16+
Аналитика
26.11.2020
Есть судебное решение и его нужно исполнять – нравится это или не очень.
26.11.2020
Как только дело касается личных интересов некоторых деловых людей, так они готовы идти на любые ухищрения, чтобы не исполнять правила.
26.11.2020
Руководители компании «Этуаль» хотели прикрыться торгующими на Карповском рынке предпринимателями как «живым щитом».
24.11.2020
Коммерческая организация по определению работает ради получения прибыли, а не для обеспечения населения теплом или электричеством.
20.11.2020
Рейтинг «вымирающих городов» Варламова – не более чем попытка напомнить о себе.
20.11.2020
Требование «За правду» убрать лоббистов «ТНС энерго» из думы Нижнего Новгорода — совершенно справедливо.
19.11.2020
Не стоит всерьез воспринимать выводы Варламова, сделанные без всякой методологии.
12.11.2020
И Нижний Новгород является одним из центров динамичного развития на этом направлении.
11.11.2020
Нижегородская область названа в числе лидеров по поддержке креативных индустрий, но нам еще есть куда стремиться.
03.11.2020
«Пирог» постоянно сужается, и все, кто желает от него урвать, идут туда, где есть «живые» деньги.
02.11.2020
Каждый, кто имеет дело с платежами граждан, стремится нагреть руки на этих деньгах. Именно это произошло с «ТНС энерго».
30.10.2020
Мобилизация проверенных временем политических тяжеловесов  повышает доверие населения к власти.
31 Октября 2012 года
190 просмотров

Случай из полицейской жизни

Филиппу
19 лет. Он учится на факультете культурологии ГАУГН, на кафедре
изучения западной культуры.

Филипп
антифашист, мой хороший знакомый и товарищ по Российскому
социалистическому движению. Он умный, смелый и ответственный. Филипп
участвовал в защите Химкинского и Цаговского лесов, вместе с нами
готовил многие акции РСД. Ходил на оргкомитеты, раздавал листовки и
газеты — обычная активистская рутина.

Днем
25 октября к Филиппу домой ворвались оперативники и с угрозами, под
крики родителей, потащили на улицу, к машине. Но началась эта история
раньше.

Филипп
дружит со Степаном Зиминым, анархистом и антифашистом, арестованным
по делу о «беспорядках» 6 мая. Когда Филипп узнал, что
Зимина арестовали, он связался с адвокатом Василием Кушниром.
Выяснилось, что во всем деле о т.н. «беспорядках» (по
которому сейчас проходит почти 20 человек, включая Зимина, 12 из них
в тюрьме) нет ни одного свидетеля.

Дать
показания по Зимину был готов житель Кирова Алексей Орлов, но на него
надавила местная полиция, и он отказался. Тогда Филипп решил сам
стать свидетелем, потому что был 6 мая на Болотной площади, в самой
гуще «беспорядков» (избиения полицейскими митингующих), и
видел, что Зимин никаких противоправных действий не совершал.

Две
недели Филипп и его адвокат ждали повестки в Следственный комитет, но
она так и не пришла.

25
октября Кушнир подал второе ходатайство о привлечении Филиппа в
качестве свидетеля. В тот же день — может быть, совпадение, может, и
нет — к нему пришли полицейские и, не дав вызвать адвоката, повезли в
Следственный комитет.

Всю
дорогу Филиппу угрожали. Остановили машину возле леса — Филипп живет
в Балашихе — и сказали, что все теперь зависит от того, как он будет
разговаривать. Если будет молчать, можно поговорить и в лесу. «Выйди,
покури в последний раз».

Из
второй машины вышел оперативник с камерой, Филиппу начали задавать
вопросы. Он отказался отвечать. Полицейский развернул его голову —
«Смотри в камеру, сука!»

Его
снова затолкали в машину. У здания Следственного комитета Филиппа
встретил следователь Тимофей Грачев словами «Петухом быть не
хочешь? Будешь со мной дружить».

Начался
допрос. Для начала Грачев дважды ткнул Филиппа кулаком в лицо, дал
подзатыльник: «Не смотри на меня, как на говно, а то сам в
говно превратишься». Потом расслабился.

Один
из стоявших тут же оперативников стал угрожать Филиппу, что позвонит
своему знакомому, начальнику Бутырской тюрьмы, и договорится о том,
чтобы Филиппа отправили в камеру с блатными.

