16+
По теме:
14.05.2019
Беззаконием отравлены все сферы общественной жизни
17.04.2019
Фрагменты выступления в Нижегородском областном суде 12 апреля 2019 года.
16.04.2019
Только знаменитое «не верю» Станиславского повисло в воздухе - как общественный вердикт произошедшему в зале облсуда на процессе по делу Сорокина.
16.04.2019
Юридическая конструкция, выстроенная, чтобы репрессировать одного-единственного человека, однажды неизбежно пойдет вразнос.
15.04.2019
В деле Сорокина достаточно документов и свидетельств, на основании которых можно и нужно было оправдать осуждённых.
13.04.2019
«Косметический ремонт» приговора Нижегородского райсуда по делу Сорокина, произведенный в облсуде, оказался менее заметным, чем ожидалось.
13.04.2019
Процесс над Сорокиным приобрел черты не современного судопроизводства, а архаичного демонстративного ритуального жертвоприношения.
12.04.2019
В областном суде праздник непослушания. Каждый говорит что хочет и сколько хочет. И это называется «прения сторон».
10.04.2019
Судья Склярова хорошо помнит о часе Х: 27 апреля злые чары развеются.
09.04.2019
Что за силы ведут игру, которая вышла за границы Нижнего Новгорода, докатилась до Франции, а оттуда отправилась в соседнюю Литву?
09.04.2019
Сможет ли облсуд на процессе по делу Сорокина занять позицию, отвечающую принципу «закон превыше всего»?
14 Декабря 2018
1357 просмотров

Сова на глобусе

Артем Фоменков
доктор исторических наук, доцент кафедры теории политики и коммуникации Университета Лобачевского
Сова на глобусе

В Нижегородском райсуде рассматривается уголовное дело, по которому проходят экс-глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин и двое полицейских – Евгений Воронин и Роман Маркеев. В частности, им предъявлено обвинение в похищении человека, которое якобы имело место 27 апреля 2004 года. По этому эпизоду вынесено постановление ЕСПЧ от 28.11.2013 по делу «Александр Новоселов (Aleksandr Novoselov) против Российской Федерации», ознакомиться с ним можно здесь.

Прежде чем перейти к сути вопроса позволю себе напомнить две истории. Одна из них случилась с довольно известным пусть и в узких, но от того не менее оппозиционных нижегородских кругах человеком, которого я назову  Л. (знающие люди легко поймут о ком речь). Итак, Л. в период президентства Медведева и перед непосредственным визитом последнего в наш славный Нижний Новгород был вывезен от греха подальше сотрудниками ЦПЭ за город, где и удерживался в одном из домов отдыха. К чести полицейских укажу, что обращались с Л. весьма корректно – ни избиений, ни чего-либо подобного не было. Вроде бы налицо похищение человека, то бишь ст. 126 УК РФ. Однако никаких последствий для полицейских это событие не имело. Не удивлюсь, если выяснится, что один из них написал, к примеру, такой рапорт: «Я, старший лейтенант полиции такой-то такого-то числа в такое-то время встретил на улице такой-то своего знакомого Л. и предложил ему поехать вместе со мной в дом отдыха, расположенный там-то. Л. ответил мне согласием».

Другой пример был вычитан мною в сети интернет совершенно случайно. Касался он нижегородского авторитетного бизнесмена – назову его А. Суть была в следующем: у принадлежащей ему фирмы пропали автозапчасти. Подозрение пало на двух охранников склада. Собеседование с первым из них, учинённое им и его подчинёнными, их удовлетворило. То ли основываясь на методе остатков, применяемым в формальной логике, то ли ещё по какой причине, но собеседование со вторым охранником было перенесено в лесопарковую зону, где последний был избит. Потом его погрузили в машину и оставили на крыльце одной из больниц Нижнего Новгорода. Через какое-то время потерпевший скончался от воспаления лёгких.

В итоге фемида приняла решение, что воспаление лёгких и имевшее перед этим место избиение никак между собой не связаны, а потому ни о каком строгом наказании для виновных речи идти не может. Позднее была попытка обвинить А. и его подчинённых в похищении человека, однако она оказалась безрезультатной. Вероятнее всего, А. и его подчинённые на допросах признали факт избиения (сроки давности прошли, так что и опасаться было нечего), но заявили, что покойный сел в машину к ним исключительно добровольно. Допросить покойного по вполне понятным причинам возможности не имелось, в связи с чем прокуратура согласилась с позицией А., а дело о похищении так и не дошло до суда - желающие могут ознакомиться с перипетиями тех событий тут.

Вся эта присказка к тому, что в Нижнем Новгороде далеко не всегда расследуют вполне себе реальные похищения людей и не наказывают виновных. В случае же с Сорокиным наоборот – есть попытка обвинения именно по ст. 126 УК РФ.

Резонный вопрос – а можно ли назвать события 27 апреля 2004 года именно похищением человека? Обстоятельства дела вряд ли могут дать возможность ответить утвердительно. В самом деле, имевший место следственный эксперимент, проводившийся, как следует из материалов дела, в лесу близ посёлка Дубравный, таковым считать не следует. Оно, конечно, в ином российском суде его могут признать таковым и сейчас, однако тут я больше верю экспертам из Нижегородской правовой академии, которые уже в 2004 году указали на его незаконность. Иначе говоря, со стороны отдельных сотрудников правоохранительных органов имело место намерение получить информацию по расследуемому делу с применением сомнительных методов.

Сейчас, кажется, пытаются применить не менее сомнительные методы уже против самих полицейских. В самом деле, как следует из решения ЕСПЧ, был приказ о задержании Новосёлова в рамках возбуждённого уголовного дела. То есть, сам факт задержания выглядит вполне не противоречащим УПК РФ. Другое дело, что дальше был не следственный эксперимент, но то, что предусмотрено ст. 286 УК РФ, а именно превышение должностных полномочий. С этим фактом следует согласиться.

Применим метод аналогии. Если в случае с Новосёловым применять ст. 126, то тогда любой случай, связанный, например, с нанесением телесных повреждений задержанным в полиции, можно тоже связывать со ст. 126. На память пришло дело нижегородца Алексеея Михеева. Так вот – в этом деле нет ни слова о том, что А. Михеев был похищен! Другое дело, что ему были нанесены тяжкие телесные повреждения (он остался инвалидом), а никакого преступления, как выяснилось, не было вообще.

В случае с Новосёловым была, судя по всему, в чём-то похожая ситуация – его также подозревали в преступлении, ему были нанесены телесные повреждения (с куда как меньшими последствиями, нежели у Михеева), имело место превышение должностных полномочий. Похищения же ввиду наличия соответствующих приказов и санкций не было, хотя обывателям и может показаться обратное. Но одно дело обывательский взгляд, а другое – следствие и суд, которые должны руководствоваться исключительно буквой закона и ни в коем случае не «натягивать сову на глобус».

По теме
08.04.2019
Судебный процесс по делу Сорокина относится к миру игр с заранее известным результатом. Это пьеса, в которой роли всех участников расписаны заранее.
08.04.2019
Это даёт возможность надеяться на то, что рассмотрение во второй судебной инстанции будет всесторонним и объективным.
08.04.2019
Уже пятый месяц этот человек приходит в суд в сопровождении охраны. Поначалу люди в черном ходили на заседания с автоматами. Позже стали выглядеть менее пафосно.
05.04.2019
Председательствует Татьяна Склярова. Спокойная такая женщина. На адвокатов не кричит, подсудимым замечания не делает.
Подборка