16+
Аналитика
21.07.2021
Что и нашло свое отражение в оценке вице-премьером реформ в Нижегородской области.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
19.07.2021
Нижегородская область неспроста включена в список пилотных регионов, которые получат инфраструктурные кредиты.
14.07.2021
Главной функцией канатной дороги, соединяющей «Заречную» и «Швейцарию», будет не транспортная.
12.07.2021
Все приуроченные к 800-летию работы надо сделать качественно. Можно даже сознательно сдвинуть сроки.
07.07.2021
Четвертое место в рейтинге Минпромторга дает Нижегородской области определенные преимущества.
06.07.2021
России предлагают добиваться успехов под предводительством одной правильной партии.
25.06.2021
Скорость вакцинации теперь будет нарастать даже без информационной поддержки на региональном уровне.
25.06.2021
Государство создало для микробизнеса возможность действовать в правовом поле, но это решает лишь часть проблемы.
23.06.2021
Если кто-то ставит выше всего личную свободу, а потом лечится за общий счет, я против этого.
18.06.2021
Возможно, старым партиям, привыкшим действовать прямолинейно, сделать это будет более сложно.
09.06.2021
Основные пункты в программе празднования 800-летия Нижнего Новгорода будут выполнены.
10 Февраля 2011 года
210 просмотров

Слов много, а смысла нет

Галина Клочкова, директор школы
имени Ломоносова:

Как обычно, новый закон «Об
образовании» оказался хуже прежнего. Говоря словами известного нашего политического
деятеля, «хотели как лучше, получилось как всегда». И это ровно потому, что
причины для принятия закона никак не связаны, на мой взгляд, с его возможными
последствиями. В качестве причин называется некое приведение в порядок разных
подзаконных актов и связывание их в один закон. Но мы же понимаем, что
последствия таких действий гораздо глубже, потому что, связывая в одно отдельные
части, мы получаем непонятно что – толи свитер, толи покрывало.

На сегодняшний день самую большую
волну не то чтобы даже обсуждения, а негодования, вызывала позиция относительно
новых стандартов, обязательности или необязательности новых предметов и так
далее. И, как обычно, замалчивается главная тема – как вообще государство
рассматривает свои финансовые обязательства в части образования по отношению к
каждому конкретному своему гражданину. Поэтому чем больше на эту тему пишется,
тем больше у меня вопросов.

Каждый из нас знает, что предметы
по выбору будут стоить гораздо дороже, чем «обязательный набор» –  точно так же каждому школьнику понятно, что
комплексный обед или бизнес-ланч стоят дешевле, а выбор по меню – дороже. Однако
мы сегодня не говорим, что начинать нужно с определения финансовой политики
государства по вложениям в будущее страны, каков, если хотите, социальный
стандарт сегодняшнего дошкольника. То есть, как нужно обеспечить его кадрами и
часами внимания государства, чтобы он получил достаточное или необходимое
условие для перехода на следующую ступень.

Если бы закон отвечал на такие
вопросы, то обсуждение даже отдельных его пунктов или неточностей имело бы
смысл. А на сегодняшний день, как я ни пытаюсь перечитывать этот закон, я не
знаю, с какой стороны его можно изменить. Он не отвечает даже на тот вопрос, на
который удалось ответить первому российскому закону от 1992 года, а именно – «что
является обязанностью государства по отношению к каждому конкретному
обучающемуся на каждой конкретной ступени?». Слов много, а смысла нет.

Если на сегодняшний день во многих
школах даже нет выбора между наличием учебника и наличием электронных средств
связи, а если даже выбор и есть, то не всегда есть специалисты, которые могут
его обеспечить, то о чем мы говорим в предметной сфере? Если на сегодняшний
день многие школы не соответствуют по многим показателям – и материально-техническим
в том числе – званию современной школы, новой школы, то до учебного плана как финансовой
политики государства нам еще очень далеко.