Вопросы
Филиппу задавали следующие: что он делал на Болотной площади, знает
ли Константина Лебедева, Леонида Развозжаева, Сергея Удальцова, давно
ли участвует в движении протеста и что он думает о фильме «Анатомия
протеста-2». Ни на один вопрос Филипп не ответил, ссылаясь на
статью 51 Конституции («Никто не обязан свидетельствовать
против себя самого, своего супруга и близких родственников»),
указывая, что ему не дали вызвать адвоката.

Тогда
перед Филиппом оказался протокол, в котором было указано, что он
отказался отвечать по ст. 51 Конституции (Филипп дописал, что ему не
был предоставлен адвокат), и начался допрос без протокола.

Помимо
бесконечного мата и угроз Грачев придумал новое средство — стал
говорить, что привезет в Следственный комитет мать Филиппа, та будет
в слезах умолять, чтобы он дал показания. Участковый по телефону
передал, что мать Филиппа приедет — но этого так и не
произошло.

После
допроса (в общей сложности продолжавшегося пять часов) Филипп еще
полтора часа просидел один в запертом кабинете. Потом на него надели
наручники и повели на улицу. У КПП он увидел адвоката Дмитрия
Аграновского и успел ему сказать, чтобы тот распространил в сети
информацию о его задержании по делу 6 мая. Вскоре мы все — мои
друзья, я сам — начали получать обрывочные сведения о том, что
происходит.

Филиппа
повезли домой, проводить обыск. Он сидел в наручниках, но в кармане
куртки оказалась книга, -«Искусство и политика» Грамши,
-и всю дорогу он читал.

Дома
начался обыск. Без подлостей не обошлось и тут — оперативники
запугивали деда Филиппа, ветерана войны, отвели в другую комнату мать
и стали рассказывать ей, что ее сын экстремист.

Дома
у Филиппа обнаружили «Манифест Коммунистической партии» и
уже хотели изъять, но потом спохватились — похоже, не запрещенный
текст. Для надежности оперативник проверил по Федеральному списку
экстремистских материалов на ноутбуке — и правда, не запрещенный.

В
итоге изъяли системный блок, пять сим-карт и тот самый том «Искусство
и политика». Составили протокол обыска и под конец вручили
повестку (!) о вызове свидетелем на тот же день.

Сейчас,
видимо, Филипп проходит свидетелем по делу
Удальцова-Лебедева-Развозжаева. По поданному им ходатайству его,
возможно, еще вызовут в СК. И все-таки в тот день его не задержали.
Но для других ужас продолжается.

Для
Владимира Акименкова, который почти ослеп в СИЗО, но которого суд
оставил под арестом до марта 2013 года, потому что препятствием для
ареста является только полная слепота.

Для
Леонида Развозжаева, которого похитили и пытали, добиваясь
признательных показаний.

Для
остальных узников Болотной. Для Константина Лебедева.

…зачем
писать об этом так подробно? Я хочу, чтобы как можно больше людей
узнало о том, что происходит. Пожалуйста, помогите мне распространить
эту информацию. Ведь у кого-то, возможно, сохраняются иллюзии, что
бросают в тюрьмы и судят только каких-то опасных «подпольщиков»,
которые «знают, на что идут». Нет, репрессируют обычных
активистов — студентов, художников, ученых — ваших знакомых. Это как
инсталляция Кабакова «Туалет» — мерзость прямо у вас
дома, рядом с обеденным столом, и сделать вид, что все в порядке, не
получится. Следите за информацией в сети, помогайте ее
распространять, ходите на митинги солидарности с политзаключенными,
пишите им письма.

В
заключение хотел бы повторить слова, которыми заканчивается наше
заявление по аресту Константина Лебедева:

Те,
кто сегодня чувствует себя безнаказанно, ответят за все. Ни одну их
подлость мы не забудем и не простим.

Оригинал
этого материала опубликован в Русском
журнале
.

По теме
30.10.2020
Запрос на государственно-национальную идеологию в обществе необычайно высок.
29.10.2020
Но партии Захара Прилепина еще предстоит проделать серьезную работу.
12.10.2020
Зотову предстоит решать ключевые задачи, связанные с привлечением инвестиций.
12.10.2020
Назначение Андрея Черткова должно привести к решению проблем Кстовского района.