16+
Аналитика
19.02.2020
Ничего противоречащего корпоративной этике глава Автозаводского района не совершил.
18.02.2020
Бедный Нагин. Такой он был весь из себя открытый – и на тебе.  
19.02.2020
Мэрия истратила 7,5 миллионов рублей – нижегородцы должны знать, на что.    
18.02.2020
Объемы выплат будущего концессионера Сормовского парка в бюджет города стоит пересмотреть.  
17.02.2020
На одной чаше весов – сохранение нижегородской идентичности, на другой – чьи-то коммерческие интересы.
17.02.2020
Компания противопоставляет собственные интересы стратегическим интересам Нижегородской области.
14.02.2020
Стоит ли проводить опрос, чтобы узнать, что нижегородцы хотят называть «Швейцарию» «Швейцарией»?
14.02.2020
Реальной ликвидацией шламонакопителя «Белое море» придется заниматься будущим поколениям.
13.02.2020
Мэрия не объясняет нижегородцам, что происходит с парком «Швейцария» и что с ним будет.
13.02.2020
РЖД как монополист занимается исключительно удовлетворением собственных внутренних потребностей.
12.02.2020
Услышат ли мэр Панов и администрация Нижнего Новгорода пожелания горожан о сохранении парка «Швейцария»?
12.02.2020
Работы по рекультивации шламонакопителя «Белое море» полностью завершены, но проблем остается еще немало.
14 Июня 2012
150 просмотров

Смердякоз

Диагноз:

Это параноидальная
аберрация сознания – человек вроде совершенно логично и
адекватно рассуждает, но основная идея, на которой он базирует свои
действия и мысли, на 100% безумна или нелепа. Сам больной этого не
понимает, она для него естественна, и она направляет его мысли и
поступки. Идеей-фикс смердякоза является миф о том, что «Россия
– европейская страна».

Анамнез:

Павел Смердяков –
персонаж романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы».
Он прославился следующим фрагментом:

«…Я всю
Россию ненавижу, Марья Кондратьевна.

— Когда бы вы были военным
юнкерочком, али гусариком молоденьким, вы бы не так говорили, а
саблю бы вынули и всю Россию стали бы защищать.

— Я не только не желаю
быть военным гусариком, Марья Кондратьевна, но желаю напротив
уничтожения всех солдат-с.

— А когда неприятель
придет, кто же нас защищать будет?

— Да и не надо вовсе-с. В
двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора
Наполеона французского первого, отца нынешнему, и хорошо кабы нас
тогда покорили эти самые французы: Умная нация покорила бы весьма
глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие
порядки-с.»

Казалось бы, ну что тут
такого? Ну, глупый, озлобленный человек. Такой всегда найдет, чего
ненавидеть. Почему он так важен?

Потому что он стал
духовным отцом всей русской, советской и российской интеллигенции.
всей. Не все, правда, из этих трех трижды многострадальных отрядов
были верны его заветам, но все их помнили, и во всех них как минимум
жил и живет дремлющий вирус.

Прообразом Смердякова в
русской истории был Чаадаев*). Философом он назначил себя сам, никто
ему не перечил. Вся философия свелась к апологии необходимости для
русского человека ползания на брюшке перед иностранцами и надрывных
причитаний по поводу неприхода хозяина. Кто не верит, можете
перечитать этого «философа» сами.

Конечно, русская
аристократия была увлечена Западом. Но землей своей она считала
Россию и, хорошо и по-хозяйски видя недостатки своей страны, тем не
менее готовы были за нее убить до смерти любого иностранца, который
на нее покусится.

Но не таков был
нарождающийся класс интеллигенции. У них не было земли, у них не
было хозяйства и своего дела, но было нечто эклектично-лубочное под
названием «западная культура», почерпнутая в основном из
газет. Не посещая Европу так часто, как аристократия, и не имея
перед собой вожделенного объекта, но лишь его описание, часто
пристрастное, они влюбились в этот выдуманный ими Запад до
беспамятства. Все, что их любимый Запад напридумывал о себе, русская
интеллигенция восприняла с восторгом и на веру, как и положено
влюбленному.

Таким образом,
самоидентификация русского образованного человека XIX
века оказалась ущербной изначально. Их солнце взошло на Западе,
повисло там и никогда уже не садилось. Славянофилы и западники уже
жили в этой парадигме – они примерялись, как им получше
расположиться по отношению к Западу. «Русская философия»
серебряного века по сути есть европоцентричная историософия –
попытка так или иначе встроиться в европейскую историю.

Тогда, во второй
половине XIX века и была выкована сущность
современной смердяковщины – фраза «Россия –
европейская страна». Это вроде незаметное географическое
смещение самоидентификации возымело немедленные депрессивные
последствия.

