16+
Аналитика
20.02.2020
Ситуация в администрации Автозаводского района типична для России.
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
20.02.2020
Ни общественность, ни градозащитники не считают снос нижегородской гостиницы «Россия» потерей.
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
7 Июля 2005
151 просмотр

Секты атакуют университеты России

В наши российские университеты проникли секты. Еще лет пятнадцать тому назад такое, пожалуй, никому и в страшном сне присниться не могло. Требования «демократических свобод», гремевшие на митингах начала перестройки и восторженно поддерживаемые большинством советской интеллигенции осуществились, но, как бы это сказать помягче не совсем так, как это представлялось честным интеллектуалам, в большинстве своем в общем-то из благих побуждений критиковавших закостеневший позднесовестский официоз.

Ситуация напоминает конфуз незадачливого волшебника из песенки молодой Аллы Пугачевой: «сделать хотел грозу, а получил козу». Вместо ожидаемого прямого и честного, а главное серьезного и компетентного обсуждения наболевших проблем в свободных газетах, в свободных собраниях и организациях, причем, не ради самого говорения, а для скорейшего их решения на благо всем, мы получили похабные анекдоты, полоскание «грязного белья» и порнографию в газетах, «реалити-шоу» на ТВ, омерзительные драки в Госдуме, и раздор и обнищание в обществе.

Вот и со свободой совести вышло точно также. Кто же думал, что реализация этого гуманного принципа приведет к тому, что наши города наводнят секты, среди которых множество поистине изуверских, корежащих психическое, да и физическое здоровье молодых людей, губящих их жизнь! А сегодня эти секты проникают и в школы, в специальные и даже высшие учебные заведения! Говорю об этом не понаслышке, я сам преподаю в вузе и в последние годы все чаще и чаще лицом к лицу встречаюсь со студентами-сектантами, нередко узнаю о таких встречах и от своих коллег-преподавателей. Причем, ситуации бывают самые разные от анекдотических до чрезвычайно грустных. Начну с комичного: по рассказам коллег, одна студентка-сектантка пришла в деканат и требовала восстановить отчисленную за неуспеваемость подругу, напирая на то, что по ее собственным словам «Богу это не нравится». Другие случаи настраивают уже на несколько иной лад: я лично беседовал со студентами-сектантами, которые не желают даже разбираться в учении марксизма, как впрочем, и во множестве других учений, потому что это — атеистические доктрины. Их не смущает даже, если беседа — экзаменационная и за отказ изложить суть вопроса можно получить «неуд». Логика их очень проста: «марксизм есть заблуждение, поэтому изучать его не буду». Не помогают никакие слова о том, что следует знать и точки зрения, с которыми не согласен, хотя бы для того, чтобы их компетентно критиковать, что у каждой, даже пусть и не вполне верной теории есть и свои сильные стороны, своя «доля истины». «Не будем и все». Один мой коллега рассказывал о студенте-сайентологе, который пытался продавать ему книги Хаббарда, уверяя, что в них — вся мудрость мира. Разумеется, изучать по настоящему, а не для «корочки диплома» философию, историю культуры и даже естественные науки он не намерен. Его не пугает даже перспектива исключения из вуза — он уверен, что в любом случае «соратники» подыщут ему место в жизни.

Разумеется, причин этого псевдорелигиозного натиска великое множество, но об одной я хотел бы сказать особо, потому что она непосредственно связана с сутью университетского образования. Это очевидное отсутствие культуры — конечно, не в обиходном распространенном смысле этого слова, то есть «культуры общения», как раз тут сектанты, как правило, «на высоте», они вежливы, обходительны, сладкоречивы; а в общефилософском смысле — то есть широкого умственного, духовного горизонта. Я разговаривал однажды с выпускницей университета, ставшей еще на студенческой скамье «пятидесятницей», она называла себя «истинной христианкой», обильно цитировала Библию, но при этом слыхом не слыхивала ничего о Вселенских Соборах, о борьбе с ересями в первые века, о христианских богословах и философах, даже современных. Я уже не говорю о светской философии, о литературе, о сведениях из истории. И это была не рядовая сектантка, а активная проповедница, обучавшаяся на специализированных семинарах в Москве, курировавшая воспитательную работу в целом регионе!

