16+
Аналитика
12.12.2019
Они отказались рассматривать отмену запрета на шествия по Большой Покровской.
09.12.2019
Тарасова увидела что-то такое в документах ЕЦМЗ, и решила вовремя уйти в отставку.
11.12.2019
Ирина Тарасова, проработав три недели на посту директора ЕЦМЗ, увидела что-то такое, что предпочла вовремя оставить это кресло.
11.12.2019
Общественный транспорт нижегородской агломерации начинают рассматривать как единую систему.
10.12.2019
Все агломерации выстраивают организацию общественного транспорта по сетевому принципу.
09.12.2019
ЕЦМЗ – монополист, а при монополии негативные последствия неизбежны.
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
5 Февраля 2014
384 просмотра

Социально-экономические и политические сценарии 2014 года. Основные вызовы, проблемы и перспективы

«АПН-Нижний Новгород»
представляет вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского
эксперт-клуба, прошедшего 29 января 2014 г. в пресс-центре «Медиа Страйк Холл»
и посвященного теме «Социально-экономические и политические сценарии 2014 года.
Основные вызовы, проблемы и перспективы».

В заседании принимали участие:

Александр Аносов, главный
специалист Нижегородской ассоциации промышленников и предпринимателей;

Сергей Васильев, председатель
некоммерческой организации «Совет стратегических инициатив», председатель
ревизионной комиссии РКС «Общероссийский народный фронт»;

Владислав Егоров, заместитель
председателя Законодательного собрания Нижегородской области, глава фракции
КПРФ;

Александр Иванов, доцент,
кафедра экологии и природопользования ННГАСУ;

Виктор Лапырин, главный редактор
газеты «Биржа»;

Виктор Лысов, сопредседатель
Нижегородского либерального клуба;

Александр Мазин, завкафедры
экономики, профессор НИМБ;

Мария Попова, председатель
попечительского совета парка Кулибина;

Александр Прудник, старший
научный сотрудник Института социологии РАН;

Евгений Семенов, политолог;

Павел Солодкий, уполномоченный
по защите прав предпринимателей в Нижегородской области;

Александр Суханов, политолог,
обозреватель газеты «Биржа»;

Олег Хрусталев, главный редактор
газеты «Жилищный вопрос»;

Иван Юдинцев, политолог.

Александр Суханов: Мы
начинаем заседание нашего эксперт-клуба. Тема обозначена, условия работы клуба
организационно пока не поменялись. Иван Васильевич вам чуть-чуть напомнит о
них. А сейчас хотелось бы начать все-таки с приятных моментов.

Во-первых, хотелось бы поздравить
всех лауреатов премии «Пробуждение», которые присутствуют сегодня на заседании
клуба, и думаю, что все, кто не присутствовал на этих событиях, присоединятся к
нашим поздравлениям.

Второй момент – у нас сегодня есть
приятный повод поздравить Евгения Евгеньевича Семенова с юбилеем, немножко
прошедшим…

Иван Юдинцев: Но нельзя
сказать, чтобы не замеченным общественностью…

Александр Суханов: Чернила,
чтобы писать. Лучше поздно, чем никогда.

Иван Юдинцев: Евгений
Евгеньевич, у нас тут, конечно, не Лондон. Мы знаем, что вы, как Михаил
Сергеевич Горбачев, свой юбилей в Лондоне встречали… Мне сказали, что это
вообще символ двух олимпиад – эти чернила в эту бутылку упакованы в 1980 году…

Евгений Семенов: Вы в
тренде. Губернатор мне тоже подарил коньяк…

Иван Юдинцев: (Смеется)
Вот это и есть гражданское общество, когда «мы подарили», а губернатор –
«тоже». Когда поздравляли Александра Васильевича, было: «Губернатор подарил, а
мы – тоже», — а теперь несколько наоборот.

Евгений Евгеньевич, очень много
людей просили передавать вам поздравления. Как-то так получилось, что у нас уже
традиция, что мы тех, кто является ведущими членами эксперт-клуба, поздравляем
здесь от имени всего экспертного сообщества.

Евгений Семенов: Коллеги,
спасибо…

Александр Суханов: Поздравляем!
(Аплодисменты)

Ну и также хотелось бы сегодня
напомнить участникам нашего заседания, что еще один именинник у нас сегодня
присутствует – Васильев Сергей Валерьевич. Мы тоже хотим вас поздравить с этим
юбилеем, и слово мы предоставляем Лапырину Владимиру Викторовичу.

Владимир Лапырин: Ну, на
самом деле не с юбилеем поздравляем, а с новым годом… Даже на пакете (показывает
на подарок
) здесь написано «С Новым годом!». И поскольку он человек,
связанный с вопросами безопасности был всегда, он должен знать все от А до Я. (Передает
подарок
) Вот здесь от А до Я, тут есть духовная, как говорится, вариация…

Сергей Васильев: Спасибо, не
ожидал. (Аплодисменты)

Владимир Лапырин: А мы
напомним еще, что Сергей Валерьевич на сегодняшний день представитель как
Народного фронта российского, так и председатель общественной приемной Госдумы
нашей, комитета по обороне – самого главного из известных комитетов.

Александр Суханов: Ну и,
наверное, он должен знать, что мы тоже иногда кое-что знаем…

Владимир Лапырин: Про
оборону…

Сергей Васильев: Спасибо.

Иван Юдинцев: Просьба к
Денису Чернову, который ведет нашу трансляцию на фейсбук, отразить, что
эксперты обменялись подарками. Год начался хорошо.

Ладно, все, теперь к дискуссии. А
то мы немного потянули время, потому что люди доезжают. Александр Овидиевич,
вступительное слово, пожалуйста.

Александр Суханов: Несколько
вступительных слов. Нас сегодня много, время тянуть не приходится. И так на
каждого из нас придется – Иван Васильевич рассчитает, по сколько секунд в
совокупности…

Сегодня тема, которая достаточно традиционна
для подобных заседаний. Закончился один календарный год, начинается следующий.
В конце прошлого года мы несколько заседаний посвятили обсуждению вопросов
бюджета, прогнозов развития. Но за этот период времени мы убедились, что те
прогнозы, которые мы рассматривали, не совсем оправдались по фактическому
итогу. Поэтому сегодня эксперты могут высказаться, какие сегодня тенденции,
какие тренды окажутся преимущественными, приоритетными в экономической сфере, в
социальной, в политической, на что нам надо обратить внимание в первую очередь
с точки зрения тех проблем, которые нужно будет решать в этом году.

На мой взгляд, сама ситуация
обостряется, актуализируется, прежде всего, потому, что именно 13 год показал,
что, несмотря на то, что группа стран так называемой развивающейся экономики
кризис 2008 года прошла менее болезненно, чем развитые страны, наверное,
благодаря как раз тому, что основной капитал из развитых стран направился в
развивающиеся, то сейчас ситуация начинает меняться. Темп развития всех стран
БРИКС, в том числе и нашей страны, понизился, он составляет сегодня где-то
1,3-1,4 процента по разным оценкам. Но, по сути дела, это процент, который
равен статистической погрешности при подсчетах экономических результатов. Таким
образом, сегодня некоторые эксперты уже впрямую заговорили о стагнации экономик
развивающихся, о том, что развитые экономики вышли из кризиса и сейчас начнут
свой уровень развития поднимать, а развивающиеся, наоборот, замедлят. Есть
мнение, что развивающиеся экономики попадают в так называемую ловушку среднего
дохода, то есть, когда замедляется темп развития на достаточно длительный
период, и выход из этого тренда достаточно сложен. А исходя из этого, и
последствия, которые на региональном уровне, и на федеральном, и на
международном уровне выходят на первый план, естественно, нуждаются в своем
понимании и каких-то оценках.

Международная ситуация, безусловно,
на мой взгляд, сегодня обострилась. Это и проблемы Сирии, и проблемы Украины –
Майдана. Это и изменение политической ситуации внутри – освобождение
Ходорковского, Лебедева, амнистия ряда участников «болотного дела». Все это
меняет политическую палитру нашего государства. И, прежде всего, наверное, это
произойдет на региональных уровнях, а не на федеральном. Отсюда опять целый ряд
моментов, которые нуждаются сегодня в осмыслении.

Как сегодня в этих условиях –
условиях нарастания кризиса – вести себя бизнесу? Каковы отношения между
бизнесом и властью, между населением и властью? Эти вопросы тоже нельзя сегодня
упустить.

Круг вопросов достаточно широкий,
поэтому понятно, что мы все эти вопросы, наверное, не сможем в полном объеме
сегодня затронуть, но вычленить ведущие тренды, мне кажется, было бы
целесообразно.

Потому что то, что сегодня
происходит в Украине, то, что не произошло у нас во время событий на Болотной
площади – это не значит, что этого не может быть. А для того, чтобы этого не
случилось, нам, наверное, нужно хорошо понимать и представлять себе то, что
сегодня происходит и произойдет.

Мне бы хотелось сейчас предоставить
слово, дать высказать свою позицию Павлу Михайловичу, поскольку бизнес
определяет сегодня, пойдет экономическое развитие дальше или не пойдет, и какие
проблемы нуждаются в своем решении в первую очередь.

Павел Михайлович.

Павел Солодкий: Спасибо.
Добрый день, доброе утро, уважаемые коллеги! Действительно всегда приятно
встречаться в этом кругу профессионалов, экспертов.

Я выскажу свое мнение по поводу тех
тенденций, которые заявлены на 14 год, и то, что я вижу – как положительные,
так и отрицательные моменты, которых я лично ожидаю.

Из отрицательных. Мы с вами
захватили в 13 году – и эта тенденция будет продолжаться – ужесточение политики
Центробанка по отношению к банкам. Количество банков будет сокращаться. Но,
наверное, ничего плохого в этом нет. У нас 3-4 тысячи банков, и мы об этом
говорили. Но удивительно, что во время кризиса государство поддержало плечом
банки, а не бизнес, сохранило их, а теперь, спустя пять лет, решило навести
порядок с банками.

Не против. Но как наводится порядок?
То есть, это практически хирургическое вмешательство, практически электрошоком
у многих банков будет. То, что произошло в Смоленске, в Калининграде. Мы знаем,
что 700 тысяч рублей защищены вклады у частных лиц, а у бизнеса – совершенно не
защищены. Я встречался в Москве на подведении итогов «Деловой России», когда
люди пришли и говорят: «Я получил 200 миллионов рублей проплатить на
металлургический завод за металл, и деньги остались в этом банке». Есть жалобы
к Титову, есть сотни таких обращений. А что делать с этими миллионами, которые
там остались? Банка практически нет.

Вы понимаете, как это сказывается
на платежной системе. Люди начинают бояться, малые региональные банки начинают
шарахаться, пересматривать, и уже защиты у бизнеса их средств нету. Сейчас
принимаются решения о малых предприятиях, но это опять сумма в пределах не
более миллиона.

