16+
Аналитика
20.08.2019
Нижегородец за день видит с десяток названий сетевых магазинов по продаже алкоголя.
16.08.2019
Доля среднего класса 12,9 процента – показатель неблагоустроенного общества.
20.08.2019
Менее тринадцати процентов среднего класса в Нижегородской области – это ни о чем.
20.08.2019
Изменения в правительстве Нижегородской области это вполне естественный процесс.
19.08.2019
В регионе с таким валовым продуктом доля среднего класса не может быть большой.
19.08.2019
24 уголовных дела против нижегородских ДУКов это не показатель.
19.08.2019
Желание Власова покинуть правительство Нижегородской области могло быть продиктовано сверху.
16.08.2019
Окончательное решение по новому главе нижегородского минтранса – за губернатором.
16.08.2019
А убедительность его зависит от результата уголовных дел по фактам разворовывания средств.
16.08.2019
Это привлекает внимание людей и способствует дальнейшему углублению процесса.
15.08.2019
Дзержинску нужна дорожная карта по ликвидации свалок химических отходов.
14.08.2019
Чтобы общество было стабильным, эта категория должна составлять не 12, а 40 процентов.
6 Сентября 2012
121 просмотр

Сдвиг по фазе

Мне уже приходилось наблюдать такие
ситуации – и не только в Нижегородской области – когда респонденты
социологических опросов более положительно оценивают положение дел в своем
регионе, чем ситуацию в стране в целом. В чем заключается новизна и уникальность
сегодняшней ситуации, которую нам приходится наблюдать – и мне, и нашей
организации, научно-исследовательскому центру «ЭОН» («Экономика, общество,
наука»), и фонду «Открытая социология»?

Нижегородская область в данном
случае не исключение. Ранее нам приходилось видеть в качестве базовой ситуации
распределения ресурсов массового политического внимания, политической
лояльности, доверия следующую схему. Она затачивалась в основном вокруг
вертикали исполнительной власти. Другие институты – и государственные в том
числе, я уж про общественные и не говорю, особого внимания не вызывали. В
основном – все внимание доставалось исполнительной власти. Законодательная,
судебная власти вообще находились вне зоны внимания. То есть, люди не понимали,
что это такое.

И уровень внимания и симпатии по
отношению к этим институтам был существенно ниже, по их поводу доминировали в
основном неопределенные оценки. Все внимание уделялось исполнительной власти,
оно устремлялось вверх, и получалась такая перевернутая пирамида. 

При этом основной объем внимания
доставался первым лицам. В первую очередь – президенту Российской Федерации,
затем – губернатору или руководителю автономной республики, руководителю
региона, мэрам крупных городов, руководителям районов. Уровень внимания распределялся,
постепенно понижаясь.

Иногда скачки были достаточно
резкие. То есть: у федеральной власти – безусловный и абсолютный авторитет,
губернатор заметно слабее, мэр еще слабее. Схема приблизительно была такая.
Иногда дистанции были не очень хорошо выражены, но все-таки они присутствовали.
Например, для Нижегородской области в последнее время были характерны как  раз невыраженные дистанции. Президент и
премьер-министр, вне зависимости от смены их позиций, пользовались основным
объемом доверия, положительных оценок деятельности и массового внимания.

У губернатора были соотносимые
оценки, хотя он выглядел скромнее. Мэр или конкурировал с губернатором – если
брать по области, мэр «столичного» города все равно отставал от губернатора.
Хотя при Вадиме Булавиинове эти дистанции тоже были не слишком велики.
Булавинов смог уровень своего авторитета поднять до уровня регионального. И
даже мы наблюдали такую картину, когда жители не Нижнего Новгорода высоко
оценивали Вадима Булавинова как руководителя.

Но в целом схема все равно была
одна и та же. Основной объем внимания достается федералам, потом – региональные
руководители, а затем – руководители столиц регионов, руководители крупных
городов и так далее.

Сейчас ситуация поменялась. Она
выглядит совершенно удивительным образом в силу того, что начинает ослабевать
авторитет федеральной власти, начинает уходить и внимание, а если выражаться
точнее – начинает уходить доверие населения по отношению к представителям
федеральной власти. Плюс еще к этому – тот рейтинг, которым обладают
руководители федерального уровня начинает «разрыхляться» изнутри – то есть,
дело не только в цифрах линейных простых рейтингов, но в других индикаторах.
«Справляются со своей работой», «не справляются», «могут – не могут» — и так
далее. Стали приобретать особое значение дополнительные индикаторы – по
степени, скажем так, эмоциональной теплоты по отношению к этим лицам.

Эти показатели тоже понизились. Уменьшилось не просто количество симпатизирующих людей, положительно оценивающих действия федеральной власти, но и уменьшилось количество тех, кто безусловно верит и безусловно поддерживает, тех, кто готов на какие-то конкретные действия в поддержку. Количество этих людей еще более уменьшилось.

В этих условиях, в этих обстоятельствах какие-то дополнительные ресурсы влияния начинают приобретать региональные лидеры. Могут приобретать, скажем так, и приобретают. Это и руководители областей и республик – регионов России, — и даже главы крупных городов и центров регионов.

Почему это происходит? Люди не могут жить в атмосфере абсолютного недоверия. Им нужна какая-то понятная рамка, в своей жизни, в своем существовании им нужно реализовывать внутренний посыл, внутреннюю потребность в гарантиях некоей социально-политической стабильности. И люди просто начинают перемещать вектор своего внимания с начавших вызывать у них сомнения представителей федеральной власти на другие структуры.

И сейчас такая ситуация вполне возможна не только в Нижегородской области, но и в других регионах, когда по уровню доверия в классических рейтингах и их показателях главы регионов могут сравняться с федеральными руководителями – в частности, и с президентом России.

По теме
14.08.2019
Развитие сельских территорий Нижегородской области – благая цель. Но…
14.08.2019
Рост среднего класса в Нижегородской области обусловлен новой экономической политикой.
13.08.2019
Нужно развивать территории, где есть экономически активное население и молодежь.
13.08.2019
Санкции Росприроднадзора должны активизировать ликвидацию свалок химотходов в Дзержинске.  
Подборка