16+
Аналитика
26.11.2021
Буду рад, если производство ноутбуков в Арзамасе окажется успешным. Но опыт говорит, что шансов почти нет.
03.03.2021
Компания будет получать деньги, а работу по уборке взвалит на плечи города.
21.07.2021
Что и нашло свое отражение в оценке вице-премьером реформ в Нижегородской области.
25.11.2021
Где смельчаки, которые прекратят безумную практику проверки QR-кодов?
22.11.2021
Пока разрушения устраняют за счет бюджета Нижнего Новгорода, ситуация не изменится.  
19.11.2021
Стратегия развития российского высшего образования еще не определена.
19.11.2021
Чтобы пенсии были действительно достойными, нужны радикальные шаги. А для них требуется политическая воля.
16.11.2021
У городских властей есть выбор: надежно сохранить Почаинский овраг на десятилетия вперед или же потерять.
11.11.2021
Новый законопроект закрепляет сокращение характеристик, свойственных федеративному государственному устройству.
10.11.2021
Если при не очень высоком уровне лояльности к власти еще и ввести обязательную вакцинацию…
03.11.2021
Губернатору не позавидуешь – ему нужно заботиться и о здоровье населения, и о выживании бизнеса.
29.10.2021
Открытое письмо – лишь один из механизмов спасения конкретной отрасли в регионе.
27.10.2021
Чтобы удвоить число вакцинированных за две-три недели, нужно, чтобы население было к этому готово.
19 Марта 2013 года
246 просмотров

Соль и перец земли

Конструкция
пошатнулась

Мы
живем не в стране законов, а в стране сигналов. Поэтому то, что
произошло (я не юрист, но мне кажется именно так), что после решения
Верховного суда вся конструкция, которая привела не просто к
отставке, но и к поправкам в устав Дзержинска, и к отстранению народа
в выборе своей муниципальной власти, должна пасть. По крайней мере,
казалось, что это означает обрушение краеугольного камня всей
конструкции.

В
основе ее лежали два сопинских «неуда»: ему объявили
импичмент, потом депутаты выбрали главу города, сити-менеджера — и
случилась вся история. Теперь один из этих «неудов»
аннулирован судом.

Не
так давно я брал интервью у Сопина — это было накануне решения
Верховного суда, и спросил его, как, по его мнению, будет выглядеть
реализация механизма его восстановления. И он говорит: после этого мы
подаем на решение думы по поводу 2011 года в тот же Верховный суд и
так далее.

После
того, как стало известно решение Верховного суда, Сопин также давал
интервью, где сказал, что это — первый шаг, что намечен суд по
восстановлению его в качестве главы города Дзержинска. Однако, тем не
менее, будущее пока остается неясным.

Но
если говорить, что наша страна — не страна законов, а страна
сигналов, то, наблюдая нервическую реакцию звонящих мне господ из
нынешней, «оккупационной» администрации, и приближенных к
ним людей, видно, что они тоже нервно задаются вопросом: а что,
собственно, будет?

Я
не буду раскрывать источников, но человек, очень сильно вовлеченный
во всю эту историю, позвонив мне после решения Верховного суда,
сказал, что к тамошнему судье приходил господин Евтушенков, который
имеет прямое отношение к Шанцеву и неформально лоббировал проигрыш
этого иска.

Но,
как аккуратно заметил Виктор Сопин в своем интервью, юристы Михаила
Дмитриевича Прохорова, с которыми он встречался на съезде
«Гражданской платформы», как он сказал, «курируют
его юристов, которые занимаются делом в Верховном суде».

Видимо,
к тому, к кому надо было прийти, приходил не только господин
Евтушенков, но и от Михаила Дмитриевича тоже кто-то приходил. А
почему бы и нет? Я думаю, что не столь велики и затраты по поводу
дзержинского решения.

И
возобладало тот подход, о котором мне говорил Сопин. По его словам,
«просили только о том, чтобы все было по закону» — и вот
по закону все и вышло.

Будущее
Дзержинска зависит от будущего Шанцева

Я
думаю, что, как это ни парадоксально, такая ситуация связана с
ближайшим визитом господина Шанцева к господину Путину. Потому что
если Валерию Павлиновичу, как надеются многие из его окружения,
удастся получить «добро» на продолжение своего княжения в
Нижнем Новгороде — тогда, я думаю, судьба Виктора Федоровича Сопина в
качестве главы города Дзержинска туманна.

Главу
нижегородского региона тот же Сопин в том же интервью назвал главным
виновником всей этой истории.

Глава
региона якобы не простил Дзержинску сопротивления в тот период, когда
в 2009-2010-х годах Шанцев пытался реализовать здесь схему с
«реформой» муниципальной власти и когда выбрали не
тогдашнего ставленника Шанцева Виктора Портнова. Плюс к тому у Сопина
еще в бытность его депутатом Заксобрания области не сложились
отношения с Валерием Павлиновичем — он сильно критиковал последнего.