Россия моментально
оказалась задворках Европы и «цивилизованного мира». Ее
история стала нелепым нагромождением убийств, воровства,
предательств и казней. Народ стал отсталым и презренным, неспособным
ни к какому самостоятельному развитию и творчеству (ведь образцы
творчества теперь поставлялись с Запада), а если и что-то мог, то
потому что прилежно следовал западным образцам. Попытки удержать за
собой свою же территорию стали имперскими амбициями. И так далее.

С легкой руки гениального
Киплинга окончательно оформилась модель западоцентризма – вот,
мол, Запад, воплощающий в себе все гуманное, прогрессивное,
цивилизованное, светлое и т.п. А все, что негуманно, темно,
реакционно и т.п. – названо было Востоком. «И вместе им
не сойтись». Просто и доступно интеллигентному умишке, столь
падкому на эффектные фразы и краткие, легко запоминающиеся афоризмы.
И России на этой прямой заняла унизительное промежуточное положение,
и больше никакого для нее не было предусмотрено.

Кризис:

Безудержное
западопочитание, затопившее сознание русского образованца, не могло
не привести к качественным сдвигам. Появился Красный Проект –
по сути гиперзападничество, от которого ужаснулось даже русское
западничество. Вместо того, чтобы выбросить из сознания прямую
Запад-Восток и начать, наконец, жить своим умом, русский
образованный класс возмечтал стать западнее самого Запада. И снова
что-то там такое непонятное этому Западу доказать.

Это кончилось грандиозным
и кровавым кризисом Российской Империи – веками выстраиваемого
фундамента русской цивилизации. Но, как это ни парадоксально,
ожесточенное соперничество с Западом, вылившееся во Вторую Мировую
Войну, преобразовало Красный Проект в Имперский Реванш. Россия
встала на путь возрождения, но вынужденно, без прежней идеологии и
ее носителей. Поэтому, со временем неизбежно она сошла с него, снова
возобладало западническое влияние, на этот раз уже не сдерживаемое
ничем. И теперь Запад готов поглотить Россию, как только она
окончательно ослабнет.

Катамнез:

В настоящее время в
российской жизни наблюдаются следующие извращения, которые кроме как
запущенным смердякозом не объяснишь.

Повышение внутрироссийских
цен и тарифов. Никакого экономического смысла для страны в целом это
не имеет. Только вред. Но – цены надо поднять до уровня
европейских. То есть платить за свои углеводороды как за чужие.
Зачем? А чтобы «жить как в Европе». Это может понять
только тот, у кого смердякоз уже съел мозг.

ВТО. Ничего, кроме вреда
членство в этой структуре не принесет, что многократно доказано.
Единственно основание торопить подписание документов (даже не
переведенных на русский) – за это нас якобы примут в какую-то
семью и какие-то туманные выгоды посулят (даже не предоставят). Опыт
уже вступивших в ВТО стран бывшего СССР однозначно свидетельствует –
это химически чистый яд.

Конституция. Зачем она
России? Ах, да, в Европе она есть у всех (почти), значит и у нас
должна быть. Ну ладно, тяп-ляп, сваяли нечто на жаргоне юристов и
политиков. Но даже они не могут применить ее к реальной жизни. Какой
от нее толк? Только тот, что «ее похвалили на Западе».
Попробуйте найти другие ее достоинства – они все равно
сведутся к этому.

Коммунисты СССР часто
цитировали из Маяковского: «на буржуев мы смотрим свысока».
На деле этот эффект проявлялся только на войне.

Красный проект был
западническим по сути, а значит, русскость, русский дух так и
остались ему не нужными и вредными.

Фигура иностранца в
советском кино и телепропаганде – это фигура строгого судьи и
благожелательного зрителя, архетип «взрослого», а
советский человек постоянно что-то ему доказывает и внимательно
выслушивает скупые ломаные русские словечки, умильно при этом
лыбясь. Под строгим надзором коммунистического инструктора, тоже
отвратительно кривляющегося.

В дальнейшем, когда
Красный проект ввязался в заведомо проигрышное соревнование с
Западом в догонялки-перегонялки на поле Запада и по западным же
правилам, иностранец по факту, стал диктатором мод и дум в
погибающем СССР.

«Что они о нас
скажут на Западе» стало типа нравственным оселком всего, что
делает и говорит советский человек и его страна.

История России, как уже
говорилось выше, подается исключительно в негативных красках и
уничижительных тонах. Мерзкая слюнявая наши интеллигиенция
занимается этим с удовольствием.

Но так ли омерзительна
наша история? Но у кого в мире есть другая, более чистая история?
Давайте применим сравнительный метод, примеримся к той же Европе.