Второе. В Правительстве
рассматривается законопроект о том, чтобы обязать на территории Российской
Федерации платить зарплату не менее чем 100 рублей за один час. Что это такое?
Я понимаю, что этот закон никак не коснется москвичей. Но, скажем, где-нибудь в
Шахунье обязать платить 100 рублей в час – это значит, что поставить человека
перед выбором – ты или увольняй, или плати.

Делается это жесткими методами. Если
этот законопроект будет принят, то я понимаю, что еще больше людей уйдут в
тень. Мы сегодня добились – по официальным данным Минэкономразвития – что около
55 процентов малого и среднего бизнеса платят в конвертах. Мы получили обратную
реакцию от того, что повысили социальные платежи. Часть бизнеса вообще снялась
с регистрации, и ведут его вне законов. Они не платят, их не проверяют, и они
совершенно вне этой игры, потому что их в реестре нет. И они таким образом
выживают.

Мой прогноз: если такое будет принято,
то количество тех, кто закроется и будет по-черному работать, увеличится.

Следующее – это изменения курса
рубля, который отпустили в последнее время. Это приведет к тому, что процентная
ставка межбанковская не будет понижаться. Хотя на следующей неделе должны были
рассматривать, и ожидания были такие, что к 15 году мы выйдем на ипотечные
кредиты под 5-6 процентов, выйдем на кредитование бизнеса 8-10 процентов.
Понятно, что при таком резком отпуске бивалютной корзины мы получим с вами не
уменьшение процентной ставки, а только увеличение.

Доступность кредитов в связи с тем,
что я перечислил, для бизнеса будет еще тяжелее. Потому что банки и так
ограничены резервированием, другими ограничениями банка. Сегодня этой крови –
денег – не хватает в экономике, не хватает для модернизации нового
производства. И сегодня, к сожалению, эти требования ужесточаются.

Далее – объединение судов, которое
мы в 14 году с вами получим. Я не берусь говорить плохо это или хорошо, просто
мы с вами захватим переходный период, про который говорится, что лучше не жить
в него. Как это аукнется? Я думаю, что пока будет этот процесс сливания и
объединения происходить – это тоже скажется на качестве работы.

Ужесточение политики хождения
наличных денег. Готовится законопроект, который, если я не ошибаюсь, с 1 июля
вводит требование, чтобы все точки торговые, услуги имели базу для расчета
пластиковыми картами. И это параллельный процесс убирания наличных денег из
оборота. Мне как жителю Нижнего Новгорода приятно, если я приеду в деревню Борского
района, где у меня дача, и рассчитаюсь карточкой там, где сейчас не могу. Но, с
другой стороны, бабушку какую-нибудь обязать к этому… При том будут требовать
от определенной суммы вообще наличными не рассчитываться – кажется, более 100
тысяч рублей – уже будет запрещено магазинам принимать наличные деньги. Вы
можете понять, что для отдаленных регионов России, для сельских районов это
будет такой, мягко говоря, переходный период, который равен шоку.

Это негативные моменты.

Позитивные – я бы сказал, что в
связи с замедлением темпа развития страны я ожидаю, что все-таки для
губернаторов, глав местного самоуправления, муниципалитетов должна развернуться
борьба за инвестиции. Потому что людей, которые инвестируют, будет все меньше и
меньше. И, наверное, внимание будут обращаться не только на гигантские проекты,
но и на более мелкие.

Надеюсь, что доступность
подключения к энергосистемам «Теплоэнерго», «Водоканала» будет больше и
оперативнее. За прошлый год по официальной справке МРСК из заявок, поступивших
к ним за 13 год, удовлетворено было 55 процентов.

Иван Юдинцев: Павел
Михайлович, время…

Павел Солодкий: Да. Я
буквально два слова. То, что начинают работать институт омбудсмена – мы
постараемся нарывы вскрывать и по всей территории области оказывать услуги
бесплатно, и заниматься теми жалобами, которые поступают от предпринимателей.

И последнее, что положительное – я
надеюсь, что бизнес будет больше учиться в плане того, что мы вступили в ВТО, и
далеко не исчерпаны все возможности, которые, вступая в ВТО, мы получили.
Многие не знают, многие этим не пользуются, и это нужно еще продвигать.

Все, извините.

Александр Суханов: А можно
еще вопрос?

Павел Солодкий: Да.

Александр Суханов: А есть ли
какая-то выработанная позиция по поводу принятого решения о том, что
Следственный комитет сможет возбуждать дела без согласования с налоговой?

Павел Солодкий: РССП,
«Деловая Россия» объединились в этом, Титов Борис Юрьевич возглавил этот
процесс. Вы понимаете, что было предложение от президента – никто его отменять
не будет, оно будет принято. Но сейчас ведутся переговоры о том, чтобы это было
все-таки более качественно прописано и подробно — в каких случаях, как этот
процесс будет проходить. Потому что действительно – мы понимаем, идеализировать
не будем – когда нет решения даже гражданского суда, а на тебя возбуждают
уголовное дело, это, конечно, мы можем получить такое количество перегибов на
местах, что… Поэтому сейчас ведутся переговоры с руководителями налоговой
службы, СКР, Правительства и омбудсмена Титова Бориса Юрьевича о том, чтобы
все-таки этот процесс был понятный, прозрачный и нанес наименьшее количество
вреда для кого бы то ни было.

Александр Суханов: Спасибо,
Павел Михайлович. И мне бы хотелось сейчас, наверное, напомнить, что в конце
прошлого года был представлен, презентован проект прогноза, созданного группой
экспертов, в том числе входящих в наш клуб, я имею в виду документы, которые
были представлены Александром Васильевичем и Евгением Евгеньевичем и еще
группой товарищей. Возможно там, исходя из того, что вы рассматривали…

Евгений Семенов: Вы немного
путаете. В данном случае мы с Александром Васильевичем были в разных группах,
хотя формально в одном институте.

Александр Суханов: Ну, неважно.
Вы оба смотрели на эту позицию комплексно с точки зрения независимых экспертов.
Может быть, вы и продолжите наш разговор в том ключе, чтобы мы потом уже могли
присоединиться.

Иван Юдинцев: Александр
Овидиевич, если можно, я напомню кое-что. Уважаемые коллеги, мы Павла
Михайловича приглашали несколько раз, но он был немножко занят, поэтому мы
сегодня дали ему двойное время. Всех остальных прошу укладываться в четыре
минуты. Потому что времени даже не хватило – Павел Михайлович рассказал, мы ему
еще вопросы задавали. Действительно накопилось, действительно набежало.

Нам, конечно, хотелось бы еще
видеть уполномоченного по правам человека когда-нибудь здесь, но…

Александр Прудник: Человека
не видно…

Александр Суханов: До
человека руки не дошли…

Иван Юдинцев: Нет, просто
готовит отчет уполномоченный по правам человека сейчас.

Уважаемые коллеги, четыре минуты.
Порядок выступающих: сейчас предоставим слово Евгению Евгеньевичу, потом
Александру Васильевичу Пруднику и после этого попросим высказаться Владислава Ивановича.

Пожалуйста, Евгений Евгеньевич.

Евгений Семенов: Уважаемые
коллеги, конечно, четыре минуты – это мало, чтобы что-то сказать. Но я
попробую. Минута прошла.

Иван Юдинцев: Нет-нет, мы
только включили. Пожалуйста.

Евгений Семенов: Мы договаривались
предварительно на встречах, что вопрос, о котором я буду говорить, будет
касаться только социокультурной ситуации.

Александр Суханов: Евгений
Евгеньевич, мы вас не заставляем выходить за его рамки.

Александр Прудник: Но время
идет. (Всеобщий смех)

Евгений Семенов: Я долго
раздумывал, как можно охарактеризовать ситуацию в социокультурной сфере,
которую переживает наше общество. Или что можно сказать о тенденциях, которые
нас ожидают в краткосрочный период. Коллеги, надо сказать следующее – что мы с
вами проявляем некую провинциальность, потому что мы с вами как бы инерционно
говорим о тенденциях 14 года, итогах 13 года, хотя, конечно же, повестка дня
сменилась. Мы сегодня должны были говорить об Украине. И все процессы, которые
мы будем наблюдать в 14 году, так или иначе, будут связаны с теми процессами,
которые происходят на Украине. И отказываться от этой повестки дня, которая
актуальна, которая продиктована самой жизнью – это значит снижать свой
экспертный уровень.

Но уж раз разговор такой инерционный,
тем не менее. Я доложен сказать, что, на мой взгляд, те процессы в
социокультурной сфере, которые нас ожидают в ближайший год, так или иначе,
проявляются, проявлялись и будут проявляться в тех процессах, которые мы
наблюдаем сегодня на Украине. Я не буду раскрывать за неимением времени, почему
это так. События, которые происходят на Украине, стали той самой лакмусовой
бумажкой. Они очевидным совершенно образом обострили всю глубочайшую
переплетенную проблематику предкризисного или — в терминологии Парсонса –
возникающего кризиса, которым на протяжении уже многих лет живет наше общество.

И главная проблема нашего общества,
если говорить о социокультурной сфере — это проблема идентичности. Я
многократно говорил об этом и писал: мы не можем ответить себе на вопрос «Кто
мы такие в этом мире?». И эта проблема актуализируется в трех вопросах, которые
наиболее… За паузу вычитать не будете?.. Которые наиболее остро стоят.   

Вопрос коррупции, который до сих
пор не решался и который связан, так или иначе, с необходимостью серьезного
радикального преобразования правовой системы, в которой живет страна. В
частности, назревшая реформа судебной системы.

Вопросы безопасности. Мы с вами
живем в алармистском обществе, где нарастают агрессивные тенденции. Мы с вами
живем в обществе, где начинают доминировать экстремистские тенденции. Я говорю
не о фактах, я говорю о способах мышления всего общества. Я много раз бывал в
Европе и обратил внимание на одну странную тенденцию: такого количества людей в
форме и в камуфляже, какое мы видим в России, я в Европе не видел нигде. Есть
полиция, жандармерия, есть карбиньеры – в разных странах по-разному, но такого
количество людей, которые надели на себя форму и работают в системе охраны,
безопасности, нет ни в одной стране мира. Вот этот небольшой индикатор. Мы
входим в магазин – мы видим охранника, мы входим в какое-то учреждение – мы
видим охранника, где бы мы ни ходили — мы видим, если не государственного
служащего в системе правоохранительных органов, то человека, который получает
деньги за решение вопроса безопасности. Этот индикатор точно совершенно
подчеркивает алармистское и агрессивное общество. Мы не доверяем никому, мы не
доверяем друг другу, мы живем на протяжении многих лет, по меткому выражению Гоббса,
в состоянии войны всех против всех.

Естественно, у этой проблемы должно
быть разрешение. Разрешение, я боюсь, может быть только радикалистское, и
Украина нам это показывает.

Ну и, наконец, последнее, что я
хочу здесь сказать, это, собственно говоря, институциональные дефициты и
дефициты, связанные с работой институтов, связанных с социальной сферой, с
социальными гарантиями. Не буду их раскрывать. Здравоохранение, образование,
социальная защита, ЖКХ.

