16+
Аналитика
29.05.2020
Никитин потребовал от глав районов сократить сроки подготовки конкурсной документации.
26.05.2020
Радует, что мэрия не пошла на поводу у частных перевозчиков, которым безразличны интересы нижегородцев.
28.05.2020
Решение об открытии в Нижегородской области небольших магазинов и парикмахерских вполне логично.
27.05.2020
Строительство детских садов и школ в Нижегородской области реализуют в полном объеме.
22.05.2020
Эффективность установленного в Нижегородской области режима общественных коммуникаций очевидна.  
22.05.2020
Количество выздоровевших нижегородцев растет, однако отменять ограничения следует постепенно.
20.05.2020
«Единой России» в Нижнем приходится задействовать административный ресурс даже на праймериз.
20.05.2020
Проголосуйте и пришлите скриншот, а мы не выгоним ваших детей из школы.
18.05.2020
Борьба с коронавирусом в Нижегородской области идет строго в рамках поставленных центром задач.
18.05.2020
Шалабаеву предстоит разобраться с проблемой питания нижегородских школьников.  
15.05.2020
Кадрового резерва не было у прежнего мэра, нет его и у нового.
14.05.2020
Исполняющему обязанности мэра нужно заново выстраивать команду.
4 Июля 2008 года
74 просмотра

Спасение – в прозрачности

Решение президента
Дмитрия Медведева о том, что позицию государства в компаниях должен
представлять лишь председатель совета директоров, а остальных чиновников должны
заменить независимые директора, это шаг очень важный, и он имеет даже
более широкое и более глубокое значение, чем только борьба с коррупцией, хотя и
борьба с коррупцией, безусловно, важнейшая задача.

Президент Дмитрий Медведев и Игорь
Шувалов, выступая на XII Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне
этого года, особо подчеркивали, что главная стратегическая линия развития экономики
сейчас будет заключаться в том, чтобы сокращать присутствие государства в
экономике. Государство должно только осуществлять регулирование, но это
процесс, у которого есть совершенно конкретные цели и формы.

Мы понимаем, что если позволить
каждому автомобилисту договариваться с другими, как им разъехаться, на дорогах
будет беда, поэтому рациональней, чтобы все разъезжались по правой стороне, и
чтобы был светофор с красным и зеленым светом. Точно так же государство должно
четко представлять себе, где нужно регулировать экономику, а где нужно оставить
свободу рынка и договора.

Критерий здесь один-единственный, и
только он имеет смысл. Этот критерий – повышение эффективности экономики,
повышение производительности труда, повышение скорости оборота капитала,
повышение привлекательности российской экономики для инвестиций – как
внутренних, так и внешних. Повышение эффективности экономики – единственное
оправдание вмешательства в нее государства.

Там, где можно установить какие-то
типовые нормы, которые сократят процесс, условно говоря, торговых переговоров, что
позволит рынку вращаться быстрее, — там государство должно заниматься каким-то
нормативным регулированием.

С этой точки зрения присутствие
такого большого числа государственных чиновников в советах директоров крупных
компаний, в том числе со стопроцентным государственным капиталом, — это,
безусловно, нонсенс с точки зрения современной экономики. Это анахронизм.

Такое было возможно в 90-е годы,
когда происходил процесс рыночных преобразований. Мы с вами прекрасно понимаем,
что если бы чиновники не заседали в советах директоров компаний, то эти
компании – давайте скажем честно – просто были бы украдены кем-то, и
приходилось бы потом кого-то сажать, кто-то бы прятался в Лондоне, и эти компании
приходилось бы сейчас возвращать.

Частник, когда есть возможность
украсть большой кусок у государства, не остановится практически ни перед чем, и
процесс преобразования экономики необходимо было держать под контролем. Поэтому
присутствие государства в лице крупных федеральных чиновников в советах
директоров было оправданным.

Но сейчас, когда мы говорим, что
нужно переходить к новому качеству экономики, к инновационной экономике, такое
количество чиновников, безусловно, тормозит дело, тормозит развитие компаний.
Мне это прекрасно знакомо на примере энергетики. Известно, что если в 90-е годы
в РАО ЕЭС большое государственное присутствие играло позитивную роль, то, как
только началось реформирование этой отрасли, Анатолию Борисовичу Чубайсу
приходилось преодолевать серьезное сопротивление государственных структур и
отдельных лиц. Тем не менее, этот процесс его личными усилиями был завершен.