Но
если Валерию Павлиновичу скажут: спасибо, хорош, до свидания,
свободен, — я думаю, что этим воспользуются люди в Дзержинске,
которые не хотели бы, чтобы усилилась группировка господина
Артамонова.

Господина
Артамонова, который с Валерием Павлиновичем это дело все и обделал. И
который сейчас имеет главой города своих бывших подчиненных по
«Тосол-Синтезу» Чумазина и Слизова в качестве первого
зама главы города, у которого все рычаги власти в городе: транспорт,
архитектура и градостроение, муниципальное имущество и земельные
отношения и так далее.

Федеральную
власть Дзержинск не волнует?

Но
стоит ли все же ставить в зависимость от региональной власти все? Не
хочет ли федеральная власть сказать свое слово и, так сказать,
навести порядок?

Честно
сказать, мне задают этот вопрос, и вот я буду на него отвечать — и
оба, задающий вопрос и отвечающий, улыбаются. Потому что о каком
порядке мы можем говорить?

Когда
в 2009-2010 годах Вадим Евгеньевич Булавинов нам рассказывал об
изменениях в системе муниципальной власти — вот тогда он говорил о
некоем федеральном тренде, под который он и прогнул тогда выю,
призвав депутатов все-таки проголосовать за поправки в устав города и
отказаться от всенародных выборов главы города.

То
есть, соответственно, никакого беспорядка, следуя, опять же, логике
федеральной власти, в дзержинской ситуации федеральная власть, я
думаю, не видит. В Дзержинске просто «исправили»
конструкцию, сделав ее единообразной — с двумя «головами»,
главой города и сити-менеджером — и ничего больше.

Другое
дело, как поступили с Виктором Сопиным. Обычно ведь принято
дожидаться момента, когда человек уйдет, и потом уже проводить свои
решения. Но в этот раз было не так. Возможно, что некое брожение и
сыграло свою роль. Брожение в том числе и в федеральных СМИ, которое
не очень заметно, по сути, в Москве (им там все равно, но здесь очень
заметно), и решение Конституционного суда, и заявления
Координационного совета оппозиции, заявления «Гражданской
платформы» и Прохорова. Все, на мой взгляд, сыграло свою роль.

И
ситуация в Дзержинске может измениться только при вмешательстве со
стороны Федерации.

«Перец»
Прохоров в дзержинской похлебке

Появление
Михаила Дмитриевича, к которому прислонился господин Сопин, — это
вещь знаковая. Он отстоял своего «неправедно обиженного»
сторонника. И если уж федеральная власть решит на что-то обращать
внимание, то, я думаю, она может обратить внимание именно на это.

В
том контексте, что Михаилу Дмитриевичу Прохорову могут подарить
какую-нибудь маленькую локальную победу в каком-нибудь дзержинском
муниципалитете и, думаю, что это не слишком ущемит или взволнует
федеральную власть. Потому что по большому счету для них ничего,
собственно, не произошло.

А
говорить о критериях нравственности в политике — это все к Андрею
Дмитриевич Сахарову. Все остальное выглядит таким образом, что пока
нет никакой реальной бучи, то и никакого беспорядка федеральная
власть не видит.

Другое
дело, что в Дзержинске политически активные граждане будируют
ситуацию, идет какая-то массовая кампания: разносят газеты в
поддержку Сопина, на балконах — я сам лично это видел — висят
растяжки «Сопин — наш мэр», на машинах, которые ездят по
городу, можно видеть наклейки «Я за Сопина», «Сопин
— мэр Дзержинска» и так далее.

То
есть решение Верховного суда может стать катализатором неких
процессов. Ведь у нас же, я опять это говорю, не страна законов, а
страна сигналов.

И
вот этот новый сигнал может привести к тому, что элиты, которые там
уже и так реально нервничают, это явственно заметно, потому что «чует
кошка, чье мясо съела», — эти элиты могут занервничать еще
больше.

Да
и народ реально воспрянул, говорит о возвращении справедливости, я
вижу это по интернету. Плюс к тому сопинские люди набрали воздуха в
грудь. К этому добавляется неясность с назначением или выдвижением на
выборы губернатора.

В
итоге весь этот вот бульон поставлен на огонь. И сейчас он начал
кипеть, а в результате, вполне возможно, туда бросят соли или перца,
и получится этакая «ведьмина похлебочка».

А
может быть, никто туда ничего и не бросит, а возьмут и выключат огонь
на плите.

Можно
ли считать реальным «перцем» участие в этом бульоне
Михаила Прохорова в лице его юристов? А также в лице его денег,
ресурсов, связей и возможностей в решении всей этой проблемы, потому
что мы же в России живем, не где-нибудь…. Думаю, да.

И,
на мой взгляд, это было очень правильное решение Виктора Сопина, хотя
показалось поначалу и неправильным, — уйти из «Единой России»
и пойти в «Гражданскую платформу».

Потому
что для того же Прохорова, каким бы картонным политиком он на взгляд
некоторых ни выглядел, это не сложно — решить маленький вопрос в
маленьком городе и получить в итоге вполне хорошие политические
дивиденды. А сейчас именно это и может произойти.