И вот последнее, о чем хотелось бы
сказать – проблема, которую мы наблюдаем, и она точно так же отражается на
Украине. Обратите внимание — сегодня на Украине происходят два, казалось бы,
очень важных для общества события – уличные протесты, которые превращаются
постепенно в государственный переворот и попытку захвата государственной
власти, и прибытие в Киев мощей… Подскажите мне, как это точно называется?

Иван Юдинцев: Дары волхвов.

Евгений Семенов: Дары
волхвов.

Иван Юдинцев: Евгений
Евгеньевич, время.

Евгений Семенов: Да. Каналы
показывают, что нет никаких очередей, которые мы наблюдали в Белоруссии,
которые мы наблюдали в России к храмам, где выставляют дары волхвов. И вот это
мобилизованное алармистское общество, которое уже не ждет чуда на Украине — это
перспектива, которая ожидает нас.

Церковь как институт – я говорю не
о Русской Православной Церкви, а вообще об институте Церкви – как институт,
который призван решить вопрос общественной консолидации переживает такой же
кризис. Он с задачей не справился. Здесь много причин. Одна из причин состоит в
том, что в течение 70 лет Церковь была оторвана от собственной паствы, Церковь
умела делать только одно – договариваться с властью и решать вопросы власти. И
когда ей предоставили свободу, Церковь пошла по этому же самому пути – она
решила проблему взаимоотношений с властью и не знала, что ей делать с паствой.
Церковь сегодня, к сожалению, переживает внутренний кризис, но этот кризис во
многом обусловлен тем, что Церковь оказалась не готова к широкому общению со
своей паствой. И вот это тоже один из индикаторов, который отражает всю
глубочайшую систему социокультурного кризиса, который переживает наше общество.

Мы не ответим в этом году на
вопрос, кто мы такие. Но Украина подсказывает нам, к сожалению, что ответ на
этот вопрос лежит в радикалистских сценариях. И это будет основным трендом.

Александр Суханов: Хорошо,
Евгений Евгеньевич. Мы поняли вашу позицию…

Иван Юдинцев: Спасибо.  

Александр Суханов: Мы не
будем сейчас вступать в обсуждение прямое.

Иван Юдинцев: Мы продолжим,
уважаемые коллеги. Я только напомню, поскольку сегодня разговор был о лауреатах
премии «Пробуждение». У нас выступали два лауреата премии «Пробуждение»: за
2012 год – Павел Михайлович — специальный номинант, Евгений Евгеньевич –
эксперт года. А сейчас мы предоставим слово Александру Васильевичу Пруднику –
эксперту года 2013-го. И я напомню, поскольку заговорили про радикализм –
Александр Васильевич вместе с Евгением Евгеньевичем и Максимом Сергеевичем
Лубяным еще в 2012 году предлагали программу исследования радикализации –
распространения радикальных идей, в том числе через механизмы толпы, через
Crowd Management так называемый – через управление толпой.

Собственно, те прогнозы, которые вами
высказывались, сейчас сбываются. И поэтому я призываю серьезно отнестись к
прогнозу Евгения Евгеньевича по поводу того, что радикализм проявляется, в
первую очередь, не в действиях, а в мышлении, но именно в этом может быть
предложен ответ на вопрос «кто мы?».

Александр Васильевич,
пожалуйста. 

Александр Прудник: Большое
спасибо. Я постараюсь быть очень краток, скажем так, чтобы не было претензий к
Евгению Евгеньевичу, что он долго говорил. Потому что он говорил по сути, по
содержанию, и у него было концептуально. Потому что тренд, который он
спрогнозировал на будущее, действительно будет реализован, и к этому надо быть
готовыми.

Поэтому, говоря о прошедшем годе,
первое, что надо зафиксировать – что 2013 год – это год, которым завершилась
эпоха стабильности. Мы вступаем теперь в эпоху перемен. 13-ый год мы будем
вспоминать с ностальгией. Как в свое время все, что ни происходило в ХХ веке в
России, мерили по 1913 году. Я вам гарантирую, что в ближайшей перспективе все
будем мерить по 13-ому году.

Почему? Потому что сейчас – с 14-го
года – мы объективно вошли в стадию трансформации общества. Эта стадия
неизбежна и необходима по объективным причинам. То есть, будет трансформация
политической системы не потому, что этого хочет власть — власть всегда
консервативна и стремится никогда ничего не менять, власть что-то делать
вынуждают только обстоятельства внешние по отношению к ней. Это, во-первых,
обстоятельства экономические внутренние и, во-вторых, обстоятельства
внешнеполитические.

Что касается экономической
ситуации, то в условиях, когда у нас будут нарастать процессы стагнации
экономики, когда реально будет происходить спад экономики, резко сокращается
ресурсная база всех властных структур. А поскольку ресурсная база сокращается,
начнется перераспределение. Ситуация сейчас такова, что все группы, которые определяют
отношение власти, ведут отчаянную борьбу за сохранение своих ресурсов. И слабых
будут оттеснять, у слабых будут отнимать, а те будут сопротивляться. Поэтому в
элите будет происходить вот эта борьба.

Второй момент следующий. Дело в
том, что нынешняя система управления по ресурсам необычайно затратна. То есть,
она неэффективна и требует значительных трат для того, чтобы она могла
функционировать. Денег сейчас на поддержание именно этой системы управления
больше нет, и не будет. Поэтому она неизбежно будет меняться – просто нет
физической возможности ее содержать. А раз это объективные условия, то ни
идеологически, ни пиаром этому противостоять нельзя. Ресурс – он и есть ресурс:
нет денег на поддержание вот именно этой системы власти. Не забудем, что она
была сформирована и сложилась в эпоху жирных годов. Сейчас, когда эта эпоха
ушла, она просто не сможет функционировать. Поэтому она будет меняться. Мы
вошли в стадию политических изменений в силу объективных экономических причин.
Мы все это будем видеть своими глазами и испытывать на себе.

Но я призываю вас быть при этом
оптимистами.

Александр Суханов: Хорошо…

Александр Прудник: В
студенческие времена у нас был преподаватель один, это были 70-ые годы, он эпатировал
студентов тем, что любил цитировать Мао Цзэдуна. Доставал красную книжечку и
цитировал. Одну цитату я запомнил, которая меня подбадривает во всех ситуациях.
Мао Цзэдун говорил, что, когда поднимается ветер перемен, надо строить не
забор, чтобы прятаться за ним, а ветряную мельницу.

Поэтому я всех призываю – ну
поднимается ветер перемен, давайте строить ветряные мельницы.

Евгений Семенов: Чтобы с
ними сражаться…

Александр Суханов: Мне это
напоминает: будьте оптимистом и, может быть, вас съедят не первым.

Иван Юдинцев: По существу,
Александр Васильевич нам сейчас рассказал признаки революционной ситуации:
вершки не могут, корешки не хотят. Что ж, будем оптимистами.

Сейчас мы предоставим слово
Владиславу Ивановичу Егорову – заместителю председателя Законодательного
собрания. Который, наверное, опять выступит скорее как представитель
Коммунистической партии Российской Федерации – в этой ипостаси, а поскольку
после этого мы вернемся к экономике, то приготовиться просим профессора Мазина
и представителя Нижегородской ассоциации промышленников и предпринимателей.

Я только еще раз напомню, что
Владислав Иванович Егоров у нас тоже теперь лауреат премии «Пробуждение», он
получил премию в номинации «За твердость позиции». Спасибо.

Владислав Егоров: Ну,
Александр Васильевич в последнее время буквально опережает меня, выхватывает у
меня…

Александр Суханов: Флаг…

Владислав Егоров: … красное
знамя. Я не обладаю такой теоретической фундированностью, но, тем не менее,
практически попробую порассуждать.

Действительно, мы знаем, что все
политические процессы связаны с объективно экономическими предпосылками. И та
же ситуация на Украине должна, прежде всего, анализироваться с точки зрения тех
экономических предпосылок, причин, которые создали благоприятную атмосферу для
политического безобразия, которое там сейчас происходит. Можно при этом,
конечно, апеллировать к тлетворному влиянию Запада или говорить о наличии пятой
колонны и национализма в западных областях, но надо все-таки смотреть вот эту
коренную основу всех политических процессов именно в экономике.

Первый заместитель председателя
Центробанка недавно заявила, что Россия в 14 году вступает в период (я для себя
открыл это слово, экономисты, наверное, знакомы, а я впервые услышал)
стагфляции. То есть, стагнации в экономике – нет развития, и при этом
разгоняется инфляция.

Александр Суханов: Наоборот…

Владислав Егоров:
Нет-нет-нет. Инфляция растет, я просто цитирую ее, как бы это ни называлось –
бурный рост инфляции и при этом отсутствие экономического какого-то развития.
Печально во всей этой ситуации то, что государство старательно делает вид, что
не замечает этих процессов – успокаивает всех и себя при этом.

Я не раз уже говорил о том, что у
нас отчуждение общества от власти достигло закритической отметки, и это очень
плохая тенденция, которая действительно может обернуться самыми радикальными последствиями.
Но я сейчас хотел бы добавить еще, что не только отчуждение присутствует людей
от власти – люди просто вообще не понимают, а зачем государство и где оно. Если
людей заставляют сегодня платить за образование, за здравоохранение, на 100
процентов переводят по оплате жилищно-коммунальных услуг, то «Зачем тогда
вообще мне, — думают люди, — такое государство? А я еще должен платить налоги
на содержание армии, правоохранительных органов, и так далее». С государством
человек сегодня сталкивается, извините, только в полицейском участке. Вот как
дубинка опускается на его голову, вот тут приходит осознание: «Государство
есть». А в остальном общество, граждане просто государством оставлены на
произвол судьбы, и более того – с них все больше и больше взимается различных
поборов. Я уж не буду их сейчас перечислять: все мы прекрасно знаем, какие
подарки нам заготовила и в этом, и в следующем году Государственная дума –
взять хотя бы только коммунальный сектор.

Даже повышение зарплат врачам и
учителям обставляется так, что качество здравоохранения от этого резко падает.
Потому что на зарплату учителям и врачам сегодня перераспределяют средства,
которые должны были пойти на содержание того же больничного фонда. Мы сегодня
видим — происходит «оптимизация» здравоохранения, что у нас в области уже
катастрофическая волна идет – закрытие роддомов в районах, отделений районных
больниц, люди выходят на улицы. Власть сама разогревает эту ситуацию – сама
создает те предпосылки, которые выталкивают людей на улицу, потому что просто у
них нет возможности по-другому решить свои проблемы. Если человек не может
прооперироваться по месту жительства – должен трястись по ухабам, если роженица
должна ехать за 100 километров, и неизвестно, где придется, рожать, извините –
в поле или в машине – честно говоря, это уже не прошлый, а далеко позапрошлый
век. То есть, государство сегодня, на мой взгляд, объективно толкает людей на
радикальную форму выражения своего недовольства, протеста тому, что происходит
в стране.

