16+
Аналитика
30.11.2021
Пять миллиардов рублей помогут решить проблемы Дзержинска с водоснабжением.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
20 Июля 2012 года
185 просмотров

Скованные одной целью

Без права на
ошибку

Меня поразило обсуждение закона о клевете в Совете
Федерации, которое состоялось 18 июля. Точнее – отсутствие всякого обсуждения,
споров или, скажем, разногласий по поводу этого документа. Члены Совета
Федерации утвердили закон о клевете 146-ю голосами «за» при трех
воздержавшихся. Ни одного голоса не было подано против.
Это и поразило меня больше всего. Как-то в сове время мне пришлось бывать на
одном из съездов Коммунистической парии Советского Союза. Однако такого
единомыслия я не встречал даже там и вообще не встречал в советское время.

Закон о клевете ввергает нашу страну в печальный период
1930-х годов. Мне кажется, что при всех царях, даже самых суровых и деспотичных
из них, при Иване Грозном, при Петре Первом, не говоря
уже о трех Александрах и двух Николаях у государства существовало  понимание, что любой человек способен
ошибаться. Нынешняя российская власть лишает гражданина страны права на ошибку,
но всегда готова впаять ему если не тюремный срок, то запредельно крупный штраф
за любое слово, которое не понравится представителям власти.

Понятно, что весь пакет законов репрессивного характера,
принятый в течение одного летнего месяца Государственной Думой Российской
Федерации преследует одну цель: защитить чиновников от любой критики, которая
только может прозвучать. Мне кажется, что такого в тысячелетней истории России
еще не было. Хотя бы интуитивно, но власть всегда понимала, что критика это
залог движения вперед, мотор, движущий развитием государства, а отсутствие
критики – прямая дорога к мертвому, не имеющему будущего застою.

Еще когда проходила предвыборная кампания Владимира
Путина на пост главы Российского государства, перед выборами в марте 2012 года
честные аналитики предсказывали, что когда Путин займет в свой очередной –
третий, а по факту, может быть, уже и четвертый раз президентский пост, то он
закрутит гайки. Так и случилось, причем похоже, что
то, что мы видим – даже гораздо хуже того, чего мы ожидали.

Нечто подобное происходило совсем недавно в арабских
странах, происходит на Востоке. Когда лидер того или иного государства занимал
свой пост лет на тридцать, а затем еще передавал его по наследству сыну или, на
худой конец, зятю. Однако даже у людей, населяющих арабские страны, кончилось
терпение, и в результате мы видим череду арабских революций, когда надоевших
руководителей сносили из их кресел.

Может быть, и российской нынешней власти следовало бы
задуматься, чем кончится эта история. Не пришлось бы вылететь из кресла, а то и
еще чего-нибудь пожестче.

Срежиссировано, акценты расставлены

Закон о клевете непосредственно затрагивает лицо
современной российской журналистики. Однако сегодняшнюю прессу в России уже
нельзя даже сравнивать с прессой советской, настолько она беззуба, настолько
она бесцветна, настолько она хвалебна по отношению к действующей власти,
настолько в ней нет никакого намека на критику.

По телевидению идут косяком сплошные развлекательные шоу,
а если и значатся в эфирной сетке какое-нибудь политической ток-шоу или
социально ориентированное ток-шоу, то идет оно обязательно в записи и
обязательно срежиссировано таким образом, чтобы
власть смотрелась в наиболее выигрышном свете. По радио можно услышать только
урезанную информацию с «правильными» расставленными акцентами.

Только интернет пока более открыт. Но даже интернет
сегодня уже попадает под пресс, и даже интернету сложно обойти расставляемые на
пути свободной информации рогатки. Скоро ни журналистам, ни читателям, ни
вообще гражданам негде будет выпустить пар.

Общество обложили многочисленными законами. Теперь
появился еще один – закон о клевете. И кто же с кем судится, кто кого обвиняет
в клевете?

Как правило, чиновники пытаются засудить журналистов.
Можно найти и статистику, что только в течение 2011 года в стране было
рассмотрено более 800 дел, в которых чиновники обвиняли журналистов в клевете и
не просто судились с ними, но и добивались реальных сроков заключения и
громадных штрафов.