Политика
реальная и нереальная

Некоторые
аналитики высказывают мнение, что Сопин реально не хочет возвращаться
в кресло мэра Дзержинска — якобы он уже и не молод, и сил у него не
так много. И вроде бы как Сопин хочет только лишь некоего морального
удовлетворения, продемонстрировав свою победу.


Повторю еще раз, что
не так давно я брал интервью у Виктора Сопина. И, по большому счету,
до этого интервью я думал ровно так же: для Сопина важна не реальная
политическая победа с возвращением утраченных полномочий главы города
Дзержинска, а победа моральная.

Я
думал, что Сопин понимает, что ему не дадут вернуться. И ему и самому
не больно-то хочется возвращаться. Ровно это я все и думал.

Я
поговорил с ним — интервью длилось полтора часа. Я не романтический
юноша, я в душе очень скептически отношусь к различным романтическим
порывам. Но то, что я увидел в ходе этого разговора, изменило мое
мнение.

Во-первых,
Виктор Сопин реально находится в очень хорошей физической форме.
Во-вторых, он выглядит таким, как бы это сказать, гармоничным.

На
самом ведь деле аппетит приходит во время еды. Сопин разогнался. И
речь сейчас не идет о только лишь моральном удовлетворении.

Сопин
на самом деле верит и хочет не только что-то там доказать оппонентам.
Он хочет восстановить свои права, которых его пытаются лишить.

Он
— человек старой эпохи. Он не понимает всех этих нынешних циничных
полутонов. Именно поэтому его и убрали. Потому что у него есть его
младенческая инфантильность и какая-то фанатическая упертость в
непонимании тех самых приводных ремней, которые крутят механизм
власти, в том числе — механизмы управления городом и взаимоотношений
элит. Он реально всего этого не понимает. «Ну как же?! Это же
не по закону же!»

И
Сопин реально считает, что а) утраченное можно вернуть; и б) он очень
хочет вернуться в кресло мэра, чтобы досидеть свой срок.

Более
того. Я спросил: «Будете ли вы принимать участие в каких-либо
выборах, если таковые случатся?» Важно при этом иметь в виду не
только что люди отвечают на подобные вопросы, но и как они это
делают.

Сопин
говорит (я не ручаюсь за буквальную точность цитаты, конечно) очень
уверенно: «Буду. Я бы так быстро и четко не стал бы отвечать на
этот вопрос, потому что в другой ситуации я бы очень подумал. Но
здесь ответ однозначно такой, потому что я не буду уже другим. Я не
могу спокойно относиться к тому, что плюют в лицо мне, и не только
мне, но и дзержинцам».

Так
что я вас уверяю: еще до решения Верховного суда Сопин всерьез хотел
вернуться в кресло мэра Дзержинска и считал все это реально
возможным.

Системы
«хорошая» и «нехорошая»

Конечно,
Виктор Сопин мог бы с успехом разыграть свою карту обиженного в
рамках оппозиционного движения. Так считает ли он себя частью
системы, от которой лишь на время откололся, или же он сознательно
борется с самой системой?

Прекрасный
вопрос, который был для меня самым главным, когда я разговаривал с
Виктором Сопиным в последний раз. Да и всегда, когда я разговаривал с
Сопиным, во мне звучал этот вопрос. Я думал: ну что, всерьез что ли
человек в наших нынешних политических условиях продолжает верить в
то, о чем говорит, в народовластие, демократию и так далее?

И
когда я задавал ему некоторые вопросы вжесткую, я все ждал, что он
будет как-то отмалчиваться или оттормаживаться, — но нет.

Думаю,
Сопин и раньше-то не понимал, что это за система, частью которой он
вольно или невольно был. А сейчас он по-прежнему не понимает,
насколько кафкианская сложилась вокруг него история.

И
он считает, что, как в советское время, он — часть системы, которая
правильная. А те, кто ведут себя неправильно — их нужно из системы
вычищать. Он не замечает, что система, с которой он имеет дело — это
уже другая система.

Поэтому
Виктор Сопин говорит жесткие вещи, о чем его ни спроси. И так или
иначе создается впечатление: он, возможно, на самом деле думает, что
он — часть хорошей системы, которую искажают. Как в свое время
говорили: учение Ленина — верное, просто его замутили.

Но
по факту Сопин реально является человеком, который противопоставляет
себя нынешней системе. И это для меня было удивительно — то, что он
на самом деле настолько последователен и искренен. Он не перестает
себя считать главой города Дзержинска и, на мой взгляд, считает так
справедливо.

По теме
26.10.2021
Жесткие ограничения вряд ли продержатся до 80-процентного охвата населения вакцинацией.
22.10.2021
Нежелание нижегородцев вакцинироваться – результат проваленной информационной кампании.
19.10.2021
Хотя формально вариант переписи населения через портал Госуслуг ничем не отличается от традиционного.
18.10.2021
Много ли многодетных семей нуждаются в праве на бесплатную парковку в Нижнем Новгороде?