16+
Аналитика
12.12.2019
Заксобрание делает небольшую уступку в пользу административного ресурса.
09.12.2019
Тарасова увидела что-то такое в документах ЕЦМЗ, и решила вовремя уйти в отставку.
12.12.2019
Они отказались рассматривать отмену запрета на шествия по Большой Покровской.
11.12.2019
Ирина Тарасова, проработав три недели на посту директора ЕЦМЗ, увидела что-то такое, что предпочла вовремя оставить это кресло.
11.12.2019
Общественный транспорт нижегородской агломерации начинают рассматривать как единую систему.
10.12.2019
Все агломерации выстраивают организацию общественного транспорта по сетевому принципу.
09.12.2019
ЕЦМЗ – монополист, а при монополии негативные последствия неизбежны.
06.12.2019
Повышение стоимости проезда до 35 рублей не так сильно бьет по нижегородцам, как отсутствие единого проездного.
05.12.2019
Почему «Единая Россия» отказывается выполнять закон Нижегородской области?
05.12.2019
Мэрия Нижнего Новгорода намерена избавиться от части подвалов в многоквартирных домах.
04.12.2019
В ситуации, когда городская власть не держит слово, повышение стоимости проезда вполне оправдано.
04.12.2019
Отказ повышать выплаты пенсионерам на проезд не уменьшит поддержку «Единой России» в Нижегородской области.
13 Февраля 2005
130 просмотров

Спецслужбы нужно создавать заново

Директор Института политического и военного анализа, кандидат военных наук, профессор, действительный член Академии военных наук Александр Александрович Шаравин убежден, что существующие спецслужбы реформе не подлежат. По его мнению, необходимо как можно быстрее сосредоточиться на задаче организации спецслужб нового типа.

В нашей стране вот уже десять лет существует одна единственная «горячая точка», и, казалось бы, к ней должно быть приковано внимание всех силовых структур и спецслужб, в особенности.  Почему российские спецслужбы до сих пор не добились существенных успехов в этой войне?

Я считаю, что спецслужбы делают все, что могут. К нынешним спецслужбам я бы не предъявлял больших претензий, чем уже предъявляется им сейчас. Дело в том, что за последние 15 лет у нас практически ничего не было сделано для создания спецслужб новой России. За исключением попыток создать новую спецслужбу России, которая являлась Службой безопасности Президента. По состоянию на лето 1996 года она состояла из 20 тысяч отборных офицеров и генералов. И эту спецслужбу уже можно было считать новой службой нового Российского государства. Однако субъективный фактор  сыграл зловещую роль, и эта служба была ликвидирована. Других примеров я не знаю. Ну, пожалуй, может быть за исключением создания Службы финансового мониторинга, она тоже имеет отношение к новому типу структур, отвечающему требованиям Российского государства, однако она не может опираться на другие существующие сегодня структуры.

То есть к ним нельзя предъявлять претензий, потому что они – спецслужбы старого типа?

Они нам достались нам в наследство от другого государства, они были созданы для других целей и задач, и они работают сейчас так как могут. Одно дело – ловить террористов в условиях тоталитарного государства, когда на учете каждая пишущая машинка и каждый ксерокс, другое дело – действовать против террористов в условиях демократии. Те спецслужбы, которые существуют сегодня, для действий в условиях демократии созданы не были.

Как должна выглядеть спецслужба нового типа? Стоит ли использовать какой-то зарубежный опыт?

Чтобы создать новые спецслужбы России, прежде всего, нужно определиться, в каком государстве мы живем, и понять наконец, что мы живем не на обломках Советского Союза, не в воссоздаваемой Российской империи, а мы живем в новой демократической России. Это строительство, которое находится лишь на начальном этапе. Проект строительства заложен в Конституции 1993 года. И в соответствии с этим мы и должны действовать. Однако, к сожалению, даже в нашей правящей политической элите пока нет такого единого представления – мы видим лишь метания лебедя, рака и щуки.