Но и этого показалось мало. Теперь добавилась еще одна
дубинка, которой можно оприходовать того, кто покусится на «чистоту и святость»
российского доблестного чиновничества.

Критика
возвращается на российские кухни

Некоторые аналитики пытаются размышлять не тему: как
могли члены обеих палат российского парламента принимать и утверждать подобные
законы? Что ж, давайте смотреть.

Совет Федерации, каждый его член напрямую утверждается
непосредственно Владимиром Путиным. При таких условиях формирования этой
верхней палаты российского парламента ни один ее член не мог бы не то что голосовать против закона, предложенного президентом,
— он не смог бы даже и пикнуть. А если бы и пикнул, то уже завтра его бы в
Совете Федерации не было.

Большинство депутатов в Государственной Думе Российской
Федерации составляют депутаты от партии «Единая Россия», так же персонально
отобранные Владимиром Путиным.

Не удивительно, что при таком положении дел парламент
Российской Федерации может принимать любые законы, какие хотелось бы
исполнительной власти.

Фактически все депутаты обеих палат парламента ручные. Не
случайно теперь у нас раздаются голоса, которые спрашивают: а зачем вообще нам
эти депутаты нужны? Не лучше ли и не дешевле ли напрямую штамповать законы в
форме указов президентской власти?

Сегодня парламент России, обе его палаты – нижняя,
Государственная Дума Российской Федерации, и верхняя – Совет Федерации, выполняют по сути только одну функцию – служить вывеской для
стран Запада, что у нас в государстве существует демократия.

Может, и я, пока глава государства еще не подписал
свежеиспеченный закон о клевете, смогу в этих словах высказаться в последний
раз. Надо ведь быть осторожным в высказывании собственных суждений, а то
привлекут к ответственности.

В таких условиях критика вернется на кухни, в разговорах
между друзьями и внутри семьи.

Каждый чиновник
похвалу любит

Теперь закон позволит российским чиновникам еще больше
воровать, еще активнее и смелее продавать и покупать должности, земельные
участки, собственность и недвижимость, продавать остатки уже давно распроданной
совести.

Говорить об этом больше нельзя: обвинят в клевете.

Российский чиновник – это, как правило, очень богатый
человек. Богатого человека тронуть вообще очень сложно, потому что богатство –
это прямая дорога к могуществу. Теперь же эти богатые и влиятельные люди еще и
донельзя защищены российским законодательством. Тронуть их теперь становится
практически невозможно. И в этих условиях российский чиновник становится
практически безнаказанным, безответственным, он забронзовеет
и заматереет настолько, что окончательно превратится в человека особой касты.
Неприкасаемой.

Российский чиновник также очень падок на лесть и
славословия. Точнее не падок даже: он воспринимает их как нечто само собой
разумеющееся, как нечто должное. Российский журналист должен хвалить
российского чиновника – и тогда его ожидают конфетки, шубы с барского плеча и
всякие блага. Равно и сам чиновник должен хвалить вышестоящее руководство – и
тогда его также ждут и продвижение по службе, конфетки, и шубы с миллионами.

Тот же кто не согласен, у кого
есть иной взгляд на вещи – тот немедленно изгоняется из власти. А если и так не
принадлежит системе власти – то  его все
равно можно изгнать откуда-нибудь, откуда только можно – например, из жизни.

Власть теперь полагается только хвалить – на то она и
власть. А если кто несогласен – быстро оказывается в
позиции под ударом.

Те, кто пытался сказать, что выборы у нас в стране в
последнее время были нечестные, те, кто участвовал в событиях 6 мая, — все они
тихой сапой подвергаются расправе. Некоторые из таких уже
всерьез подумывают о выезде из страны, о смене гражданства, поскольку иного
выхода для себя не видят.

В таких условиях поневоле каждый задумается. И будет
делиться своими настоящими мыслями только дома, в разговоре с женой. Да и то –
предварительно осмотревшись, не понатыкано ли в квартире «жучков». А то не
ровен час привлекут…

«И представил я:
город наводнился вдруг веселыми людьми…»

Конституция России по факту становится все более и более
чисто номинальным документом. Говорить что-либо, хотя бы отдаленно похожее на
правду, нельзя не только в кресле, но и на митинге. Да и какой там митинг,
когда «больше трех не собираться, больше часа не стоять»? Можно, конечно,
купить себе право голоса, заплатив колоссальный штраф – да ведь откуда у
простого человека подобные деньжищи?

