16+
Аналитика
10.12.2019
Все агломерации выстраивают организацию общественного транспорта по сетевому принципу.
09.12.2019
Тарасова увидела что-то такое в документах ЕЦМЗ, и решила вовремя уйти в отставку.
09.12.2019
ЕЦМЗ – монополист, а при монополии негативные последствия неизбежны.
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
03.12.2019
Никитину стоит принять управленческие решения в связи с двукратным увеличением строительства ледовой арены.
02.12.2019
Главы муниципалитетов – специально назначенные мальчики для битья, в том числе за неисполнение нацпроектов.
02.12.2019
Внутрипартийные назначения Никитина не связаны с успешностью реализации нацпроектов в регионе.
13 Февраля 2014
139 просмотров

Создан имитационный реестр

«АПН-Нижний Новгород»
представляет вниманию читателей фрагменты выступлений в ходе заседания
Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 12 февраля 2014 г. и посвященного теме
«Парки для жителей или парки для бизнеса?».

Асхат Каюмов, руководитель
экологического центра «Дронт»:

Я примерно два раза в неделю вижу информацию:
в таком-то районе концентрация диоксида азота составляет 1,7 ПДК. Это значит,
что в этом районе в это время дышать нельзя вообще. Потому что ПДК – это
предельно допустимая концентрация. Как только она достигла единицы, мы людям
начинаем наносить вред здоровью – сокращать им жизнь. А когда мы пытаемся эту
информацию довести до органов власти, они говорят: «Ладно, вы нас запугиваете!»
У меня ощущение, что услышат проблему только тогда, когда люди на улицах будут
просто падать и умирать. А до этого времени будут рассказывать, что «на самом
деле все еще не так плохо» и писать какие-нибудь бумажки. У нас два города –
один, в котором мы живем, а другой – в котором по бумажкам все хорошо.

И тут мы переходим к тому самому
документу – городской реестр озелененных территорий, который на самом деле
создается не для того, чтобы защитить зеленые территории, а для того, чтобы по
бумажкам у нас было хорошо.

Мы говорим: «Зеленых территорий не
хватает». У нас на сегодня в среднем по городу четыре метра, на Канавино и
Автозаводский район – три квадратных метра на человека – зеленых территорий
общего пользования. А должно быть 16.

И город придумал классную фишку: он
составил свой реестр и сейчас настаивает, чтобы минэкологии все это вписало в
областной реестр. Те сопротивляются, но продавят – никуда не денутся. Сорокин
на заседании правительства жалуется губернатору: «Ваш министр экологии Небов не
включает!» А вы посмотрите в этот реестр – здесь и там столько вранья и сказок!

Зеленые территории общего
пользования – это территории, где должны бабушки на скамеечках сидеть с
клюшечками, должны мамаши с колясками гулять. И у нас туда включена, например,
вот эта труба Зеленского съезда – почти вертикальный склон. Вот я себе
представляю мамаш с колясками на этом Зеленском съезде, детишек катающими. Одна
территория там вообще находится в закрытом периметре военного объекта.

Извините, всем понятно, что городу
надоело, что их шмонают все время, что у них не хватает денег – и они создали
имитационный реестр, документ имитационного характера. Зато по бумажкам будет
16 метров. Кислорода не будет по-прежнему, диоксид азота по-прежнему будет
высокий – это как раз меньше всего волнует.

В этом плане возникает вопрос – в
городе есть система компенсационного озеленения? Каждый год десятки миллионов
рублей собираются с застройщиков в качестве расходов на компенсационное
озеленение. Мы специально проанализировали – максимум за последние пять лет
было потрачено 16 процентов от этой суммы на компенсационное озеленение. Все
остальное – более 80 процентов собранных денег – поглощается городским
бюджетом. У нас деньги есть в городе, мы специально их у застройщиков отобрали
на озеленение. То есть, слова о том, что денег нет – это вранье. Оказывается,
они есть, но мы их потратили на другие нужды, более срочно нам понадобившиеся.

Очень тяжело заставить застройщика
не сносить зеленые насаждения. Но сейчас у нас в городе новая фишка последние
несколько лет – мы не делаем точечную застройку, мы отдаем под застройку
кварталами. Красивая фраза – развитие застроенной территории. Давайте введем
правило: дается квартал застройщику, ему же одновременно дается обременение –
внутри квартала 15 процентов должен занимать сквер, 20, 30 процентов.

По теме
29.11.2019
В центральном исполкоме «Единой России» он будет более полезен, чем на посту министра.
29.11.2019
Войдя в политическое поле, губернатор берет на себя ответственность за местные проблемы.
28.11.2019
За увеличением стоимости ледовой арены на Стрелке стоит личная заинтересованность чиновников.
28.11.2019
Министерство внутренней политики должно более предметно заниматься работой в муниципалитетах.
Подборка