16+
Аналитика
10.07.2020
Работа с рейтингами в Нижегородской области поставлена на эффективную основу.
08.07.2020
Мэрия Нижнего Новгорода демонстрирует отсутствие эффективной системы управления.
07.07.2020
Нижегородцам не пришлось рисковать здоровьем, чтобы выразить свое мнение относительно поправок к Конституции.
07.07.2020
Дистанционный формат пришелся по душе нижегородцам, а подготовка голосования в регионе была эффективной.
06.07.2020
Уровень явки и поддержки изменений Конституции в Нижегородской области связан с работой губернатора.
06.07.2020
Электронное голосование в Нижегородской области прошло на очень высоком уровне.
06.07.2020
Голосование показало, что не только молодежь в Нижегородской области знакома с азами компьютерной грамотности.
03.07.2020
Результаты голосования в регионе по поправкам к Конституции укрепляют позиции губернатора.
03.07.2020
Голосование по поправкам к Конституции превратилось во всероссийский референдум доверия Путину.
02.07.2020
На повышение явки повлияло и дистанционное голосование, и отношение нижегородцев к губернатору.
02.07.2020
Полученные результаты убедительно подтверждают легитимность изменения Конституции РФ.
02.07.2020
Ожидания, что будет много заявлений о подтасовках, не оправдались.
30 Января 2013 года
172 просмотра

Список ценностей Бориса Духана

Более
эффективные, более агрессивные, более аморальные

Бориса
Самуиловича Духана я знаю давно, с начала 1990-х годов. Правда, знаю
достаточно односторонне, поскольку Борис Самуилович был еще и очень
интересным преподавателем истории, новатором. Но с этой стороны мне
его узнать не довелось. Я не был на его занятиях, но мне
рассказывали, что он был очень интересный, оригинальный учитель
истории, который пользовался любовью учеников.

Собственно
говоря, он и в политику пришел на этой волне — популярность свою он
приобрел как учитель.

Мне
Борис Самуилович известен прежде всего как чиновник — сначала
городского, потом областного уровня.

Думаю,
что его «расцвет» пришелся на время, когда сначала во
главе города Нижнего Новгорода, а потом и во главе Нижегородской
области находился Иван Петрович Скляров. Тот уважал и ценил Бориса
Самуиловича, следовал его советам — не всем, наверное, но многим из
них.

Духан
проводил кампании по выборам депутатов городской думы. Мне даже
довелось встречаться с людьми, которые были убеждены, что достаточно
попасть в пресловутый «список Духана» — и можно не
волноваться, ты все равно пройдешь. Такое было время.

Борис
Духан участвовал в двух избирательных кампаниях Ивана Склярова, когда
тот избирался губернатором в 1997 году — и стал губернатором, и в
2001 году — и губернатором не стал.

Уже
тогда мне было известно, что Бориса Самуиловича преследуют болезни.
Он периодически ложился в больницу. Правда, его, скажем так,
недоброжелатели, даже аналитики полагали, что это не более чем хитрый
прием с его стороны, что так Духан отвлекается от выполнения своих
обязанностей, от избирательных кампаний по выборам депутатов гордумы
или областного Заксобрания.

Основаниями
для таких высказываний служило то, что как-то так получалось, что в
больницы Борис Духан ложился именно в тот период, когда проходили
выборы, чем и давал повод для таких заявлений.

Но
мне было известно, что действительно со здоровьем у Бориса
Самуиловича были проблемы. И этим я отчасти и объясняю то, что Борис
Духан стал не востребован в нижегородской политике после ухода
Склярова с поста губернатора Нижегородской области.

С
другой стороны, Геннадию Максимовичу Ходыреву Духан был не нужен,
потому что работал против него, выступая за Склярова. А когда пришел
Валерий Павлинович Шанцев, Борис Духан просто был уже не у дел, о нем
постепенно забыли. Пришли другие люди — более молодые, более
настырные. Сам Борис Самуилович, по всей видимости, о себе не
напоминал или напоминал, но неудачно.