Не так давно стало известно, что в Калининграде отменили
велосипедный пробег. Этот велопробег не предполагал никакой политической
окраски: просто велопробег без признаков несогласия. И его отменили. От чего
же?!

По новому российскому законодательству необходимо
утвердить подобный велосипедный пробег у представителей власти. Власть хочет
почитать сценарий мероприятия: кто и что будет говорить, кто
во что будет одет и что при этом в руках держать, в каком месте стоять и какие
взгляды в какую сторону бросать.

Организаторы, должно быть, как столкнулись с этой муторнотой да и махнул рукой: а ну
его, к лешему, этот велопробег, мы и без велопробега на кухне мирно помолчим.

Чего уж там: скоро и похороны, и свадьбы, и дни рождения
отметить можно будет только дома. И если кто захочет выйти потанцевать летним
вечером на улице от избытка чувств – тот может об этом сильно пожалеть.

И выйти хором что спеть и сплясать под дождем, да и
просто побегать по лужам по случаю весеннего дождя Юрию Шевчуку и его
персонажам будет ох как непросто…

Больше трех не собираться, больше часа не стоять, ртов не
отрывать. А надо будет – мы тебя и в интернете найдем и там тебя замочим.

Украденное будущее

С точки зрения западных стран Россия, должно быть,
выглядит сегодня хуже африканских стран, которые мы еще совсем недавно с
некоторой пренебрежительностью называли «слаборазвитыми». Сравнение этих
«слаборазвитых» стран с современным российским государством будет явно не в
нашу пользу. Не случайно в международных рейтингах свободы слова  мы делим 172-е место с Азербайджаном и
Зимбабве.

Если судить по телевизионной картинке, которую нам еще
как-то неосмотрительно показывают, там, в Африке, люди чем-то возмущаются,
против чего-то протестуют, кто-то что-то кому-то выказывает. У нас же это запрещено.

Осень российский народ ждет новая глобальная беда –
повышение тарифов на услуги жилищно-коммунального хозяйства. Не нужно быть
особенно прозорливым пророком, чтобы предсказать. Что вряд ли народ будет
сильно обрадован этими новыми поборами, этому новому грузу на свою и без того
перегруженную спину. Следовательно, нас может ждать новая волна возмущения,
новые взрывы протеста, новый рост волны протестных настроений.

Новые законы призваны закупорить эту волну в бутылку.
Словно власти не понимают, что в эту бутылку они пытаются запихнуть джинна
такой разрушительной силы, что если взорвется – то мало не покажется. И
пострадают от этого взрыва все.

Иной раз подумаешь: мы же живем в ХХI
веке! Человечество, казалось бы, заслужило веками тяжелой истории право на
свободу слова и свободу мысли – в разумных, само собой разумеется, пределах.

Однако посмотрев на новые российские законы, понимаешь,
что они таковы, что ни о какой разумности уже нет и речи.

В советские времена у нас была мечта – построить коммунизм
в обозримом будущем. Сейчас мы не можем посмотреть не
только ли в некое «обозримое» будущее – мы не можем посмотреть на
двадцать-тридцать лет вперед. Куда уж там! Мы не можем посмотреть даже в
завтрашний день, мы не можем предсказать, что нас ждет уже через месяц.

Нет критики – нет
жизни

Каждый месяц в России происходит если не катастрофа, то
трагедия. И часто в них виноваты органы власти – потому что не справились, не
проконтролировали. Не выполнили обязательств, не смогли обеспечить – не
справились со своей работой.

Как правило, власти остаются после таких трагедий
безнаказанными. Чиновники вне подозрений. Всегда найдется кто-либо виноватый
другой. Чиновников, которые не справляются со своими обязанностями, у нас не
трогают.

Так и было во время недавней трагедии в Краснодарском
крае. Сам Владимир Путин вынужден был дважды вылетать на место трагедии и получил достаточно информации для того, чтобы
сделать вывод: не справляются. Однако на Госсовете сделал вывод: меняться
должны все. Словно и виноваты тоже все.

