16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
5 Апреля 2007 года
151 просмотр

Союз лояльных

В ожидании думских выборов, еще в прошлом году, власть начала активно форматировать политический ландшафт. Помимо законодательно-выборных спекуляций, главным изобретением стало введение в политическое поле новой силы — партии "Справедливая Россия", призванной играть роль своеобразного «альтер-эго» для своей «сестры» «Единой России». Успех «Справедливой России» на региональных выборах 11 марта показал, что "СР" вправе претендовать на роль второго компонента в выстраиваемой Кремлем жесткой двухпартийной системе. В этой системе "партия его величества" и "партия оппозиции его величества" будут отличаться небольшими программными нюансами (как демократы и республиканцы в Штатах или тори и лейбористы в Великобритании), а фактическая оппозиция будет навсегда выдавлена в маргинальную нишу и лишена каких-либо рычагов воздействия на политическую реальность.

Вопрос о том, какие именно партии (партия) будут дополнять базовую кремлевскую двухпартийную модель, можно считать пока еще находящимся в стадии решения. По всей видимости, сохранит свой статус-кво КПРФ как выразитель интересов наиболее ностальгирующей и социально непримиримой части электората. Возможно, будет присутствовать в будущей Думе и ЛДПР, на протяжении многих лет успешно выполнявшая роль приманки для национально-патриотически настроенной части населения. Высокий средний балл по результатам мартовских выборов (порядка 12%) дает партии Жириновского хорошие шансы на преодоление 7%-ного барьера на федеральных выборах. Впрочем, отчасти успешно решая задачу аккумулирования голосов национально-протестного электората, ЛДПР не способна решать другую, связанную с ней задачу, а именно — обеспечивать политическую лояльность националистически настроенных граждан власти.

В связи с неизменной популярностью националистических настроений в стране и перманентным запросом на антиимигрантский тренд в обществе, у Кремля имеется ощутимая потребность в формировании идейного "лояльного национализма". Этот национализм мог бы обеспечить в существующих условиях обострения противостояния с Западом поддержку политического курса Кремля со стороны если не большей, то значительной части русского националистического сообщества. К тому же, немаловажную роль играют грядущие декабрьские выборы в Госдуму — власти очень важно заполучить электоральную поддержку националистически настроенных избирателей, поскольку, согласно опросам общественного мнения, не менее 40 процентов населения России готовы голосовать за партию, ставящую во главу угла "русский вопрос".

Наряду с перехватом лозунгов и некоторой национализацией собственного дискурса властью, по уже многократно апробированной схеме, будет также делаться ставка на умеренные организации национал-патриотического толка, которые при некоторой внутренней и внешней трансформации смогут стать своеобразной "национал-лоялистской" опорой режима.

Одной из первых организаций, которой выпадет сыграть данную роль, как предполагается, станет недавно образованный «Народный союз», созданный на базе Партии национального возрождения «Народная воля». Кроме «народовольцев» в новую партию намерены войти порядка 13 общероссийских организаций, союзов и движений. Среди них «Российский общенациональный союз» Артемова, «Союз офицеров» Терехова, Союз православных граждан, Союз «Христианское возрождение» (их лидеры уже вошли в состав новой партии и избраны в состав руководства) и другие. «Народный союз» продекларирован как партия «просвещенного национализма», а идеологией партии объявлен национальный консерватизм "как любовь к историческому облику и творческому акту своего народа", что можно считать очевидной заявкой на лояльность. Тем более что сам глава новоиспеченной партии Сергей Бабурин никогда не был (в отличие от Рогозина или Глазьева) замечен в явной нелояльности к Кремлю.

Полагаю, что ставка Кремля на Бабурина как на фронтмена "национал-лоялизма" обусловлена тем, что Бабурин — известная, "раскрученная" фигура, не вызывающая ни антипатии, ни тревоги как в националистическом сообществе, так и в Кремле (это очень осторожный и хорошо прогнозируемый политик). На протяжении всей своей политической карьеры Бабурин очень хорошо показал себя как «профессиональный патриот», устраивая как власть, так и национал-патриотическую общественность. Националисты хорошо помнят, что именно благодаря «Народной воле» и лично Бабурину удалось провести относительно легальное празднование 4 ноября в прошлом году. Да и в недавних событиях в Красноармейске, где похороны убитого азербайджанцем местного жителя Алексея Филинова собрали несанкционированное шествие в две тысячи человек, которое едва не вылилось в массовые беспорядки по «кондопогскому сценарию», «десантировались» именно члены «Народной воли».

Помимо Кремля, Бабурин также заручился и поддержкой РПЦ. Еще до создания «Народного союза» по словам Бабурина, некоторые иерархи Русской Православной Церкви уже сообщили ему, что создание на базе "Народной воли" национально-патриотического союза встретит поддержку православного населения России, поскольку другой политической силы, отстаивающей интересы Православия, на ближайших выборах не предвидится.