И
в общем-то, время его кончилось. В том смысле, что он больше подходил
для тех политических времен и тех кампаний, когда, конечно, было и
манипулирование общественным мнением, и определенные приписки на
выборах, и подкуп избирателей.

Но
по сравнению с тем, что началось потом, как это делалось
профессионалами, — это было невинные детские шалости, игра
школьников. А как именно они это делают, мы все с вами видели на
последних выборах — в том числе и федеральных в 2011-2012 годах.

Борис
Самуилович поступал как историк — как человек, который все-таки
привык выступать перед избирателями, доказывать что-то, проводить
какие-то акции, воздействующие на избирателей, а не тупо
организовывать подвоз множества людей к избирательным участкам.
Несмотря на его корпулентную фигуру, Борис Самуилович был слишком
тонок, чтобы к нему обращались в новые времена для работы по новым
методикам. В моде были уже совершенно другие — более эффективные,
более агрессивные и еще более аморальные методы ведения избирательных
кампаний, чем те, к которым привык Духан.

Ну
и здоровье его, как я уже сказал, ухудшалось. И просто-напросто в
силу сочетания этих двух условий — невостребованности и нездоровья —
Борис Самуилович Духан пропал из поля зрения всех политических
аналитиков.

«Где
победа — там Духан»

Если
брать политика 1990-х годов — публичного ли, закулисного — и политика
нынешнего, они очень сильно отличаются используемыми подходами и
методами.

Потому
что Борис Самуилович все-таки был связан с демократическим движением
конца 1980-х — начала 1990-х годов.

Я
не скажу, что он был последовательным демократом, либералом — нет.
Его позиция менялась в зависимости от того, как менялась позиция
партии власти. И в этом отношении он вел себя, скорее, как чиновник,
чем как человек, который во всем следует своим идеологическим
взглядам и никогда от них не отступает.

Однако
в Борисе Самуиловиче было определенное нравственное начало, которое
не позволяло ему прибегать к таким методам, к которым прибегают
теперь.

Например,
насылать на опального кандидата все возможные виды проверок. Или,
скажем, под определенным, часто — нелепым предлогом сажать его в
начале избирательной кампании под арест — за то, что он, например,
перешел улицу в неположенном месте, пусть даже на зеленый свет.

Борис
Духан не использовал таких форм борьбы с оппонентами, которые
используются людьми, пришедшими к власти сегодня.

При
этом я конкретно не имею в виду, естественно, Валерия Шанцева — у
него нет необходимости прибегать к таким методам. Но если мы
вспомним, какие методы используются в ряде российских регионов, где
неугодных кандидатов стреляют, сажают, подбрасывают им наркотики,
изводят проверками настолько, что они просто уезжают за границу,
бегут вместе со своими капиталами, — то, конечно, Духан к таким
методам не прибегал.

Были
у него, конечно, такие способы ведения избирательных кампаний,
которые можно было бы назвать очернительством оппонентов. Он
использовал методы «серого», а порой и «черного»
пиара. Он иногда легкомысленно полагался на силу режиссерских
приемов, которые позволяют «разруливать» ситуацию через
обращение к определенным структурам.

Я
лично помню, что он говорил в узком кругу накануне памятных для
нижегородцев выборов в марте 1998 года. Он тогда сказал: «Да,
кампания Владимира Горина ведется плохо. Кампания Андрея Климентьева
ведется хорошо. Но я знаю наш народ. Наш народ никогда за Климентьева
не проголосует!»

И
тут чувство историка ему изменило: избрали-то как раз Климентьева.
Хотя мы знаем, чем все это закончилось.

У
Бориса Самуловича были и победы, и провалы. Я, помнится, как-то
сказал такую фразу, которая даже где-то задела его: «Ошибочно
полагают: где Духан — там победа. По-моему мнению, дело обстоит
наоборот: где победа — там Духан».

