16+
Аналитика
04.06.2020
Ее интересы должны быть на первом месте, и поправки в конституцию это фиксируют.
03.06.2020
В ближайшие месяцы предстоит смена глав некоторых районов Нижнего Новгорода.
04.06.2020
Закрытие больниц на карантин позволяет сохранить здоровье нижегородцев с хроническими заболеваниями.
04.06.2020
Поправки в конституцию отсекают саму возможность передачи ее территорий другой стране.
04.06.2020
Нижегородцам нужны не цифры, а реальное улучшение условий жизни.
03.06.2020
Среди предложенных поправок нет тех, которые не заслуживают быть включенными в конституцию.
03.06.2020
Уже давно было понятно, что в Конституцию Российской Федерации необходимо внести поправки.
02.06.2020
Опытный политик Исаев не захотел руководить районом в период смены городской власти.
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
20 Августа 2013 года
150 просмотров

Состав преступления

Вчера нижегородское региональное
отделение партии «Другая Россия» распространило заявление, в котором
говорилось, что … Следственный комитет не обнаружил состава преступления в
действиях лиц, похитивших активиста-другоросса Александра Зайцева.

Представители «Другой России» отметили, что старший
следователь СО по Московскому району города Нижнего Новгорода СУ СК РФ по
Нижегородской области  старший лейтенант Галанин Е. Н. постановил отказать в
возбуждении уголовного дела по сообщению о похищении Зайцева в связи с
отсутствием в действиях неустановленных лиц состава преступления,
предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ «Похищение человека группой лиц по
предварительному сговору».

Отказ в возбуждении уголовного дела обоснован следующим: неизвестные
лица, совершившие похищение, добровольно освободили Александра, разрезав
веревку, которой тот был привязан к дереву, хотя у них имелась возможность
удерживать пленника и дальше. Однако они этого делать не стали, а согласно УК
РФ, лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной
ответственности.

Чего не могли игнорировать следователи СК, так это то, что
Александра Зайцева били. Соответственно, единственный состав преступления,
который обнаружил следователь, предусмотрен ч. 1 ст. 116 УК «Нанесение побоев
или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не
повлекших последствий».

Что ж, очень трогательная верность букве закона. Ну, похитили
человека, привязали к дереву, побили — с кем не бывает! Отпустили же… Что-то,
впрочем, подсказывает, что если бы на месте оппозиционера был, скажем,
кто-нибудь из числа следователей, те бы после такого землю рыли, а похитителей
нашли.

Другороссы уже выражали мнение, что похитителями выступали…
оперативники «Центра «Э»: Александр Зайцев говорит, что понял это по
разговорам, которые те вели между собой. Оппозиционеры говорят, что
оперативники до этого уже были замечены в противоправных поступках и
устраивали, например, «мелкие диверсии» в офисах и квартирах активистов — скажем,
били в них окна.

Однако утверждать такое определенно — значит навлечь на себя
обвинения в клевете со стороны людей в погонах. Тем не менее, если предположить
теоретически, что это действительно было так, тогда отсутствие рвения у
следователей СК становится вполне объяснимым: руки власти по определению должны
мыть друг друга.

То, что произошло с Александром Зайцевым, уже было названо
оппозицией и общественностью вопиющим случаем. Напомню, что представители
Комитета против пыток, представители «Другой России», среди которых были сам
Александр Зайцев и исполняющий обязанности НРО партии Юрий Староверов, а также
писатель Захар Прилепин провели в Нижнем Новгороде пресс-конференцию, на
которой отметили: методы представителей власти в борьбе с инакомыслящими становятся
все более бандитскими.

«Ранее в принципах работы в кавычках «правоохранительных
органов» — или без кавычек — у нас все-таки не было принято применять
противоправные методы. Нижний Новгород старался держать некую марку. Такие
действия, как сегодня, которые даже акциями устрашения назвать сложно, потому
что это уже просто натуральное зверство, у нас раньше случались не так часто»,
— отметил тогда, в конце июня Захар Прилепин в комментарии для АПН-НН (https://apn-nn.com/550162.html).

Само устройство политической системы в стране таково, что люди
в погонах год от года чувствуют себя все более безнаказанной кастой. Власти
нужны дубинки и наручники, чтобы колотить и заковывать оппозицию — существует
иллюзия, что полицейскими методами порядок в стране можно поддерживать
бесконечно. И что если все туже закручивать крышку чайника — ее не сорвет
разгоряченным паром.

За примерами безнаказанности ходить далеко не надо: жена
Александра Зайцева Екатерина была той самой девушкой, которую огрел по голове
омоновец на митинге в прошлом сентябре. При этом представитель власти не
заслужил никаких взысканий — напротив, сама Екатерина была еще и оштрафована за
организацию массового мероприятия, которое впоследствии было признано
нижегородским областным судом незаконно запрещенным. А следовательно — и
незаконно разогнанным.

Мало того. Именно тот же прапорщик ОМОНа Игорь Лебедев
выступает сейчас … потерпевшим на процесс по «делу 15 сентября»: именно на него
«напал» активист Юрий Староверов, придержав омоновца за плечи с тем, чтобы тот
не нападал на фотографа Илью Мясницкого, работавшего на митинге. Теперь
Староверову грозит до пяти лет лишения свободы.

Создается впечатление, что слова типа «честь мундира» для
современных людей в погонах — понятие абстрактное и неузнаваемое до
чрезвычайности. Причем здесь какая-то аморфная «честь», когда за хорошие махи
дубинкой можно заслужить благосклонность и поощрения начальства, выслужить
премии, квартиры, высокие оклады?

А случись чего — начальство прикроет, прикроют следователи,
прикроют суды. Как это было и в Нижнем Новгороде, как было и по другим городам
и весям страны. Во что это может вылиться — тоже хорошо известно, стоит
вспомнить историю питерского «жемчужного прапорщика», после избиения безоружных
отпущенного на свободу, где он устроил стрельбу из пистолета в кафе в пьяном
кураже и угаре.

Правозащитники, правда, отмечают, что судебная система в
стране — и Нижегородская область здесь является одним из лидеров этого
процесса, — приобретает все больше собственного достоинства и судьи все чаще
поступают в соответствии с законом и личной совестью. С людьми в погонах
сложнее, потому что они более плотно вписаны в систему, вынуждены ей
подчиняться, а система хочет властвовать — и карать тех, кто не намерен с этим
всевластьем мириться.

Так что закон в России, по сути, остается тем самым дышлом,
которое куда ни повороти — то и вышло. А органы, которые призваны следить за
поддержанием законности и правопорядка, существуют сегодня в условиях, когда размываются
реалистичные представления о том, что есть закон и что есть законный порядок,
что есть нравственность и что есть этика, что такое хорошо — и что такое плохо.
Хотелось бы думать и знать, что это не так — но слишком часто и слишком многое
убеждает нас в обратном.

По теме
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.