Возьмем, к примеру,
Францию. История ее, начиная с французской революции и по сей день.
по критериям российской истории отвратительна. Кровища, ложь,
воровство, предательство, бессмысленные и неудачные войны с
огромными потерями, гражданские эксцессы. Тем не менее во Франции
принято гордиться своей страной и ее историей, и не позволяют своим
интеллектуалам переступать через эту гордость и хоть на йоту
сомневаться в ее величии.

Настоящее России, как
продолжение ее прошлого, наследует от этого прошлого все оценки,
данные ей интеллигиенцией. Поэтому, не имеет смысла ждать от этого
полностью сгнившего и выродившегося класса чего-то полезного для
России сейчас и в будущем. Все, что они могут, это только бежать за
границу, в объятия вожделенного Запада, и если можно, нагадить
покрупнее русским перед бегством.

Если Вы интеллигиент,
откажитесь от этого скомпрометировавшего себя звания и найдите себе
другое название.

Коррупция как неизбежное
следствие западоцентризма. Это очевидно, вообще-то. Воровать у своей
страны и своего народа можно только считая «эту страну»
и «этот народ» не своими, а этаким временным сборищем
ничем не связанных между собою людей на плохо охраняемой территории.

Метания по прямой

«Запад-Восток». Чтобы нас не поругали иностранцы, мы,
как обезьяны, бездумно имитируем все, что они делают. Толерантность,
гей-парады, мультикультурность – все тащим к себе домой и
учреждаем глупейшую пародию на полезное и многократно усиливаем
дрянь от дрянного. Несть числа идиотизмам и абсурдностям. А те, за
границей, только ржут над нами. И поделом. Как еще относиться к
людям, не любящим свою страну, народ и самих себя? Как к бесплатному
цирку уродов.

Прогноз:

Полное культурное и
духовное подчинение «Западу», территориальный развал
России, лишение ее ядерного щита, расчленение ее на все более мелкие
временно независимые «российки» с последующим
уничтожением их друг другом и внешними силами.

Эпикриз:

Невозможно строить новую
Россию – что бы под этим словосочетанием не подразумевалось, —
пребывая под отупляющим воздействием смердякоза.

В лучшем случае возможны
только мрачные и убогие пародии на западные страны.

Лечение надо проводить
постепенно. Требуется время и терпение. Миф не выдернешь из головы
сразу, как аппендикс из живота.

Стратегия состоит в том,
что бы как можно чаще обнаруживать присутствие мифа и выводить из
сумрака неосознанного под прожекторы критического рационального
анализа, где он постепенно потеряет свою «естественность».

Надо научить человека как
можно чаше обнаруживать в своей и чужой речи фразы «но ведь мы
же европейская страна» или «иностранцам это не
понравится». «в Европе так не делают» и подобные им.
Сначала без каких-то выводов, только отмечать про себя «ага. я
опять сказал/услышал это».

Через несколько
десятков раз человек станет более опытным и увидит. как эта фраза
пускает корни в нашей жизни, как она сковывает мышление людей и
подпирает дурацкие решения чиновников и правительства.

Когда предрассудок
сей, наконец, встанет перед ним в полный рост, человек ужаснется и
освободится от него навсегда.

Анализы:

*) Если точнее, начало
положил Карамзин. До него русская история была вотчиной историков
Байера, Миллера и Шлёцера. Люди они были аккуратные и
последовательные, и сделали все по-немецки в самом лучшем смысле
этого слова. Более чем вековым их тщанием взращен был сравнительно
связный набор мифов об убогих, диких и бестолковых племенах, которые
были организованы и сплочены дисциплинированными, аккуратно
побритыми и одетыми в опрятные доспехи варяжскими конунгами.

Купив на последние деньги
их сочинения, Карамзин и построил «русскую историю»,
пересказывавшую немецкую историю России на русском языке. После него
любые разночтения и сомнения в немецкой версии отходили в
маргинальную тень, и даже такой авторитет своей эпохи как Ломоносов
(противник немецкой версии) совсем исчез из российской
историографии.

Что касается Петра и 18
века вообще, то тогдашние государи и знать были на словах и в
одеждах европейцами, а в делах (военных, особенно), русскими, и
этого было достаточно.


Оригинал этого
материала опубликован на ленте АПН.

По теме
11.02.2020
Нижегородская ситуация с РЖД – пример несовпадения интересов федеральной структуры и интересов региона.
11.02.2020
Лучше или хуже станет Стрелка после появления ледовой арены, можно будет сказать лет через тридцать-сорок.
10.02.2020
Изменения Устава Нижнего Новгорода могут быть использованы для устранения нежелательных кандидатов.
07.02.2020
Нижегородцы как общество в целом не вовлечены в конфликт вокруг концепции благоустройства парка «Швейцария».
Подборка