Все
это было. Поэтому к Духану нужно относиться как к личности достаточно
многозначной. Он не поддается изображению с использованием одного
цвета — черного или белого. В нем было много полутонов, в нем была
ирония, в нем был ум.

Это
был человек интересный — просто как собеседник. Даже когда мы с
ним находились, что называется, по разные стороны баррикад, мы
находили общий язык, у нас были общие темы для разговоров, мы
беседовали. Я уж не знаю, было ли ему интересно со мной, но мне с ним
было интересно.

Поэтому,
хотя мы были порой по разные стороны, вели совершенно разных
кандидатов, у меня к нему осталась некая симпатия. И когда я узнал о
его смерти, переживал по этому поводу.

У
опасной черты

Говоря
о том, что политика может когда-либо вновь стать более
джентльменской, не нужно впадать в иллюзию, в которую впадал порой
Борис Самуилович. Верить в то, что в политике «пипл все
схавает».

Люди
в конце концов сами разбираются, кто им друзья, а кто им враги, какие
средства ведения избирательных кампаний являются честными, а какие
бесчестными. И по-моему, в декабре 2011 года власть получила очень
серьезный сигнал и узнала, что думает народ о ее методах на минувших
выборах.

Борис
Самуилович тоже сталкивался с поражениями власти. Я уже упоминал
выборы мэра Нижнего Новгорода, которые партией власти были проиграны.
Были и выборы губернатора Нижегородской области в 2001 году, которые
также были проиграны партией власти.

И
это была неожиданность для Духана. Потому что он полагал, что в
сущности народ всегда можно переубедить, переиграв его, перехитрив,
задобрив, подкупив и так далее.

Практика
показывает, что так было далеко не всегда. И так будет далеко не
всегда — я уверен в этом.

Понятно,
что чем более примитивные, чем более бесчестные способы использует
власть для обеспечения любой ценой своей победы, тем сильнее ей это и
аукнется.

Борис
Духан был против таких крайностей. Он использовал, я еще раз говорю,
методы и «серого» и «черного» пиара. Не нужно
думать, что он был джентльменом — он джентльменом не был в ходе той
или иной политической кампании. Он исходил из того, что политика —
это всегда игра сил, в которой побеждает сильнейший. То есть в
политике моральные средства не всегда применимы — это была его
позиция, которая выражалась на практике.

Но
при этом он никогда не заступал за некую черту, которой просто не
существует для тех, кто ведет избирательные кампании сегодня.

Борис
Духан был если не политологом, то политическим технологом, который
исходил из интересов избирателей. Пусть он понимал их весьма
специфически — так, как их понимает власть, — но, тем не менее, он
думал об интересах избирателей.

Нынешние
же функционеры думают о том, как обеспечить победу вне зависимости от
того, каковы интересы избирателей. И даже вне зависимости от того,
придут ли люди на избирательные участки или нет. Им в конечно счете
безразлично, что это будет — выбор народа или выбор узкой группы лиц,
которые за этот народ проголосуют.

Для
Духана все-таки было важно, чтобы власть имела не официальную, не
воображаемую, а реальную поддержку народа. И этой поддержки он и
добивался.

Для
нынешней же власти, мне кажется, превыше всего — рейтинг. И не важно,
как этот рейтинг насчитывается. В современной ситуации власти
совершенно не важно, чем и как обеспечивается победа всем известной
партии и всем известных кандидатов на выборах.

По теме
02.07.2020
80 процентов нижегородцев поддержали внесение поправок в Конституцию РФ.
29.06.2020
В нижегородской мэрии ни у кого не болит сердце за памятники культуры.
27.06.2020
Будет ли Россия независимой от влияния любых внешних сил, зависит от нас с вами.
27.06.2020
Мы имеем возможность проголосовать в течение недели, и это совершенно правильно.
Подборка