Скажем, когда распределялись
президентские гранты, нужно было написать проект – что именно выбирают учителя.
Редко когда эти гранты предполагали не просто укрепление
материально-технической базы, а, например, повышение квалификации отдельных
учителей, например, в Оксфорде. Хотя, в принципе, миллион рублей – это сумма
приличная. Потому что даже учителей, которые в принципе не должны беспокоиться
о материально-технической базе школы или о ремонте протекающих потолков и
рассохшихся оконных рам, – даже у них мысли были не о себе, о повышении
квалификации, а о безопасности школьников. Это говорит о том, что ситуация,
когда государство перекладывает свою ответственность на плечи педагогов, а
через них и на родителей, доведена до крайней степени.

Мы говорим, что учителям надо
повысить зарплату – это очевидно. Но мы опять-таки не говорим, каков он,
стандарт профессиональной оценки труда учителя. И мы никогда не услышим друг
друга – родители, ученики, учителя – если мы не договоримся, что стоимость
профессионального педагогического часа, который давно уже на рынке существует в
виде платы репетиторам, может быть установлена государством в таких-то пределах
(например, от ста до пятисот рублей), и тогда, возможно, мы поймем – а сколько
мы вообще можем позволить себе учителей. И сколько они должны работать, чтобы
зарабатывать не только на пропитание себе, но и на то, чтобы ходить в театры,
покупать книги, в конце концов, путешествовать, потому что многие ученики в
этом смысле географию знают гораздо лучше учителей, который иногда даже за
пределы родного городка не выезжают.

На мой взгляд, какими бы эти
вопросы ни казались примитивными и далекими от проблем, обсуждаемых депутатами,
мне в этот момент хочется сказать взрослым людям, что даже в Государственной
Думе есть один главный предмет, называется он «Чтение»: первое чтение, второе
чтение, третье чтение – и никаких предметов по выбору. Если вы не научились
читать, уважаемые господа законодатели, вам не место в законодательных органах
власти, потому что это ваша прямая обязанность: читать, улавливать смысл и
пересказывать то, что вы читаете, чтобы увидеть, если в рассматриваемом законе
нет смысла, нет четко спрогнозированных социальных последствий.

На мой взгляд, закон, в том виде, в
котором он представлен, не может быть принят. Закон не может быть принят до тех
пор, пока государство, в первую очередь, те, кто обязан все сосчитать и представить
в виде сметы, не определит, что мы можем себе позволить. Может быть, как не
очень богатое государство мы можем позволить себе не все, но, по крайней мере, об
этом надо сказать своим гражданам искренне и честно.

Почему, например, в Японии спокойно
в частные руки отдано дошкольное образование и высшее? Потому что они
посчитали, что государству по карману только среднее (по крайней мере, так было
десять лет назад, когда я изучала систему образования в этой стране). Почему
Финляндия, строя новые школы, совершенно точно понимает, в каких пропорциях
муниципалитет, регион и государство вкладываются в одного ученика а также в
инфраструктуру школы? Почему есть стандарт школы – то есть проект школы никогда
не будет утвержден без стадиона, библиотеки, школьной столовой, просторного
холла, которые, например, в маленьких городках позволяют школе быть и своего
рода клубом и спортивным залом?

Вот вопросы, которые, размышляя с
друзьями или наедине с собой, задает себе каждый родитель учащегося старшего
класса, младшего класса или родитель дошкольника. Он пытается понять, что я
могу дать своему ребенку сам, а что мне обязано предоставить государство,
декларирующее в Конституции бесплатность и общедоступность образования.

По теме
07.06.2021
Идея паркограда «Нижний» укладывается в стратегию пространственного развития России.
07.06.2021
Система праймериз позволяет найти достойное применение способностям активных молодых людей.
04.06.2021
В этой процедуре сегодня участвует множество волонтеров и представителей общественных движений.
03.06.2021
На праймериз этого года была отмечена самая высокая конкуренция за время проведения этой процедуры.