Однако для того, чтобы власть начала меняться
по-настоящему, она должна слушать критику в свой адрес. Но критика запрещена. И
ни один голос не может раздасться – иначе
высказанные, выкрикнутые слова посчитают клеветой. Хотя по
настоящему клевета в нынешнем российском государстве может быть
представима только одного рода: если вдруг кто-то кого-то перехвалит.

Сейчас даже вопиющим в пустыне быть опасно: этот голос
обязательно будет услышан где надо и воспринят как
надо, и меры будут приняты соответствующие.

Эта ситуация опасна – и опасна она не только для
журналистов. И не только для общества в целом. Она опасна конкретно и для
чиновников. Ведь отсутствие критики ведет к загниванию и смерти общественной
системы – вместе с теми, кто этой системе служит.

Однако любая критика в современной России способна
разбиться о перспективу судебного разбирательства.

«Ты плохой градоначальник, ты разрушил все наши
исторические постройки и понавтыкал везде коммерчески
выгодные торговых центров, ты не вывозишь мусор и не убираешь снег, ты не
создаешь никакого плана развития моего города!» — «А вот тебе повестка в суд!».

«ты плохой начальник, ты не платишь зарплату, а все
деньги разворовал!» — «А вот тебе повестка в суд, доказывай теперь там, что сам
не верблюд!».

И бедолага, и без того не получавший заработную плату от
плохого начальника теперь еще будет вынужден выплачивать этому самому
начальнику гигантский штраф за клевету!

Общество, в котором нельзя друг друга критиковать рискует
быть разрушенным. Отсутствие критики разрушительно для любого общества. Без
критики невозможно движение вперед. Без критики возможно только тление и
смерть.

Оцени себя сам

Сегодня российское государство готовится вступить во
Всемирную торговую организацию, состоит в различных международных союзах,
состоит в различных азиатско-тихоокеанских альянсах. Для того чтобы
соответствовать темпу и уровню современного мира, мы должны постоянно двигаться
вперед, не останавливаясь на месте. Для того чтобы двигаться вперед, мы должны
давать себе оценки. А как можно дать себе оценку, если давать какие бы то ни было оценки становится опасно?

Последнее время нам очень часто твердят, что страна
находится в стабильном состоянии. Слова о стабильном состоянии, в котором якобы
находится Россия, стали в частности основным предвыборным лозунгом Владимира
Путина, когда он весной этого года в очередной раз продвигался к президентскому
креслу.

Но что же такое «стабильное состояние»? А это, ребята,
застой. И после застоя нужно двигаться либо вперед, либо назад. Сегодня
движение вперед для нас кажется невозможным, поскольку мы уже начали движение
назад.

Мне кажется, что даже Иосифу Сталину не снились наши
законы, принятые в ХХI веке. Нам не мешало бы
посмотреть, как живут Япония, Китай, как живут Соединенные Штаты Америки, как
живет Европа, и в частности Германия, в которой – лучшая европейская экономика.

В этих странах никто не сидит по 15-20 лет в руководящем
кресле. А у нас такой настрой, чтобы сидеть в этом кресле до состояния
«посмертно», а желательно – еще соорудить себе преемника, лучше всего посадить
в это руководящее кресло сына, дочь, зятя.

Позволит ли это сделать наше общество?

Позвольте, а где же демократия?

Не случайно все эти новые российские законы были приняты
парламентом страны в летнее время, когда люди находятся в отпусках, находятся в
определенной летней спячке. Наше общество, наш народ по-настоящему еще не
осознали смысла всех этих законов и все те последствия, которые может иметь их
принятие.

Не случайно также, что эти законы не выносились на
общественное обсуждение. Не выносились они и в среде профессионалов. Их даже не
обсуждали в общественной палате, хотя по закону они должны были пройти здесь
обсуждение, но этого не случилось.

Как сказал Владимир Владимирович Путин – так и сделали,
приложив руку к козырьку. Позвольте, а как же демократия?

А никакой демократии у нас, похоже, уже и нет. У нас
образовалось авторитарное общество с авторитарным руководителем.

Разумные люди это понимают. Другое дело, что никто не
спешит протестовать из соображений собственной безопасности.

По теме
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.
22.10.2021
Нежелание нижегородцев вакцинироваться – результат проваленной информационной кампании.
19.10.2021
Хотя формально вариант переписи населения через портал Госуслуг ничем не отличается от традиционного.