Наверное, нужно, прежде всего,
осознать в этих особенно трудных экономических условиях власти, государству,
что дальнейшее развитие этого направления приведет к самым губительным для
всего общества процессам.  Потому что
мы, конечно, с вами понимаем, что украинский сценарий – это великая беда, это
трагедия действительно целого народа, в которой просто сжигается, как в печке,
вся государственность и все перспективы для нормального и позитивного развития.
Этого допускать нельзя. Но допускать этого не должно, прежде всего,
государство. Уроки, которым Украина учит сегодня мир, прежде всего, должна
усвоить Россия. Потому что мы с Украиной во многих отношениях, в сценарном
отношении развиваемся параллельно.

Александр Суханов: Спасибо.

Иван Юдинцев: Спасибо.
Прозвучало очень важное заявление, что уроки Украины – это, в первую очередь,
уроки для России.

Уважаемые коллеги, мы услышали
здесь оценки ситуации. Теперь мы хотели бы более углубленно поговорить про
экономические аспекты. И предоставим слово сейчас вначале профессору Мазину
Александру Леонидовичу, потом — представителю Нижегородской ассоциации
промышленников и предпринимателей.

Александр Леонидович Мазин – доктор
экономических наук, профессор НИМБ, заведующий кафедрой экономики. Пожалуйста.

Александр Мазин: Ну, то, что
экономика мощно влияет на все процессы – это мы прекрасно понимаем. Но я хотел
бы вот о чем сказать. Если говорить о тенденциях – это мне сейчас пришло в
голову – их можно условно разделить на краткосрочные, среднесрочные и
долгосрочные. Сейчас попробую хотя бы чуть-чуть проанализировать.

Краткосрочный период – это то, что
нас ждет в этом году. Будет ли это годом каких-то потрясений? Честно говоря, не
уверен. Мне кажется, запас энергии терпении достаточно велик. И будут
продолжаться те же процессы, которые были. Курс рубля упал, но он еще будет и
подниматься тоже – он не будет только падать. Будут еще отскоки, кто-то будет
налоги платить, будет спрос на рубли и так далее. В конце концов, он будет
постепенно снижаться, но без потрясений.

Ударит это по уровню жизни народа?
Ударит, но не очень сильно – далеко не все это почувствуют, и уж точно это не
выведет народ на улицы. Будут колебания на рынке, будет влияние зоны, фактор
сельского хозяйства, политические какие-то факторы тоже могут влиять в этом
году.

Но, вы знаете, важнее-то факторы,
которые будут действовать не только в этом году, а в более удаленной
перспективе. Я бы предложил их назвать среднесрочными и даже долгосрочными. К
ним мы можем отнести два основных – это слабость институтов и убогая и
совершенно несовременная структура экономики. Вот две наших глобальных
проблемы, и мы очень далеки от их решения. Более того, мы все больше и больше
отдаляемся от этих решений.

Ну, то, что у нас структура
однобокая, и что мы сделали ставку на ресурсы – это не секрет. Даже такие слова
говорились, что мы будем энергетической державой. Вы знаете, ведь это такие
страшные вещи. Ведь в мире происходят постоянные инновации, изобретается что-то
новое. Вы уверены, что через 10-15-20 лет те страны, которые сегодня жируют на
нефти и газе, не окажутся отброшенными на обочину цивилизации изобретением
совершенно новых источников энергии? Мы не знаем, произойдет это или нет, но
это может произойти. И это очень большой риск – ставить на одну лошадку.

Что касается качества институтов,
то они у нас просто провальные. Основные базовые институты – это институт
собственности, а у нас процветает рейдерский захват. У нас владельцы земли
совершенно не уверены, что чиновник не придет и не отберет у них землю под
любым предлогом, который сочтет для себя удобным. У нас слабый институт
контракта. Судебная система плохо справляется с тем, что она должна делать.
Суды наши, конечно, работают и часто выносят обоснованные приговоры, когда им
разрешают это делать. Но суд не является независимым институтом, он является
институтом, подконтрольным власти, и это снижает его качество и доверие к нему.
Кстати, институт доверия – самый слабый из всех, которые есть в нашем обществе.
И экономика испытывает страшный урон от этого – не только экономика, общество в
целом.

Институт конкуренции тоже ослаблен.
Конкуренция – это могучий институт, который позволяет сильным побеждать, а
слабым уступать свое пространство, потому что они экономически слабые. А кто у
нас уступает пространство конкурентам? Не те, у кого выше издержки и ниже
эффективность. Уступают те, у кого нет доступа к властному административному
ресурсу. Побеждает в конкуренции тот, кто сумел заслать к конкуренту налоговую
полицию, тот, у кого есть свои люди в администрации, с которыми он может
поделиться, и тогда он получает льготные тарифы и различные преференции.
Побеждает не эффективный — побеждает тот, кто сумел наладить контакт с властью
федеральной, а чаще региональной. А для экономики это очень плохо. Для
экономики неважно – хороший или плохой человек во главе фирмы. Был хороший
дядька, пришел плохой дядька, отобрал у него фирму – экономике это безразлично,
экономике нужна защита института собственности, чтобы собственник видел свою
защищенность, тогда он будет инвестировать, тогда он будет вкладывать.
Инвестиции бегут из России, они бегут потому, что здесь они не защищены. У нас
монополизм был и остается, и институты конкуренции не могут реализовать своих
преимуществ.

К тому же, у нас велика роль
неформальных институтов – это традиции, обычаи, привычки, нравы людей, которые
тоже очень сильно отражаются. И не всегда эти неформальные институты
продуктивны и на пользу обществу.

Отношения общества и государства —
власти и бизнеса, в частности – таковы, что они тоже тормозят развитие страны.

Смотрите – все опросы показывают,
что все больше молодежи конкурентоспособной, образованной, энергичной хочет
уехать. В 90-ые годы опрос был в МГУ – тогда только одна четверть студентов МГУ
сказали, что они хотят жить и работать в России. Все опросы показывают –
сегодня примерно 25-30 процентов молодежи мечтает, как они говорят, свалить.
Это трагедия. Конечно, они не все уедут. Но не потому, что не хотят, а потому
что просто они там не нужны. Уедут самые конкурентоспособные. А кто будет
осуществлять изобретения, кто будет делать прорывные открытия в науке, которые
потом реализуются в бизнесе и дадут стране колоссальный толчок? Значит,
развиваться быстрее будут наши соседи.

Я не верю, что у нас будет кризис,
что у нас будет минус пять ВВП. Мы так и будем развиваться медленно-медленно –
1-2 процента. Это не будет падение, это будет стагнация, но беда в том, что
соседи будут уходить вперед. Китай будет нас опережать.

Иван Юдинцев: Александр
Леонидович, простите ради Бога, время уже…

Александр Мазин: Заканчиваю.
Это и есть основные вызовы долгосрочного периода, с которыми мы столкнемся. Как
известно, за ваши неудачи вас наказывают удачами других.

Александр Суханов: Александр
Леонидович, спасибо. Как-то вы напомнили бытующее в России мнение, что
образование всегда не к добру.

Александр Мазин: Если
человек не может реализовать себя здесь, то…

Александр Суханов: Шучу,
конечно. Но мы ушли немножечко в такие высокие материи по проблемным трендам…

Иван Юдинцев: Почему? Вполне
конкретно. Даже бизнес сейчас легче вести у соседей: в Украине переходят на
упрощенную бухгалтерию, а в Эстонии бухгалтерию можно вести, сидя в Нижнем
Новгороде или в Кирове за компьютером.

Александр Суханов: Я сейчас
немножко не об этом, а о том, что те тренды, которые сейчас у нас прозвучали,
на нашем региональном уровне могут получать немножко другое проявление, другую
форму, другое содержание.

Александр Мазин: Сказать об
этом мне не хватило времени.

Александр Суханов: Да.
Поэтому мы хотели бы сейчас попросить выступить Аносова Александра Витальевича –
старшего эксперта Ассоциации промышленников и предпринимателей.

Иван Юдинцев: Слово
Александру Витальевичу, а приготовиться попрошу тех, кто будет говорить про
проблемы города – Олег Хрусталев, Александр Иванов, Мария Попова.

Пожалуйста.

Александр Аносов: Спасибо,
коллеги. Но перед тем как сказать несколько трендов, которые в 14 году могут
ожидать промышленный сектор, давайте вернемся к итогам 13 года. Буквально на
днях мы получили данные, что впервые за долгое время наша промышленность
превысила один триллион рублей по объему отгруженных товаров собственного
производства. И это очень высокая планка. Более того, если возьмем 13 год, то
совместными усилиями правительства, Законодательного собрания, ассоциации
промышленников более 50 предприятий получили поддержку областную на сумму 3
миллиарда рублей. Это важные цифры. И это говорит о том, что, во-первых, есть
поступательное движение, но, с другой стороны, теперь более высокие требования,
более высокая планка. И чтобы мы двигались дальше и улучшились показатели,
необходимо решить ряд проблем.

На многих из них Павел Михайлович
уже остановился и сказал подробно. Я бы добавил две. Первое – это кадровый
дефицит промышленных предприятий области. Безусловно, строятся ресурсные
центры, работа идет в этом направлении, но пока недостаточная. Несмотря даже на
то, что в 13-ом году наша область выиграла конкурс Минобразования России,
получив поддержку в виде 60 миллионов дополнительных на эти дела. Ведь не
случайно многие отрасли, где эта проблема актуальна, в прошлом году дали спад.
Был общий подъем, но, например, металлургия, химическая промышленность дали
хуже показатели, чем в 12-ом году.

И вторая проблема, которая
чрезвычайно актуальна — это проблема роста тарифов, которая из года в год
обсуждается, но практических конкретных решений очень мало, тем более – на федеральном
уровне. Систематически к нам обращаются предприятия. И ситуация примерно такая,
что за прошлый год рост тарифов по электроэнергии — 20-50 процентов для многих
предприятий. Что говорят энергетики? Энергетики говорят просто – что в
соответствии с 261-ым законом по энергосбережению, энергоэффективности ставьте
счетчики энергоучета, и будет все хорошо. У нас большинство крупных предприятий
уже пошло по этому пути. Есть конкретные примеры, они поставили эти счетчики. И
что получается? Да, счетчик показывает, что в ночное время более выгодно вести
бизнес. Но технология предприятия построена таким образом, что необходимо
менять комплекс производственный. И даже если пойти по этому пути, то те
затраты, которые будет нести предприятие, нивелируют все. То есть, плата за
ночную смену, неполная загруженность мощностей – получится ситуация такая, что
это нерентабельно.

Если говорить о соседях, про что
уже Александр Леонидович начал говорить, то – яркий пример – мы сами боролись
за создание Таможенного союза, это наша инициатива, но мы проигрываем по
налогам Казахстану, и очень сильно по всем практически позициям.

Спасибо. Если вкратце, то все.

Александр Суханов: Вот так
кратко, значит. Спасибо.

Александр Аносов: Четыре минуты.

