, взрывающихся боеприпасов, — кадры, сделанные любительскими камерами и
мобильниками. Эти кадры стояли в интернете уже в первые часы после случившегося
– тогда, когда официально информация о разлете ракет еще опровергалась.

Очень важно сегодня изменить
психологию — когда человек, руководитель предприятия пытается скрыть факт чрезвычайного
происшествия, он должен знать, что этот факт все равно станет известным,
средства массовой коммуникации стали глобальными, и ему не удастся избежать
ответственности, скрыв информацию от общественности, и попыткой это сделать он
только усугубит свое положение. Каждая ложь, каждый обман населения наносят
серьезный ущерб всей социально-психологической ситуации. Люди не верят уже ни
одной официальной информации о чрезвычайных происшествиях. Поэтому такими
неумными и некомпетентными действиями отдельные горе-начальники, безусловно, подрывают
доверие общества к официальным сообщениям. И, безусловно, способствуют тому, что
из слухов вырастает паника.

Что касается отношения нижегородцев
к планам строительства в регионе АЭС, то я помню, как в Нижнем Новгороде велась
борьба против строительства атомной станции, и даже тогда, на волне после
взрыва в Чернобыле не слишком большое количество жителей области готово было
активно выступать против строительства станции. Отказ от ее  строительства — это в первую очередь
результат личной активности Бориса Ефимовича Немцова и нескольких его соратников.
Хорошо это или плохо – это другой разговор.

Думаю, сейчас нижегородцы еще более
лояльно отнесутся к появлению в регионе атомной станции, во всяком случае, я
наблюдал две параллельно развивавшиеся кампании – обсуждение решений о
возможности открытия в Нижегородской области одной из четырех зон игорного
бизнеса и о возможности строительства атомной станции  — первая тема вызвала гораздо более заметные и массовые протесты.

Дело в том, что в Нижегородской
области добиться согласия населения на строительство АЭС  проще еще и потому, что у нас очень высоким
доверием пользуется как власть , в первую очередь, областная (потому что
федеральная власть сейчас пользуется доверием везде), люди верят губернатору
Валерию Павлиновичу Шанцеву, и его позиция, безусловно, важна по любому
вопросу, в том числе и по этому. Если Шанцев скажет, что строительство атомной
станции необходимо, расскажет о преимуществах, которое даст АЭС, и попросит
поддержать строительство, общественное мнение достаточно быстро будет сформировано
в поддержку этого проекта, во всяком случае, протестов не будет.

В Нижегородской области есть еще
один специфический фактор – нижегородцы привыкли доверять Сергею Владиленовичу
Кириенко, который сейчас возглавляет атомную отрасль. Общий уровень сопротивления
строительству атомных станций и разработок в направлении использования атома в
нашей области ниже, чем в целом по стране – он один из самых низких в стране. Я
объясняю это личным доверием к Сергею Владиленовичу Кириенко и его высоким
авторитетом среди нижегородцев. Это человек, который, может быть, совершал
рискованные поступки, но никогда не обманывал людей, никогда не лгал в
средствах массовой информации, он всегда говорил СМИ правду, чего бы это ему ни
стоило.

Безусловно, нижегородцы опасаются
двух факторов – возможных ЧП на атомных станциях (но по этому поводу
общественное мнение будет сформировано), а второе – проблемы захоронения
ядерных отходов на территории нашего региона. Губернаторская кампания 2001 года
показала, что  тема это достаточно актуальная.
Мы помним, что кампания, развернутая против одного из кандидатов в губернаторы,
строилась именно на том, что он якобы собирается организовывать захоронение
ядерных отходов на территории области, — и эта кампания оказалась, к сожалению,
достаточно действенной.

Я знаю, что поскольку на территории
нашей области существует ядерный центр, и у многих есть родственники, так или
иначе связанные с Арзамасом-16 (как в советское время назывался Саров), и
могут, когда семья собралась за большим столом, рассказать о том, что такое
счетчик Гейгера, и о том, как можно схватить бытовую долю радиации, превышающую
допустимую норму. В этой связи нижегородцы опасаются именно проблемы пассивной
радиации, проблемы захоронения ядерных отходов. Поэтому для нас будет очень важным
честный и конструктивный разговор с общественностью о том, каким образом будет
осуществляться захоронение и утилизация отходов от ядерной станции.

И, конечно же, как и во всей
стране, очень важно объяснять людям, что без строительства ядерных станций мы
не сможем решать энергетическую проблему уже через несколько лет. Важно
объяснить, что это неизбежно, чтобы вопрос стоял не в плоскости «надо или не
надо строить», а в плоскости «как обеспечить эффективный общественный контроль
над безопасностью строительства и работы атомной станции».

Стандартом на международном уровне
становится большая открытость ядерных объектов, регулярный допуск
общественности на такие объекты и повышение общей грамотности населения в этих
вопросах. А разъяснять, каковы нормы облучения и счетчик Гейгера, надо не после
того, как взорвется реактор, — это надо делать в средней школе, в рамках
предмета ОБЖ (Основы безопасности жизнедеятельности).

Поэтому я думаю, что у нижегородцев
спросят их мнение по поводу строительства атомной станции, но перед тем, как
спросить, к нижегородцам обратится Валерий Павлинович Шанцев и Сергей
Владиленович Кириенко, и мнение у жителей области будет сформировано
позитивное.

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.