А если у кого уж брать опыт, так прежде всего нужно брать отечественный опыт, и из дореволюционной России и из советской эпохи. Вместе с этим надо брать на вооружение опыт и США, и Израиля, и Франции, и Великобритании. Конечно, нужно выбирать приемлемые и положительные стороны этого мирового опыта, а не копировать, например, только израильскую модель спецслужб. У нас немало хорошего отечественного опыта.

Самое главное – нужно понять, что эти спецслужбы должны быть созданы для новых целей и задач – для защиты новой демократической России. Нельзя поручить силовым структурам прежнего  советского государства создавать силовые структуры новой России. Это будет выглядеть так же, как если бы большевики поручили создать ВЧК жандармскому управлению, а Советскую армию – Генеральному штабу царской армии. Это было бы абсурдно. Вот сегодня и действуют как раз таким абсурдным способом.

А кто же должен заниматься реформой спецслужб?

Это должна быть не реформа, а  строительство. Слово «реформа» здесь не подходит в принципе. Эти структуры должны создаваться заново, они должны формироваться параллельно тем, которые существуют сегодня. Как это было сделано со Службой безопасности Президента. Это единственно возможный метод и других просто не существует.

Какова должна быть стратегия и тактика спецслужб на данном этапе чеченской войны, когда собственно боевые действия завершены и на повестке борьба с отдельными вооруженными формированиями?

Прежде всего, нужно понять, что не существует никаких чудодейственных методов для решения чеченской проблемы. Когда говорят, что не существует силовых методов решения проблемы, это неверно, и когда говорят, что нет политических методов, это тоже неверно. Только совокупность абсолютно всех методов – и политических, и экономических, и социальных, и культурных, и силовых, наконец, смогут позволить получить некоторые результаты. И не завтра, и не послезавтра, а в достаточно далекой перспективе.

Потому что было сделано очень много ошибок, и уже выросло целое поколение людей, которое ничего не умеют делать, а могут только воевать. Чтобы преодолеть эту проблему, понадобится немало времени. Просто бросить силовиков на решение этих проблем, будь они даже самыми совершенными, это не выход. Больше того, раз мы сегодня говорим о том, что у нашей страны еще нет современных спецслужб, то, естественно, мы понимаем, что скорого решения не будет.

Значит, эти задачи надо решать параллельно. Одновременно бороться с теми террористическими группами, которые есть на территории Чечни, и в то же время создавать новые структуры. И это нужно делать чем быстрее, тем лучше.

Считается, что на современном этапе, когда уже миновала стадия активных боевых действий, дело отлова отдельно взятых бандитов за спецслужбами.  Какие методы ее работы вы считаете наиболее эффективными?

На самом деле мы в таком публичном обсуждении не должны подменять профессионалов. На вооружении спецслужб есть масса различных методов, применяемых во всех странах мира. Многие из этих методов, технические в том числе, просто универсальны. И, следовательно, выделить какой-то один метод будет неверно. Конечно, нужен комплекс методов – и прослушка, и агентурная работа, и выслеживание и уничтожение главарей этих формирований и множество других способов, действующих параллельно. Но все это не может быть только работой спецслужб. Вся страна должна быть брошена на решение этой проблемы. И общество должно повернуться лицом к этой задаче.

Кстати, очень большой вред наносят призывы к выводу наших силовиков, к выводу войск из Чечни, которые звучат со стороны наших демократов и либералов.  Я хочу сказать, что эти призывы не только не либеральны, они – не демократичны. Настоящий демократ не может этого требовать, потому что  война, которая идет в Чечне, носит цивилизационный характер. Те люди, которые противостоят федералам, пытаются, по сути, свою республику, своих сограждан, бросить в средневековье, в мракобесие. Вы помните, что там получилось, когда у них была власть. Страна оказалась отброшенной на века назад. Там не было не только пенсионных выплат, здравоохранения и школ, там не было нормальной судебной системы. Это был бандитский анклав, который нельзя было назвать даже государством. И если мы хотим чеченскому народу именно этого, тогда флаг в руки этим демократам и либералам. Я думаю, не один цивилизованный человек не может пожелать жителям Чечни такой власти.