Иван Юдинцев: Спасибо.
Уважаемые коллеги, наши постоянные эксперты, я думаю, попозже подведут итоги.
Мы переходим к проблемам, которые больше взволнуют средства массовой
информации, поскольку их читателей больше волнуют те темы, которые касаются их жизни
непосредственно — проблемы ЖКХ, проблемы города. Слово мы предоставляем члену
коллегии нашего клуба Олегу Хрусталеву, редактору газеты «Жилищный вопрос».
Приготовиться Иванову.

Олег Хрусталев: Ну, я буду
краток. Ожидаю много работы в этом году, потому что Правительство российское
нам скучать не дает. Оно постоянно принимает какие-то постановления, какие-то
новые законы.

Что происходило в прошлом году? В
прошлом году была эпопея с ОДН, всем известная, который сначала вводили, потом
отменяли, потом опять вводили. Проблема, на самом деле, не наша, не
нижегородская, а рождена российской властью, как и вторая проблема –
установление счетчиков теплоэнергии, с которыми до сих пор никак не могут
разобраться. Я думаю, что на этом не остановятся, и проблемы будут нарастать,
хотя не будут еще решены предыдущие. Вот уже ходят слухи, что после Олимпиады
будет опять обсуждаться перевод на зимнее и летнее время, и опять что-то
примут. Можно ждать очень много напрягов в связи с тем, что придется
перепрограммировать счетчики населению. И опять будет волна недовольства
жителей.

В связи с этим вспоминается только
старая шутка, что тарифы ЖКХ нельзя поднимать выше стоимости автомата
Калашникова на черном рынке. Ну вот мы потихоньку к этому идем, мне кажется.
Так что никаких оптимистических перспектив я пока не вижу, пока наши российские
власти не будут как-то сопоставлять свои желания с реальностью, которая
существует.

Мне, кстати, счетчик так и не
перепрограммировали. Вот я думаю: если обратно вернут это, то надо будет мне
его дважды перепрограммировать или так и оставить?..

Примерно такое видение проблем ЖКХ,
которые будут. Ну и, соответственно… А еще одна эпопея – забыл – это же
капремонт. Тут будет очень много… У домоуправляющих компаний свои интересы, у
жителей – свои, у регионального оператора этого фонда – будут свои. Так что
конфликты тоже тут будут, и будет много интересного в течение этого года.

Я думаю, что вот эти три проблемы,
которые я озвучил, они этим годом не закончатся. Это у нас такой пока
неперебиваемый тренд в ЖКХ.

Александр Суханов: Чтобы
завершить эту проблематику, я бы назвал еще одну проблему: сначала заставить
поставить счетчики, а потом – платить авансом.

Олег Хрусталев: Да-да, тоже
тренд.

Александр Суханов: И вот,
наверное, такие проблемы скорее спровоцируют население на агрессию по тому
сценарию, о котором нас предупреждают.

Олег Хрусталев: Нет, на
самом деле такая метода есть. Например, газовики что делают? У них стоят
счетчики, они платят по среднемесячному, а в конце года просто берут показания
счетчика и смотрят – переплатил или недоплатил. На самом деле, я не вижу здесь
особо сильной проблемы. Народу нужно все объяснить. Мы для того и работаем,
чтобы все объяснять, тем не менее, сколько бы мы ни публиковали про ОДН – я статей
10, наверное, в печать отправлял по ОДН, и стоит только выйти статье, на
следующий же день мы получаем в почте, по телефону вопросы «что это такое у
меня в платежке?».    

Александр Суханов: Ну, по
крайней мере, пока пять лет жители платят за общие счетчики, проблему авансов,
наверное, лучше не поднимать.

Олег Хрусталев: Ну да.

Иван Юдинцев: Уважаемые
коллеги, продолжаем разговор уже ближе к проблемам города. Александр
Владимирович Иванов, кандидат экономических наук, доцент кафедры экологии и
природопользования строительной академии…

Александр Иванов: Уже
университет.

Иван Юдинцев: Университета,
да. Вот я и удивился, почему у меня написано здесь «академии»…

Александр Владимирович, вы уже
полтора года на нашей площадке даете прогнозы развития города, которые сбываются,
как ни странно. Или, может быть, это хорошо, что они сбываются. Пожалуйста,
скажите нам, что же нас ждет, с вашей точки зрения. Будут изменения к лучшему?
С точки зрения стратегии развития города, с точки зрения осознания того, куда
двигаться.

Александр Иванов: Я начну с
вашей похвалы – что сбываются полтора года. Ну, на самом деле не полтора года:
мои первые прогнозы, которые я публиковал и которые сбывались – например,
демографический прогноз, который я сделал в 94 году на 2010-ый – он сбылся на
100 процентов. Абсолютно точно. Равно как и прогнозы по росту парка
автомобилей, и так далее. Но сейчас не об этом идет речь.

Я сейчас выскажу один прогноз,
который хотелось бы проверить. Первое – я в чем согласен с Александром
Леонидовичем – в том, что никакие потрясения, по-видимому, нас не ждут в
ближайшее время. И, в первую очередь, отсутствие потрясений я связываю с тем,
что в стране и в регионе система безопасности носит такой многоуровневый
характер. Сейчас реформа образования, реформа Академии наук, а до этого –
реформа с местным самоуправлением, которую Козак проводил, все выстроила в
систему, которая, конечно же, украинский сценарий в России просто делает
нереальным. Это плюс.

Но, когда мы начинаем смотреть
какие-то детали и подробности – говорим, например, о вертикали власти – их мы
замечаем. Вот она – одна вертикаль, но в рамках этой вертикали — в городские
уже проблемы переведем — в Москве парки развиваются и становятся центром
притяжения, у нас – парки превращаются или планируется превратить в дороги, в
аквапарки, в рестораны или там оперные театры, расчищая площадки для, по сути
дела, представителей власти, которые решают свои бизнес-проблемы.

Дальше мы говорим, например, о
пространственном развитии города. Пермь – тоже представитель «Единой России»
реализует программу, которая утверждается пермской властью — экономит миллиарды
долларов (а уж миллиардов рублей – еще нужно на 30 помножить). Программа в чем
заключается? Отказались от освоения пригородов. Не строят теперь водопроводы,
газопроводы для элитных поселков, которые раньше предыдущее руководство
запланировало в пригородах Перми. И развивают центр города, потому что
население Перми, так же, как и Нижнего, не растет. И понимают, что это гораздо
эффективнее – сделать город компактным и цельным, чем так, как у нас в Нижнем
Новгороде, когда планируется микрорайон, по сути дела, на 50 тысяч в районе
Новинок. Ясно, что это приведет к тому, что эти инвестиции уйдут из города, и у
нас не достроят, не отремонтируют, не приведут в порядок очень многие объекты в
городе.

Когда мы смотрим на эту ситуацию,
мы понимаем, что вертикаль власти эту проблему не решает. Я думаю, что, если бы
вертикаль власти работала нормально, то либо Шанцеву бы дали по шапке, ссылаясь
на опыт Собянина, либо Собянину, ссылаясь на опыт Шанцева. Но нет этой
нормальной работы с информацией. То есть, проблема заключается в том, что мы не
развиваемся, потому что мы не работаем с информацией.

Прекрасные слова говорились,
начиная от Мао Цзэдуна до других великих людей. Ведь, по сути, мир превратился
в такую среду, где информация является движущей силой. На Майдан идут не
потому, что в экономике Украины есть какие-то проблемы. Они, конечно, есть, но
не более острые, допустим, чем в Молдавии, которая находится рядом, и где
ничего подобного нет, или другие республики союзные, которые точно так же не
преуспели в развитии экономики. Но это происходит на Украине. Так же, как
происходило в самой успешной арабской стране Ливии, и во вполне цивилизованной
Сирии, и так далее. На самом деле надо просто понимать, что все, что происходит
в мире – это так называемые информационные проекты. Вот они – движущая сила.

Здесь, конечно, речь идет и о
науке, и о новых социальных технологиях. Если мы их не осваиваемы, мы не умеем
работать с информацией – ну вот мы это все и получаем.

Мой прогноз заключается в том, что
пока мы с информацией работать не научились. И вот это – наша главная беда.
Научимся – начнутся у нас изменения быстрые и разумные.

Иван Юдинцев: Так научимся
или нет – прогноз?

Александр Иванов: Пока нет.

Иван Юдинцев: Пока нет.

Александр Иванов: Пока не
научились.

Евгений Семенов: Я реплику
себе позволю, буквально кратко. То, что я услышал, имеет своеобразный упрек в
мой адрес. Значит, два понятия – «реализация украинского сценария на территории
России» и «влияние украинских сценариев на сценарии России» – не смешиваются.
Конечно же, никто не говорит о реализации сценария украинского в России.
Влияние украинского сценария на сценарии России будет — вне всякого сомнения.
Это будет в экономике, это будет в политике, это будет в социальной сфере. Есть
два сценария в России – либо радикализация, либо реакция.

Александр Суханов: Спасибо,
Евгений Евгеньевич. Я думаю, что продолжит наши рассуждения…    

Иван Юдинцев: Мария Попова.

Александр Суханов: Мария
Попова – председатель попечительского совета парка Кулибина.

Иван Юдинцев: И лидер
Кулибинской группы – самого яркого явления в нашем гражданском обществе,
оказавшегося в центре общественного внимания. Секундочку, камеры телевизионные
поставят, чтобы все, что вы скажите, каждое слово оказалось в Интернете.

Мария Попова: Жалко, что
сейчас нет товарищей по борьбе. Они тоже принимали самое что ни на есть
активное и непосредственное участие в защите парка Кулибина.

Я хочу сейчас затронуть только один
аспект – экологический. Он связан, с одной стороны, с несоответствием публичных
заявлений органов власти о защите экологии и реальных действий. С другой
стороны – проблема, которая касается ситуации в городских парках и активных
протестных действий.

2013 год буквально под знаком
борьбы за Кулибинский парк прошел. Что мы видим? 2014 год начинается, и идут
пикеты, митинги, массовые акции в защиту Автозаводского парка. То есть, жители
города, во-первых, научились объединяться, создавать попечительские советы:
вслед за нашим попечительским советом был создан попечительский совет
Автозаводского парка, «Дубков», Станкозавода. Потому что попечительские советы
– объединения людей – возникают только тогда, когда создается угроза вырубки
зеленых насаждений (несмотря на то, что закон позволяет в любом парке создавать
попечительский совет). И у нас получается так, что есть единственная форма
влияния на власть – это публичная акция. То есть, письма, запросы, обращения,
суды, как правило, очень мало оказывают влияния. Основное влияние оказывают
акции протеста.

Причем, надо сказать, что именно
эту форму борьбы городские власти сейчас стараются у нас скопировать, что
называется – брать на вооружение. Возьмем вот эту ситуацию – обращение
городского руководства к градозащитникам по проведению публичных акций по
синему забору на набережной. Скопировать наши действия им не удалось. Это, в
общем, достаточно смешно было – шоу патриотов Нижнего у синего забора… Но, тем
не менее, все равно обращения за поддержкой их действий в решении городских
проблем, использование наших принципов борьбы – это налицо.