После получения карт-бланша на активную игру на "национальном поле" Бабурин, по всей видимости, начнет осуществлять концентрацию в новообразованной партии всех мало-мальски реальных националистов, мотивацией для которых будет служить легальность партии и ее практически уже предопределенное участие в предстоящих декабрьских выборах. Использование в качестве идентификационного символа новоявленного «национал-лоялистского» образования популярного в националистическом сообществе имперского штандарта (лоялистского по своей сути) тоже послужит данной мобилизационной задаче, попутно выбивая возможность использования этого важного козыря из рук «другороссов» и нелояльных Кремлю националистов.

Привлечение реальных, а не марионеточных националистов в «Народный союз» будет необходимо в первую очередь для того, чтобы нейтрализовать неконтролируемую национал-патриотическую риторику «снизу». Они могли бы вывести разрушительную энергетику национальных эмоций из радикально-националистического русла в умеренно-оппозиционное. На фоне учащающихся межэтнических столкновений в стране решение данной задачи для Кремля не полицейскими (которые будут только раскачивать ситуацию), а политическими мерами, будет становиться все более приоритетной. О возможности же прохождения "Народного союза" в Думу вряд ли можно говорить серьезно — власть еще готова смириться с несколькими националистами в парламенте, но допускать создание целой фракции в Кремле вряд ли будет. Поскольку слишком велик в таком случае для "национал-лоялистов" будет соблазн выйти из-под контроля, как это уже было в случае с Рогозиным. Скорее всего, в случае участия в выборах "НС" дадут возможность поработать спойлером для "Справедливой России" и набрать около 5%, что внушит "национал-лоялистам" веру в свои силы и не поколеблет их лояльность власти. А чтобы "национал-лоялисты" не чувствовали себя уж совсем обделенными думскими местами – нескольких националистов вполне могут пустить в Думу по спискам ЛДПР, КПРФ, "Справедливой" или даже "Единой России".

Одной из основных задач, которую стремится решить власть, оказывая покровительство лояльным националистам, — это не допустить смычки, подобной той, что случилась на Украине, когда "оранжевые" и националисты выступали единым фронтом. Правда, прошедшая на днях московская региональная конференция ДПНИ эти опасения существенно уменьшила — выступавший там Дмитрий Рогозин прямо заявил, что "русским националистам не по пути с либералами из Другой России", что вызвало всеобщее одобрение присутствовавших делегатов и гостей. Данный факт говорит о том, что ДПНИ и КРО, пребывая в оппозиции, все же не готовы перейти еще к радикальному противостоянию с Кремлем, сохраняя относительную лояльность власти.

Впрочем, наши доморощенные "оранжевые", ассоциируемые с "Другой Россией", легко могли иметь в составе своей коалиции реальную радикально-левонационалистичесткую организацию и не заглядываться в сторону ДПНИ. Я говорю здесь о НБП. Партия имела реальный шанс и возможность к трансформации в адекватную и дееспособную национал-демократическую структуру, оставаясь в то же время привлекательной как для общества, так и для масс потенциальных адептов. Однако «денационализация» партии, начатая Лимоновым еще в момент нахождения в тюрьме, набравшая обороты после его выхода и окончательно завершившаяся разгромом "внутрипартийной оппозиции" в марте прошлого года (в результате чего из партии вышли последние сознательные националисты) вывела ее из национал-патриотического дискурса в некое неустойчивое состояние социал-анархической постмодернистской группировки.

Но в связи с востребованностью антиммигрантского националистического тренда в обществе руководством партии относительно недавно вновь начали предприниматься робкие попытки вернуть НБП в национал-патриотическое русло — это и антиимигрантская акция в Иркутске и использование имперских стягов на питерском «Марше несогласных». Правда, более чем уверен, что указанные попытки своего эффекта вряд ли достигнут — традиционные правые (вроде "георгиевцев") уже начали высказывать свой решительный протест, подкрепленный не менее решительными угрозами, против использования лимоновцами имперского флага. Акция в Иркутске, не подкрепленная реальной сменой курса и риторики в этой области, оказалась уже всеми благополучно забытой. К тому же общая безыдейность партийцев и тяжелый морально-нравственный климат в организации являются фактическими непреодолимыми факторами, которые не дадут "лимоновцам" вновь превратиться в русских националистов.

Поэтому на сегодняшний день мы имеем ситуацию, когда большая часть организованного национализма в той или иной форме находится под контролем власти или лояльна ему. Радикальный национализм или не имеет проявления в публичной политической практике (сообщество сторонников "НОРНы") или находится на периферии политики. Набирающий обороты национал-консервативный лоялистский тренд будет иметь устойчивый рост и окажет существенной влияние на политическую жизнь страны. Кто сможет воспользоваться им и обратить в своих интересах — покажет время.

Оригинал этого материала опубликован на ленте АПН.

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.