Поэтому нужно выводить чиновников
из числа членов совета директоров, нужно заменять квалифицированными
менеджерами, введенными, в первую очередь, на конкурсной основе, талантливыми
менеджерами — а они у нас есть. Если государственный чиновник является
талантливым руководителем компании, талантливым членом совета директоров, а не
просто портфелем, в котором лежит документ, удостоверяющий его право прийти
проголосовать так, как ему скажет другой чиновник, если есть такой талантливый
руководитель среди госчиновников, то надо создать условия, чтобы он расстался с
госслужбой и стал независимым членом совета директоров – пожалуйста, пускай
руководит сколько угодно. Но сейчас мы сталкиваемся с ситуацией, когда члены
советов директоров просто приходят голосовать – так, как скажет государство.
Конечно же, это тормозит развитие частной инициативы, тормозит приход
инвестиций и делает компании неповоротливыми, делает их медленными.

Представьте себе – если у нас есть
танк, в котором сидит командир и им командует, это хорошо, но если за штурвалом
управления танком сидит пять человек, из которых четверо только слушают, что
скажет командир, и помогают пятому: «да, да, да, ты правильно рулишь» –
наверное, это неправильно. Поэтому я всецело поддерживаю этот шаг президента,
но не знаю, как это скажется на борьбе с коррупцией.

Мне кажется, что те чиновники, которые
заседают в советах директоров, — это не те люди, которые брали взятки и активно
лоббировали чьи-то интересы. Наверное, в плане борьбы с коррупцией это не даст
очень заметного эффекта. Коррупция в стране не исчезнет оттого, что из советов
директоров крупных компаний уйдет множество государственных чиновников. Почему?

Я, в отличие от Дмитрия Медведева,
думаю, что чиновники в советах директоров занимались в основном не лоббированием
чьих-то интересов — они вообще практически ничем не занимались. Так
подсказывает мне моя практика общения с ними.

Это люди, которые воспринимали
членство в совете директоров как тяжелую дополнительную нагрузку, довесок к
основной должности. Они бы с удовольствием прогуливали эти заседания (кстати,
так часто и делалось – оформлялись какие-то доверенности друг на друга).

Я не думаю, что лоббизм сократится
оттого, что чиновники уйдут из советов директоров. Но то, что для развития
нашей экономики, которая движется к новому, инновационному качеству, это
необходимый шаг, важный и решительный, поскольку таит огромный потенциал,
намного освобождает менеджмент крупных кампаний, освобождает ему руки. С этой
точки зрения этот шаг будет нами оценен через некоторое время, когда мы увидим,
как преобразятся эти кампании, когда мы увидим, насколько динамичней будут они
развиваться, насколько более чуткими к рынку они окажутся.

С моей точки зрения, главный
источник коррупции и лоббизма в крупных компаниях – это не присутствие
чиновников в советах директоров, а закрытость компаний, их непрозрачность. То,
что у нас компании скрывают от людей свою бухгалтерию, цифры, характеризующие
их развитие – это серьезная беда нашей экономики. У нас есть компании, которые
открыли свои бюджеты – включая спортивные клубы, где была большая доля государственного
участия, и которые сейчас реформируются (ЦСКА, «Динамо»).

А когда РАО ЭС стал публиковать
цифры и факты, характеризующие его деятельность, когда эта организация стала
проводить реформу, то автомобиль Анатолия Борисовича Чубайса был практически
сразу обстрелян. Суд окончился оправданием тех людей, которых обвиняли в
покушении на Чубайса, и мы не знаем, были это несколько чокнутых людей, которые
стреляли в Чубайса, считая, что это он разорил Россию, или это была месть за
то, что РАО ЕЭС стала прозрачной.

Анатолий Борисович пошел на это, он
совершил подвиг, и нам надо сделать так, чтобы топ-менеджмент компаний открывал
цифры и факты, характеризующие деятельность компаний – всем, а не только
рассылая отчеты акционерам, чтобы все эти данные публиковались на сайтах
компаний. И чтобы при этом машины топ-менеджеров не расстреливали. Когда это
произойдет, тогда и будет поставлена преграда коррупции и лоббизму в
руководстве крупных кампаний.

Но с точки зрения значения для
экономики, шаг, который предпринимают сейчас Дмитрий Медведев, и его соратники
– Дворкович, Шувалов и, конечно же, Владимир Владимирович Путин — это шаг
важный, шаг смелый, шаг решительный, шаг, который во многом определит на
будущее развитие российской экономики.

По теме
13.05.2020
Совмещение должности заместителя губернатора и министра позволит принимать более четкие и оперативные решения.
13.05.2020
В случае прямых выборов мэра кандидатура Шалабаева вряд ли бы прошла.
08.05.2020
Общение региональных руководителей с нижегородцами в Instagram показывает, как власть должна работать с населением.
07.05.2020
Кадровые решения губернатора продиктованы ситуацией с коронавирусом.