Что касается той экологической
проблемы, о которой я хотела сказать, и несоответствия заявлений реальным
действиям. Почему ситуации с парками возникают, что люди выходят на улицы?
Потому что чиновники, ответственные за экологию, и представители депутатского
корпуса, которые декларируют защиту экологических прав и которые должны
заниматься охраной парков, делают все, чтобы парковые территории не находились
под защитой экологического законодательства.

Механизм этот очень простой. На
муниципальном уровне создается городской перечень озелененных территорий, в
него включаются парки со схемами границ. Но, когда идет утверждение схем границ
парков как озелененных территорий, из парковых зон исключаются участки, которые
отведены под строительство. Так было 29 мая, когда принималась схема границ
парка Кулибина, так было 20 февраля 13 года, когда были приняты схемы границ
Автозаводского парка. В результате в нормативных документах мы получаем в схеме
границ парка дырку под стройку, то есть, эта территория не входит в озелененную
территорию парка и не находится под защитой экологического законодательства.
Дальше все эти документы передаются на областной уровень, где чиновники
министерства экологии, ведущие областной реестр озелененных территорий, вносят
эти данные в областной реестр. Идет так называемое «уточнение данных». И в
результате мы получаем, что не только на городском, но и на областном уровне
все парковые зоны урезаны под стройки.

Поэтому ситуация для нас очень
печальна в том плане, что из-под нас выбита правовая база, из-под нас выбит
закон, мы с голыми руками остается. Власть говорит: «Вот мы приняли решение –
здесь будет театр оперы и балета, здесь будет подземный торговый центр, здесь
будет облегченный ресторан. Пожалуйста, мы приняли решение – боритесь!» А как
бороться с голыми руками, если нормативной базы под нами нет? Те люди, которые
должны заниматься охраной озелененных территорий, сохранением городских парков,
сделали все, чтобы узаконить вот эти участки парковые, которые не являются уже
парками. Формально мы видим – да, растут деревья, да, есть граница, но с
юридической точки зрения данная территория под защитой экологического
законодательства не находится.

Поэтому у нас сейчас будет основное
требование – так же, как по парку Кулибина, по Автозаводскому парку – включить
территорию (около двух гектар), выведенную под строительство, в официальную
парковую зону, чтобы она находилась под защитой законодательства. И будем
требовать от властей принятия такого рода решений. Но здесь нужна, во-первых,
конечно, политическая воля, и нам нужно еще понять и увидеть желание властей
идти на компромисс по поиску альтернативных участков для застройщиков. Нам
нужна поддержка депутатского корпуса. Пока нет ни того, ни другого, ни
третьего.

Иван Юдинцев: Спасибо, Мария
Леонидовна. У нас, к сожалению, время.

Я хотел сказать… Владислав
Иванович, буквально 30 секунд скажу. Прошлый год показал, что у нас появились
очень яркие гражданские активисты, которые не просто митингуют, но достигают
определенных результатов, но, к сожалению, не пользуются поддержкой
депутатского корпуса. Я понимаю, что теперь будут выборы в органы местного
самоуправления только по одномандатным округам, я призываю все политические
партии обратить внимание на ярких активистов. Я считаю, что такие люди, как
Мария Попова, должны получить депутатские мандаты, и тогда у них будет гораздо
больше инструментов.

Владислав Егоров: Я
поправлю.

Иван Юдинцев: Поправьте.

Владислав Егоров: Первое.
Все-таки пока у нас выборы в местные органы по партийным спискам сохраняются на
треть.

Иван Юдинцев: Пока – да.  

Владислав Егоров: Вторая
поправка. Насколько я знаю, докладчик является членом партии «Справедливая
Россия».

Мария Попова: Нет…

Иван Юдинцев: Она помощник
депутата городской думы от «Справедливой России».

Мария Попова: Я два года не
являюсь членом партии «Справедливая Россия».

Владислав Егоров: Понятно.
Я, к сожалению, тогда не знаю, чем можно помочь…

Иван Юдинцев: Я просто
думаю, что нужно ввести инструменты, чтобы таких людей выдвигали.

Владислав Егоров: Я только
за. У нас действительно такая тенденция есть: в Законодательном собрании из
четырех депутатов от «Справедливой России» два не являются членами партии «Справедливая
Россия»… (Иван Юдинцев смеется.)

Иван Юдинцев: Жалко, что у
нас нет Котюсова – постоянного нашего члена, он бы нам пояснил про гордуму.
Спасибо.

Спасибо, Мария Леонидовна. Я думаю,
что это хорошо, что в 13-ом году у нас появились новые яркие лица. Самое
главное теперь не просто выступать – на круглых столах и раньше выступали, и на
митингах выступали, а что появляются какие-то конкретные достижения, конкретные
результаты.

Уважаемые коллеги, мы выходим на
финишную прямую, и наши постоянные эксперты начинают подводить итоги. У нас
сейчас Виктор Иванович Лысов – представитель Либерального клуба – в начале
выскажется, потом Сергей Валерьевич Васильев, потом уже Владимир Викторович
Лапырин.

Пожалуйста, Виктор Иванович Лысов.

Виктор Лысов: Это как
известный анекдот. Его приписывают кому-то из старых писателей-классиков. «Говорят,
что во Франции за рубль дают шесть франков. Вот когда будут за рубль давать по
морде – тогда, да». Это по поводу либералов. (Иван Юдинцев смеется.)

Вы хорошую цитату, Александр
Васильевич, произвели на свет про ветряные мельницы. Мао Цзэдун еще сказал: «Винтовка
рождает власть». Это, кстати, тенденция…

Александр Аносов: Вы
осторожнее с Мао Цзэдуном, у него много…

Виктор Лысов: С
удовольствием все выслушал, с большинством вещей просто согласился. Просто
как-то мне не хватило некоторых аргументов приземления вот этих описанных
ситуаций на нижегородскую почву. В отличие от уважаемого Павла Михайловича,
который упомянул Шахунью в связи с введением почасовой оплаты труда. Полагаю,
вообще говоря, то, что Павел Михайлович отнес к негативным решениям или
тенденциям, вообще негативными признавать, может быть, и не надо. Потому что на
самом деле введение почасовой оплаты труда – это вполне современная мера. И
многое из того, что Павел Михайлович говорил. Другое дело, как это у нас вводится.
Другое дело – я обращаюсь уже к профессору Мазину – если все это вводится без института
доверия друг к другу, к институтам власти, то, конечно, у нас все это будет
введено через одно место. И, естественно, с помощью только одного аргумента –
того самого, о котором уже говорил уважаемый редактор. Чего – не дай Бог.

Что, вообще говоря, меня немножко
удивило – это отсутствие в объявленных тенденциях электоральной темы. Все-таки
в 14-ый год у нас впервые выборы будут по измененной системе в Москве и
Санкт-Петербурге, и, может быть, я все-таки полагаю, что у нас случатся досрочные
выборы губернатора… Может быть.

Александр Суханов:
Надеетесь, да?

Виктор Лысов: Во всяком
случае, я абсолютно убежден, что после Сочи – а вы знаете, это действительно
эпоха – Олимпиада – вот после Сочи и наступят все события, и ясность, будем мы
выбирать в 14-ом году или нет. Ну, по крайней мере, к 15-ому году должны быть
какие-то вещи сделаны, чтобы получить ясность.

И в этом смысле, конечно,
чрезвычайно интересную вещь сказала Мария Леонидовна. И это дает основание
думать, что появляется какое-то основание для тенденции включения общественности
– активистов общественного движения — в избирательный процесс в качестве не
самого участника, а в качестве поддержки определенной темы.

Безусловно, то, что мы сейчас видим
по отношению к очень важной, но маленькой сфере – поддержке парков – без депутатского
корпуса, говорит о качестве депутатского корпуса. Безусловно, речь идет о том,
как сделать, чтобы депутатский корпус был включен в эти проблемы.

Я уж не говорю о тех проблемах ЖКХ –
ОДН, капремонта, и вообще организации в управлении многоквартирными домами. Потому
что то, о чем говорим – это все частности. А вообще говоря, главная проблема –
это организация управления многоквартирными домами, точнее – управление домами
собственниками жилья. И здесь – непочатый край. Потому что действительно, если
говорить об отчуждении, об отсутствии доверия, то эта сфера является совершенно
ярким примером. Когда люди – казалось бы, на них возлагается необходимость
платить, а они чрезвычайно быстро убегают из этой сферы, готовы заплатить. Я
даже вижу и в ТСЖ не всегда эта организация наступает. Не говоря о том, что
просто организовать какое-то управление многоквартирным домом – это отдельная
проблема. И где здесь власть? А власти нет. И где здесь депутатский корпус? А
депутатского корпуса нет.

Отсюда возникает проблема – и это
тоже, видимо, будет тенденцией нового политического сезона, а он наступит после
Сочи – это поиск какого-то языка, связывающего вот эти очевидные проблемы для
горожан с властью. То есть, нужно все это переводить или говорить на каком-то
понятном языке. Нужны какие-то новые инструменты. Тенденция, я уверен, будет
проявляться в 14-ом и последующих годах. Скорее всего, это будет среднесрочная
проблема, используя терминологию профессора Мазина, но это, вероятнее всего,
будет.

Теперь по поводу электорального
цикла на одномандатной…

Иван Юдинцев: Виктор
Иванович, вы уже время перебрали.

Александр Прудник: Выборы –
святое.

Виктор Лысов: Две фразы. Мне
кажется, что ничего здесь не будет.

Александр Прудник: В каком
смысле?

Виктор Лысов: Ну, в том
смысле, что у нас все сохранится на выборах в городскую думу, которые будут
через два года. Что касается – жалко Егоров ушел… Что касается Законодательного
собрания, то, вероятнее всего, там будут происходить сокращения. И все это мы
увидим, естественно, после Сочи. Спасибо.

Иван Юдинцев: Спасибо.
Сергей Валерьевич Васильев, пожалуйста.

Сергей Васильев: Сегодня
получился достаточно интересный разговор. Только одно настораживает. Кстати,
Евгений Евгеньевич вводит тренд радикализации 2014-го года. Основной тренд
должен быть как раз по организации противодействия радикализации общества. Я
соглашусь с Виктором Ивановичем, что после Олимпиады у общества есть запрос на
изменение как экономической ситуации в стране – надо уходить от виртуальной
экономики банковской, хотя деньги – это кровь экономики, в стадию реального
сектора.

Как сказал Евгений Максимович
Примаков, задача — не допустить во власть новых неолибералов. (Смех в зале)
Нет-нет, не надо удивляться, либералы – это нормальные люди. Но те неолибералы
— которые разваливали экономику, начиная с 90-ых годов. Надо обратиться в
реальную экономику, к нашим производственным предприятиям.