Именно об этом я и предлагаю задуматься. В самом деле, есть православная или исламская философия и имена Владимира Соловьева, Павла Флоренского или Ибн Сины и Аль Фараби с уважением произносятся любыми образованными людьми, даже если они не верят в Христа и не считают Мухамеда пророком. Но не было и нет философии адвентистской, пятидесятнической или мунистской, а те «глубокомысленные рассуждения», которые содержатся в брошюрках этих сект, у профессионального философа могут вызвать лишь иронию. Существует православная живопись и буддистская скульптура, которые поражают своей красотой даже тех, кто далек от символов веры этих религий; а стишки или рисунки из журнала «Сторожевая башня» или слезливые песенки неопротестантских радиостанций способны восхитить разве что человека, который абсолютно лишен эстетического вкуса и культуры. В этом и состоит одно из важных различий между традиционными религиями, возникшими в древности и существующими многие века, и сектами, появившимися столетие или два-три назад и выражающими исключительно дух «века сего» со всеми его стереотипами и заблуждениями (хотя при этом они и претендуют на некую «чистоту канона»). Одни несут с собой и в себе пласты высокой, классической и в то же время истинно народной, проверенной историей культуры и даже этим они способны облагораживать человека, возвышать его, делать глубже, чище, лучше; другие же выросли из модернистского «восстания масс», из современного буржуазного торжества посредственности, самодовольного мещанина, который не хочет знать ничего, что выше его понимания, которому подавай религию простую и удобную, как кухонный комбайн, а не то он будет судиться, обвиняя в нарушение прав потребителя — и потому они преображают своих адептов лишь внешне, в образе жизни, в поступках, оставляя их в душах закостеневать в эгоизме, корыстолюбии, презрение к ближним, гордости. Итак, секты — это одно из проявлений современной деградации культуры до ширпотреба и кича, это феномен, стоящий в одном ряду с поп-музыкой, бестселлерами, рекламой, популизмом в политике и т.д. Образно выражаясь, секты Муна и иеговистов имеют такое же отношение к христианству, как группа «Ласковый май» — к Бетховену, или певец Шура — к Шаляпину. Сектант прежде всего человек малокультурный: он не будет читать Достоевского и Кафку, Платона и Отцов Церкви, слушать Моцарта и Вивальди, учить Пушкина и Гете. У него есть свои сектантские песенки, стишки, которые, если отстраниться от их содержания, очень напоминают теле и радио барахло, которое ежедневно штампует конвейер шоу-бизнеса. И сектант, пока он остается в секте, будет довольствоваться ими, и не подумает повышать свой культурный, эстетический, интеллектуальный уровень. Не только потому, что ему на это не хватает времени (ведь секта — это механизм, в котором каждый сектант-винтик с утра до вечера работает: проповедует, раздает брошюрки, клянчит деньги, участвует в акциях, семинарах); это лишь внешняя, а значит второстепенная причина. Главное же — что он не чувствует внутренней потребности в этом, ему внушают, что он и без того хорош, «спасен Богом», имеет ответы на все мыслимые вопросы, а все остальные прокляты и заблуждаются, будь они трижды знатоками высшей математики, Рембрандта и Сартра.

Университет призван быть и, слава Богу, пока что остается храмом культуры. А значит, нет ничего более несовместимого, чем секты и университет! Университет заставляет человека думать, сомневаться, искать, стремиться понять и принять других, даже если не во всем с ними согласен, секты наоборот приучают все упрощать, верить, что тебе вверена Высшая Истина и поэтому ты лучше других, стремиться склонить других на свою сторону, чего бы это ни стоило. Университет способствует духовному росту, расширяет умственные горизонты юношей и девушек, секты, напротив, отбирают их от культуры и от науки, запирают в затхлом мирке, наспех сколоченным очередным самозванным «гуру», ведут к их интеллектуальной, а и иногда и психической деградации.

Сегодня часто задают вопрос: как победить сектантство? Разумеется, некое «универсальное средство» — панацею здесь предложить трудно, но если бы мы, преподаватели — работники университетов, вузов были бы и в полной мере служителями Университета, возможно, сектантов среди молодежи стало бы немного меньше. Наверное, есть и наша вина в том, что иные молодые люди ищут ответы на мучающие их мировоззренческие вопросы не в бессмертных творениях Августина и Авиценны, а в сомнительных, малограмотных «шедеврах» Хаббарда и Муна, не в сфере классической культуры и традиционного религиозного дискурса, а в области псевдорелигиозной масс-культуры.

Оригинал этого материала опубликован на «Глазьев.ру».

По теме
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
12.02.2020
Работы по рекультивации шламонакопителя «Белое море» полностью завершены, но проблем остается еще немало.
11.02.2020
Нижегородская ситуация с РЖД – пример несовпадения интересов федеральной структуры и интересов региона.
11.02.2020
Лучше или хуже станет Стрелка после появления ледовой арены, можно будет сказать лет через тридцать-сорок.
Подборка