Говорят, существует такая внутренняя проблема спецслужб как нехватка нацкадров, без которых невозможно вести агентурную разведку, а значит, достигать реальных успехов в обезвреживании вооруженных формирований…

Такая проблема, безусловно, существует. Все эти многочисленные перестановки, перетряски, переименования, произошедшие на протяжении последних лет, которые часто называли реформой силовых структур, ничего общего с реальным созданием спецслужб новой России не имеют. Они, конечно, подорвали мощь прежнего Комитета Государственной Безопасности, а новые спецслужбы в результате этих «реформ» не появились. Поэтому конечно есть и нехватка нацкадров, есть и недостаток профессионализма, есть, наконец, и элементарная коррупция в этой сфере. Но это все не самое важное. Самое важное именно то, что нам нужно создавать новые современные структуры спецслужб, и как можно быстрей.

Прокомментируйте, пожалуйста, широко обсуждающийся сейчас антитеррористический закон. По мнению Главы думского комитета по безопасности Владимира Васильева, главная мысль этого закона – обеспечить участие общества в противодействии терроризму. Каким образом этого можно достичь?

Главную мысль, которую высказал председатель комитета генерал Васильев, безусловно, поддержать можно. Другое дело, как она в законопроекте реализована. И здесь есть много вопросов. Я думаю, что пытаться противопоставить права и свободы граждан и их безопасность совершенно неверно. Это неверный посыл, в котором таится большая угроза демократии в России.  В США, например, мы видим, что спецслужбы действуют достаточно эффективно – не было практически не одного крупного теракта  за все последние годы, и при этом никаких серьезных ущемлений прав и свобод в этой стране не замечено. Я думаю, что нам не нужно изобретать велосипед.

Как вы считаете, по мере подавления сепаратизма на Северном Кавказе угроза терроризма будет возрастать? Есть такое мнение, что когда будут уничтожены основные очаги сопротивления, боевики будут выдавлены из Чечни на сопредельные территории.

Я думаю, что это неверное утверждение. Здесь нужен комплекс всех мер, системный подход к ликвидации проблемы терроризма на территории Чечни, всего Северного Кавказа и, может быть, России. Здесь главное нужно понять, что борьба будет очень долгой. Совсем исключить террористические акты нам, я думаю, в ближайшие годы не удастся, и к этому надо быть готовым.

Как ни печально это признать некоторым нашим либералам и демократам, граждане должны не стесняться  информировать спецслужбы о любых подозрениях, связанных с террористами. Другое дело, что спецслужбам надо завоевать это доверие. А эта задача будет под силу только новым эффективным структурам, и терять время мы просто не имеем права. Потому что восстановить доверие к тем службам, которые существуют сегодня, крайне сложно.

Существует мнение, что кавказо- и исламофобия раньше были следствием терроризма, а теперь стали одной из его причин. Каково ваше мнение?

Я не согласен с этим, потому что, к сожалению, кавказофобия существует в России, и она не вчера появилась, и существовала даже тогда когда не было этих террористических актов. Другое дело, что с возникновением этого явления эта ксенофобия приобретает больные формы. Это очень опасно и я думаю, что нужно бороться с любыми такими фобиями. Любая этническая фобия должна получать жесткий отпор.

Оригинал этого материала опубликован на сайте «Реконструкция Чечни».

По теме
03.12.2019
Хочется думать, что результаты Нижегородской области по нацпроектам в конце года будут значительно выше, чем 1 июля.
03.12.2019
Никитину стоит принять управленческие решения в связи с двукратным увеличением строительства ледовой арены.
02.12.2019
Главы муниципалитетов – специально назначенные мальчики для битья, в том числе за неисполнение нацпроектов.
02.12.2019
Внутрипартийные назначения Никитина не связаны с успешностью реализации нацпроектов в регионе.
Подборка