Вот сегодня мы смотрим – инфляция.
25 декабря «Биржа НН» опубликовала список предполагаемых событий 2014-го года.
В том числе там указана инфляция, доллар – к концу года 34,90. На сегодняшний
день мы имеем уже 34,63 – это за один месяц. У нас, похоже, центральные органы
власти, Центробанк, Правительство… Спицын по этому поводу дал неплохой
комментарий – что проблема не в банковской системе, а проблема в системе
управления ценами. То есть, в самой организации экономики, какова она
складывается на сегодняшний день. Поэтому у общества есть запрос на изменение в
целом экономических процессов, происходящих в стране.

Правильно Евгений Евгеньевич
сказал, что Украина будет являться основополагающим моментом, вокруг которого
будут происходить политические события как на мировой арене, так и внутри
России. Но, помимо Украины, у нас есть еще Сирия, есть и Иран. Это те вещи,
которые тоже будут накладывать ситуацию по развитию внутриполитической системы
и в России. Играют большие политические игры в отношении страны.

Евгений Семенов: Кавказ еще.

Сергей Васильев: Есть
Кавказ. И вот все эти тренды будут накладывать свое векторное развитие на
отношения в России.

Но, как я сказал, все-таки основным
трендом должно быть недопущение развития радикализации общества. А для этого
есть у нас внутри инструменты, в том числе и через общественные организации,
через общество, но и через культурную сферу.

Считаю, что в этом году
радикализации общества не будет. У нас есть, чем заняться народу, обществу. У
нас с вами тренды основные – это олимпийские игры, чемпионат мира по футболу,
где Россия должна показать свой определенный результат, и болельщики в числе
электората тоже должны принимать в этом участие, чтобы помочь команде.

Выборы губернаторов – думаю, что,
наверное, все-таки не будет выборов у нас в области, а вот в регионах соседних –
да. И они тоже будут косвенным образом накладывать свое отношение на развитие
ситуации в Нижегородской области.

Следующий тренд, который будет по
России – это деоффшоризация, которая началась. И она будет проходить, и это
будет сказываться на развитии экономики.

Пенсионная реформа – следующий этап.
Тоже будет сказываться на развитии социальной обстановки в целом регионе, и как
она будет проведена.

Ну и основное, считаю, для развития
экономики, в том числе Нижегородской области – это будет реализация
государственной программы вооружений до 20-го года. Основной из принципов
развития этой программы – это перевооружение предприятий ОПК. Если мы ее удачно
проведем, если наши предприятия удачно поработают над выполнением
гособоронзаказа, то мы продолжим поднимать экономику Нижегородской области и в
14-ом году. Наши предприятия ОПК готовы к этому, уже контракты заключены.
Вопрос опять-таки кадровый – потенциал нам надо растить. Заниматься не
радикализацией общества, а заниматься внутренними проблемами, которые позволят
развиться, в том числе, и области, в том числе, и России.

У меня все.

Иван Юдинцев: Спасибо,
уважаемый Сергей Валерьевич. Владимир Викторович Лапырин – учредитель многолетний
нашего экспертного клуба.

Владимир Викторович, вот такая
получается дискуссия в начале 14-го года, хотя справедливо коллеги говорят, что
год начнется после Олимпиады.

Владимир Лапырин: Все
начнется после Сочи, да?

Сегодня уже приводили цитаты
великих. Я бы тоже напомнил об одной, а именно: мы живем плохо не потому, что
плохо работаем, а потому, что плохо управляем. Это, казалось бы, аксиома.
Характеризуется она целым рядом фактов, которые с этого года начались, событий
в экономике. У вас и у вас объявили о сокращении и о свертываемости
продолжительности рабочих дней и недель. Одновременно с этим в Крыму
проговариваются варианты с Китаем о строительстве крупнейшего логистического
центра и целого порта. Вот эти две тенденции, мне кажется, стоит заметить и
нам.

А по нашему замечательному региону –
один факт. В Сокольском возят молоко уже из Ковернино. То есть, коровьего стада
нет. Бывший сельскохозяйственный район превратился в прибрежную полоску,
обслуживающую курортников. Хотя – подчеркиваю – масса проектов по развитию
районов, и не только Сокольского, на основе малого и среднего бизнеса была
защищена теми самыми министрами, которые у нас в лице Макарова сегодня
существуют в области. Все об этом забыли.

Почему это происходит? На мой
взгляд, по одной простой причине – потому что наше Правительство – я имею в
виду российское — и, в частности, президент до сих пор боятся сделать ставку и
поискать опору на бизнес – малый и средний. Вот сегодня Павел Михайлович уже
упоминал, что его прессуют по-прежнему, и что перспективы в 14-ом году
достаточно туманны из-за налогового гнета, а следовательно, из-за жесткой
конкуренции с тем же самым Китаем и другими нашими соседями.

Все наши планы построены на жестком
управлении. Правильно? И на том, чтобы выдавить как можно больше денежек как с
населения, так и с того зарождающегося класса собственников в лице
предпринимателей. Но при этом развитие самих районов области – я говорю сейчас
уже о ней – оно не предусматривает развития как такового малого и среднего
бизнеса в этих районах. Несмотря на те программы, которые существуют.

Вот мне кажется, что тренд
нынешнего политического года и экономического года будет проходить через
радикализацию того самого среднего и малого бизнеса, который в России сейчас
есть. Причем, скрытую радикализацию. Поскольку внутренняя борьба во властной
элите, о которой говорят социологи, налицо, и, кстати, эта борьба спонсируется
не кем-то, а именно предпринимательским сообществом, и мы это тоже знаем. То
есть, элита раскалывается как таковая. И консолидировать ее может только та
экономическая среда, которая будет или не будет развиваться у нас.

Так вот, мне кажется, что развитие
страны в целом, как и развитие районов области, особенно удаленных районов –
возможно только через развитие малого и среднего бизнеса. Через возврат к тем
программам, о которых когда-то начинали говорить и которые благополучно через
неделю забыли.

Мы все надеемся на инвесторов.
Инвесторы – вещь замечательная, если говорить о масштабных проектах, но мы
забыли о нашем внутреннем инвесторе, то есть, о тех людях, которые готовы в
бизнес войти, и которые не входят сегодня в бизнес из-за того, что боятся
попасть под этот каток.

Вот, когда в прошлом году была, наконец-то,
утверждена и фигура омбудсмена, и когда сам институт этого по России стал
утверждаться, я думаю, многие с надеждой посмотрели на этот институт. Но, когда
в начале года опять была подтверждена возможность правоохранительными органами
возбуждать дела – раз, когда налоговая ставка, в том числе и социального
налога, не упала, а лишний раз была подтверждена, то поборы с бизнеса – 50 процентов
с лишним – они оказываются самыми крепкими, сильными и одни из самых больших в
мире… Отсюда – тот тренд, о котором я говорю, будет в обязательном порядке
развиваться. Будет слабый бизнес – никакие государственные вливания и дотации
не помогут. Потому что впереди 18-ый год, после Сочи не будет послаблений,
потому что там будет новый маяк, и деньги понятно, на что будут тратиться… А
население опять же останется один на один с теми проблемами, о которых говорит
и господин Иванов, и другие.

С одной стороны, казалось бы,
повышение уровня доходности, кредитования населения – потребительские кредиты,
то есть, какая-то иллюзия благополучия создается, большие грандиозные проекты,
а с другой стороны – абсолютное пренебрежение той же самой комфортной частью –
дороги, парки, и так далее, и давеж на выжимание денег через систему ЖКХ.

Иван Юдинцев: Спасибо,
Владимир Викторович. Мы работаем полтора часа, начинаем подводить итоги. Сейчас
слово Павлу Михайловичу Солодкому.

Павел Солодкий: Спасибо.
Коллеги, я не буду Мао Цзэдуна цитировать, я приведу слова Путина Владимира
Владимировича, как бы это банально ни было, о том, что нужно научиться
опираться на институты гражданского общества и общественные организации.

И вот в тех регионах, где этому
научились, там конфликты не выливаются в эти митинги, о которых говорила девушка,
а действительно учатся слушать. Я могу привести пример. У меня вчера поступила
жалоба общественной организации рестораторов Нижнего Новгорода: 50 ресторанов и
кафе в Нижегородском районе в центре города – в стадии закрытия, потому что они
не совпадают с теми нормативными документами, которые приняты на региональном
уровне.

Владимир Лапырин: 100
метров.

Павел Солодкий: 50-70
метров. То есть, 50-70 метров до образовательных, обучающих, медицинских
учреждений. А на совещании в полпредстве на прошлой неделе рассказали уже о
тенденциях в других регионах. Ресторан работает уже 15-20 лет, конкурент решил
его закрыть. Он покупает в радиусе 50 метров маленькую комнатку, открывает
зубоврачебный кабинет, и этот ресторан закрывают. Вот так трактуют закон.

Понимаете – 50 кафе и ресторанов!
Сегодня Рубан Сергей Витальевич эту тему поднял как руководитель общественной
организации. Мы с юристами ищем варианты, и где нужно исправить, но представьте
– это только Нижегородский район!

Поэтому, конечно, умение опираться,
слышать и исправлять, если необходимо, законы, и федеральные в том числе –
готовится доклад Титова Бориса Юрьевича, и мы даем свои предложения к
федеральным законам, которые нужно исправлять – это очень важная тенденция.
Тогда не будет таких ситуаций, которые мы видим в соседней стране.

И хочу буквально сказать – про Шахунью
упомянул здесь Виктор Иванович… Я говорю о том, что власть пытается приказом
издать номинальный уровень заработной платы во всех отраслях экономики. Вы
понимаете, что, если вы положите 100 рублей на 21 рабочий день, то у вас
получится 17-18 тысяч – минимальная зарплата. У нас в сельских районах она –
дай Бог 12, а то и 9 тысяч. Это все равно, что отдать приказом – в 14-ом году
ВВП будет 18 процентов. Вот можем поставить равенство.

Спасибо.

Иван Юдинцев: И еще приказом
– ввести институт доверия. Раз института доверия нет – издать указ о доверии,
сказать: «Доверие будет». И устанавливать ответственность за недоверие.

Александр Суханов: Лучше
ввести министерство доверия…

Иван Юдинцев: Подведение
итогов. Уважаемые коллеги, я позволю себе тоже сказать несколько слов –
дополнить то, что, на мой взгляд, не было сказано, и что я считаю важным.
Прежде, чем Александр Овидиевич подведет итоги. Я в данном случае итог не
подвожу, высказываю свое, скорее, мнение.

Наверное, для вас уже для многих не
секрет, что – да, конечно, выборы в Мосгордуму, как говорил поэт, оно и
доходней, оно и прелестней, но не секрет, что я сделал свой выбор в пользу
Нижнего Новгорода – остаться в Нижнем Новгороде, год здесь работать, и вот
почему. Я-то как раз считаю, что в Нижнем Новгороде может быть стабильность. В
Нижегородской области реализуется масса программ и в Нижнем Новгороде
реализуется масса программ, которые мы должны довести до логического завершения.
И для этого нам нужно работать не предвыборный год – предвыборный год у нас
будет 15-ый. 14-ый год у нас есть все возможности проработать спокойно, мирно,
что называется. В Москве выборы проходят – давайте на них смотреть, давайте
туда выплескиваться, давайте в соцсетях сидеть комментировать Украину – туда выплескивать
наши протестные настроения, там спорить – кто-то за, кто-то против — ради Бога.
Но у нас есть все возможности для того, чтобы конструктивно отработать этот
год.

Вот у нас здесь представитель
Ассоциации промышленников и предпринимателей рассказал о том, как могут
работать предприятия в этом году. У нас Александр Леонидович справедливо
сказал, что есть еще запас терпения.

Помните, Владимир Викторович, когда
были эти самые… как это называлось?… монетизации… Мы еще в старой «Бирже»…
Помните, я говорил: «Да не будет ничего, запас терпения у людей еще есть, мы
это переживем»?

У нас только-только начал
налаживаться реальный диалог между органами местного самоуправления, например,
и, в том числе, между уличной оппозицией, в том числе между митингующими. У нас
в прошлом году – я подчеркиваю, я еще раз проверился по всем
городам-миллионникам – только у нас глава города встретился с теми, кто
митинговал на площадях, в парках или на улицах и выслушал в глаза, в том числе
то нелицеприятное, что про него говорили. Включая, выслушал Мясковского того
же. Да? И прочее. Только у нас это начало налаживаться.

Сейчас в моем понимании Нижний
Новгород – мой прогноз – у нас есть все шансы, 80-90 процентов на то, что мы
сможем прожить не предвыборный год, а год спокойной работы, чтобы реализовать
те тенденции, которые есть по итогам прошлого года.

В Нижнем Новгороде – работа предприятий
– это раз, достроить детские сады – это работа над ошибками… В 90-ые годы не мы
с вами, но люди нашего и чуть более старшего поколения допустили какие-то
ошибки, и мы должны их исправить – чтобы не дети исправляли, а мы. Вот то, что
в 90-ых годах произошло с детскими садами, надо исправить сейчас, пока есть
федеральная поддержка, пока это, что называется, в рамках реализации майских
указов президента. Это шанс вернуть детские сады, сократить и ликвидировать
очереди в детские сады. Это надо сделать.

Есть шанс расселить гнилушки. Я сам
жил на Белинского в гнилушке, я знаю, что такое зимовать в гнилушке. У нас до
сих пор семьи – вот сейчас по этому морозу – дети не пойдут в школу, а в школе
теплее, чем дома. Меня мама хотела отправлять в школу, потому что дома было
холоднее, чем в школе – погреться в школу в минус тридцать отправляли. У нас
люди живут в гнилушках… Мария не хуже меня это знает.

Надо реализовать эти программы. У
нас есть масса других программ, которые надо реализовать. Я считаю, что у нас
есть все шансы – у города и области – прожить еще год в непредвыборном режиме,
в режиме спокойной работы, в режиме не хромых уток, как говорят на Западе, а
спокойно проработав. И я считаю, что у нас есть все шансы, в отличие от регионов-соседей
– от Москвы, от Кировской области – отложить все предвыборные дела и баталии,
всю политизацию, как минимум, на 15-ый год, а то еще и на весну-лето 15-го
года, чтобы еще и зиму перезимовать. Но уж 14-ый год мы точно должны прожить
мирно, спокойно работая.

Это то, что я хотел сказать, это
мой сценарий, ради которого я готов работать.  

Ну а теперь Александр Овидиевич
подведет итоги.

Евгений Семенов: Можно я
одну реплику? Раз уж мы подводим итоги…

Иван Юдинцев: Это был не
итог, это мое выступление.

Евгений Семенов: Спасибо, Иван
Васильевич, за наглядную демонстрацию всех хромых уток, если вспомнить, что
такое «утка» с точки зрения средств массовой информации, то коннотация… (Смех
в зале
.)       

Иван Юдинцев: Раскрываю,
Евгений Евгеньевич. Это, как вы знаете, действующий представитель власти –
выборный представитель власти, у которого идет последний год перед выборами.

Сергей Васильев: Велик и
богат русский язык…

Иван Юдинцев: Я думаю,
Евгений Евгеньевич меня прекрасно понял.

Евгений Семенов: Я не могу с
вами согласиться, что диалог существует. Коллега Мария Леонидовна наглядно это
продемонстрировала. Риторика, которую она использовала — цитата: «городское
руководство и градозащитники». Понимаете? Есть руководство и есть
градозащитники. Вот эта риторика открывает абсолютную антагонистичность
общества и власти. И это на местном уровне – серьезная проблема. И Виктор
Иванович подтвердил это, когда он сказал, что ближайшей тенденцией станет
тенденция поиска языка, связывающего власть и население.

Иван Васильевич, если вам удастся
связать власть и население, мы все вам поапплодируем.

Иван Юдинцев: Постараюсь,
Евгений Евгеньевич. Для этого и остался.

Виктор Лысов: Сейчас мы
услышали, кстати, некие предложения по языку…

Иван Юдинцев: Коллеги, ну
сейчас мы договоримся до того, что есть православные и есть правоверные…

Александр Суханов: Если у
Ивана Васильевича это получится, он войдет в анналы…

Иван Юдинцев: Я уже вошел в
анналы…

Евгений Семенов: Дискуссия
наша, так или иначе, строилась вокруг двух сценариев – возможна ли
радикализация или невозможна радикализация. И если да – то в какой форме, и
если да – то когда? Это плавный процесс или это долгий процесс?

И парадокс, на мой взгляд, как раз
состоит в следующем. Наше общество – это общество традиционно с очень высоким
потенциалом мобилизации, и российское общество всегда объединяла беда – хотите или
не хотите…

Виктор Лысов: Еще враг.

Евгений Семенов: Ну, враг,
беда — да. Я предложу провокационный тезис, но тем не менее. На мой взгляд,
радикализация, которая связана с российскими традициями — это тот самый
страшный антибиотик для российского общества, который, может быть, как это ни
странно, окажется тем средством шоковой терапии, которое объединит общество. И
бояться радикализации в этом смысле – нельзя.

Иван Юдинцев: Спасибо,
Евгений Евгеньевич, за провокацию. Александр Овидиевич, подводите итоги,
пожалуйста.

Александр Суханов: Уважаемые
коллеги, я не буду повторять все, что здесь было сказано. Было много
интересного, правильного и того, с чем просто нельзя не согласиться. И
действительно, есть масса проблем, которые можно оценивать с разных точек
зрения, с разных позиций.

Но я бы хотел обратить ваше
внимание вот на такой момент, что цитировать небезопасно – разогнали целую
редакцию ВГТРК за цитирование… Но я останусь в сегодняшней традиции и тоже
немножко процитирую. У китайцев есть хорошая пословица, которая, как правило,
относится к пожеланию неприятностей – «чтобы вам жить в эпоху перемен». Так
вот, видимо, нашему поколению досталось это проклятие – жить в эпоху перемен. Я
помню, что мы живем в эпоху перемен где-то с 85-го года.

Иван Юдинцев: Владимир
Соловьев сказал, что «мы живем в эпоху перемен — уже третье поколение» – это было
в конце XIX века.

Александр Суханов: Я
понимаю. Я и говорю, что не буду продлевать историю дальше. Хотя бы по попыткам
раздать землю населению – мы пытаемся это сделать с 1861 года. И до сих пор
этого не сделали, до сих пор земельное законодательство выводит фактически
земли из бизнес-оборота и сводит на нет очень многие инициативы, предложения и
наши пожелания. Поэтому мы не будем в это углубляться.

Я просто хочу обратить внимание на
другую тенденцию, которую выразил наш покойный Черномырдин: «Хотели, как лучше –
получилось, как всегда». Так вот у нас эпохи перемен умудряются проводить таким
образом, что практически ничего не меняется. Перемены без перемен.

Иван Юдинцев: Издержки есть,
результата нет.

Александр Суханов: Да. То
есть, масса усилий, масса решений, масса действий, масса акций и прочих вещей,
а в результате – ноль. С той же точки начинаем, в которой выходили в путь. То
есть, движение по кругу.

И здесь мне кажется, мы это
вынужденно делаем по целому ряду причин.

Первое. Относительные успехи
нулевых создали у власти иллюзию, что прежними методами можно успешно управлять
и достигать определенного результата, не обращая внимания на тот момент, что
сегодня ситуация кардинальным образом меняется. И сегодня этими средствами
достичь этих же результатов уже невозможно. Александр Леонидович об этом очень
хорошо говорил. Необходима смена системы управления хозяйством, бизнесом,
государством, и так далее. Старая система управления не работает. Не потому,
что она плохая или хорошая – не буду сейчас вдаваться в эти детали, а только
потому, что мы вышли на другой уровень существования, где эти методы
неэффективны по определению.

И второй момент. Следует, наверное,
обратить внимание на то, что у нас-то фактически две беды, которые не
изменились с тех пор, но я бы их переформулировал. Одна беда – это отсутствие
нормальной среды существования, обитания населения. Мы много говорили с вами о
проблемах города, и главная проблема какая? Нормально в этом городе жить
практически сегодня нельзя.

Виктор Лысов: Это дороги.

Александр Суханов: Ну,
условно говоря.

Вторая проблема – это отсутствие
среды для нормального бизнеса, об этом говорил Павел Михайлович…

Виктор Лысов: Это далеко не
дураки…

Иван Юдинцев: Зато среда
подходит для проведения нашего эксперт-клуба – мы по средам собираемся…

Александр Суханов: А в
результате получается, что, если мы выступаем – население или бизнес, условно
говоря – в качестве заказчика, государство в качестве исполнителя, то у нас все
время получается, что государство-посредник задачи, которые ставятся, решает
только в своих интересах, а не в интересах заказчика. Это и называется та
система управления чиновничьего бюрократического капитализма, который не может
дать нормальных экономических результатов. Вот это пока у нас остается самым
главным трендом и никуда не уходит. И вот этот тренд нас действительно может
завести, куда ветер подует.  

Вот на этом я бы сегодня закончил,
сказав всем спасибо за участие и в надежде, что мы еще вернемся к этим
проблемам, но, может быть, более четко структурируя вопросы для обсуждения.

Иван Юдинцев: Спасибо,
уважаемые коллеги. Заканчиваем наше заседание. Мы начали позже, но закончили
вроде бы вовремя. О следующем заседании – его времени и теме – мы всех вас,
безусловно, уведомим и пригласим.  

Фото Вячеслава Сенникова

Фоторепортаж Вячеслава Сенникова о
мероприятии можно посмотреть здесь,
видеофрагменты – здесь.

По теме
03.12.2019
Никитину стоит принять управленческие решения в связи с двукратным увеличением строительства ледовой арены.
02.12.2019
Главы муниципалитетов – специально назначенные мальчики для битья, в том числе за неисполнение нацпроектов.
02.12.2019
Внутрипартийные назначения Никитина не связаны с успешностью реализации нацпроектов в регионе.
29.11.2019
В центральном исполкоме «Единой России» он будет более полезен, чем на посту министра.
Подборка